Previous Entry Share Next Entry
Забытая гуманитарная катастрофа в Колпашевском ИТУ 1932 года
corporatelie

С одним из фактически полностью забытых эпизодов, связанных с пенитенциарной системой гражданского ведомства, я бы хотел познакомить сегодня читателей.

Весной 1932г. в поселок Колпашево прибыли в командировку с проверкой местного ИТУ два чиновника наркомата юстиции- заместитель  председателя краевого суда  Остренко и заместитель Краевого управления исправительного трудовых учреждений  Емец ( в 1933 г. будет осужден). Свои впечатления от увиденного они изложили в подробнейшей докладной записке на имя начальника Краевого управления ИТУ И.С. Корзилова(будет осужден, но оправдан) и тов. Бронецкого. Докладная была переслана председателю Крайисполкома ВКП(б) тов. Ф.П.Грядинскому.

В 1932—1944 годах поселок Колпашево был административным центром Нарымского округа, сам поселок(теперь город) расположен на правом берегу Оби, в 270 км к северо-западу от Томска.

Поскольку завтра исполняется 82 года с момента отправления докладной записки  о ревизии ИТУ, я решил опубликовать сканы оригинала этой записки, никогда еще полностью не публиковавшейся ни на бумаге, ни в сети.


Р-47, оп.5, д.30, 030.jpg

Р-47, оп.5, д.30, 030об.jpg


Р-47, оп.5, д.30, 031.jpg
Р-47, оп.5, д.30, 031об.jpg
Р-47, оп.5, д.30, 032.jpg



На бланке Наркомюста РСФСР. Орфография сохранена.

Тов. Бронецкому и Корзилову.
с.Колпашево. 15 мая 1932 г.

В Томске не задержались, удачно пересадившись с парохода на пароход.
В Колпашево прибыли к концу дня 9-го мая, решив начать работу с центрального места Нарымского края. Последующий наш маршрут намечен следующий: из Колпашево в Каргасок, из него в Александровск, потом обратно в Колпашево, заезд в Чаинский район, и, наконец, через Томск в Новосибирск.
Считаем необходимо кратко описать то, что мы встретили в Колпашево. Первое впечатление вынесенное нами от бесед с руководящими товарищами в района, а также из разговоров с работниками суда и ИТУ было таковым: что если дело обстоит если не совсем благополучно, то во всяком случае терпимо, но первые же наши шаги по практической проверки  привели и показали нам картины по своему возмутительному безобразию превосходящими всякое нормальное воображение.

Во-первых, оказалось, что никакого учета рецидива нет, никто не знает сколько и где находятся люди, сколько живых, сколько умерло, убежало ничего неизвестно.
Это положение заставило немедленно взяться за проверку людей, так как без знания наличия людей конечно нельзя было и думать о каких-либо мероприятиях, т.е. Емец, Остренко и нарсудья Сидоров/прокурора в районе нет, а следователь вступил только 3 дня/ решили осмотреть барак- помещение с позволения сказать, называемое ИТУ. Вот здесь то и увидели картину по меньшей мере напоминающую китайскую тюрьму, пожалуй даже хуже этого. Обнаружили 140 человек судебно-ссыльных из них 36 женщин.
Все помещены вместе на одних двухэтажных нарах. Мы не имеем пока данных медицинского осмотра, но во всяком случае подавляющее большинство из них носят явные признаки сифилиса и других болезней, крайнего истощения, голые едва прикрытые сгнившей рванью.

Все питание рабочих, больных и проч. состоит  из 300 грамм полусырого хлеба и сыровой воды, набираемой из близлежащего болота, куда стекают нечистоты самого барака и близ лежащей больницы. Свет в бараке на ночь не зажигается.  Можете представить себе, что делается ночью в этом бараке, наполненным мужчинами и женщинами, подростками буквально мальчуганами и девушками, неисправимыми рецидивистами ворами и попавшими за сравнительные пустяки, лишенцами кулаками, середняками и т.п.
Мы пришли к глубокому убеждению в том, что если бы это положение продолжалось еще более или менее продолжительное время, гибель физическая этих людей была бы неминуема.

Между тем, эти адские условия, как нарочно созданные для физического истребления этих людей, далеко еще несравнимы с той кошмарной действительностью, которую каким-то образом часть этих людей перенесла и которая унесла в могилу по приблизительному подсчету более ста человек в продолжении небольшого времени.

Местный Леспромхоз заключил договор с ИТУ на рабочую силу для лесозаготовок. Последним в распоряжение Леспромхоза были даны 300 человек судебно-ссыльных и направлены в тайгу на плотбище. В декабре месяце Леспромхоз решил, что часть людей не работоспособны/ больные и не снабженные Леспромхозом одеждой/.

Несмотря на категорические телеграммы тт. Решикова и Корзилова, договор расторгнул и прекратил полностью отпуск питания. Нарымские декабрьские морозы для голых людей, а также голод / 9 дней совершенно без пищи, даже не давалось хлеба/, оказали последнюю услугу этим людям, избавив их от дальнейших нечеловеческих страданий.

Нами пока установлена смертность 100 человек, преданных земле, а также и то, что возвратилось 30 человек, где остальные 170 неизвестно. Можно предполагать, что и эти погибли в тайге.

Кто же эти люди и заслужили ли они такого не человечески-зверского отношения приведшего их к гибели.
       
Подавляющее количество судебно-ссыльных это молодежь, примерно в возрасте от 15 до 25 лет, при чем эти люди в большинстве, если не сказать все, не классовые враги,  не чуждый элемент, а многие из них настоящие пролетарии ленинградских московских заводов, многие из них с большим производственным стажем квалифицированные рабочие, крестьяне бедняки и середняки, колхозники, дети рабочих, служащих и колхозников.
Если судить по количеству судимостей/ есть случаи одной судимости и не единичные/, а также по самим преступлениям, то во всяком случае подавляющее большинство из них вполне исправимы и ни в коем случае не заслуживают гибельных условий, в которые они поставлены.
               Нужно удивляться как эти люди доведенные до крайнего отчаяния не наделали больших политически важных по своим последствиям бед и хлопот простому партийному и советскому руководству. Представьте себе положение- бежавших из ссылки местное население руководимое представителями власти / дело Литосова/  разстреливает, топит в реках, заживо закапывает в могилу целыми пачками,  а находящиеся в бараках и на работах буквально гниет от болезней, гибнет от холодна и голода, развращается режимом содержания и т.п.

Где же причины этих безобразий и кто виновник.

Мы уже выше писали о причинах гибели на плотбищах массы людей, происшедшей по вине Леспромхоза, в остальном же пожалуй в главном ответит описание состояния и порядки в местном ИТУ.

Нужно сказать, что каких-либо причин, более или менее основательных, не позволяющих устранить полностью недостатки, нет. В распоряжении ИТУ есть деньги, есть материалы, есть способная работать сила, нет только желания у работников ИТУ о чем либо думать и тем более работать и ответственно относиться к своим обязанностям. Аппарат забит всякой дрянью-лишенцами и белогвардейцами, заботящимися лишь о получении зарплаты и личной наживой. Дошло дело до того, что эти милые «сотрудники» вошли в договорные отношения с ИТУ и последнее по договорам дали им в эксплатацию женщин из судебной ссылки, живущими с ними в качестве работниц и исполняющие обязанности жен. Средства ИТУ были в безконтрольном ведении лишенца белогвардейца бухгалтера Павловского и что он с этими средствами делал известно пока ему самому и видимо будет известно прокурору и суду. Вместе с этим бухгалтерия оказалась совершенно запущенной, с января месяца совершенно ничего не делалось, полнейший хаос в канцелярии и хозяйстве. На днях будет произведена полная ревизия, есть данные о крупных злоупотреблениях, растратах и т.п. Несомненно, дело кончится судом почти над всеми работниками ИТУ, в том числе и начальником не мало приложившим свою руку ко всем этим вопиющим безобразиям, который из рядов партии уже исключен.

Что сделано на следующий день.
1.Наполовину закончено выяснение положения с людьми, опрошены все находящиеся на лицо люди, оформлены дела на умерших /100 дел/ и переданы на регистрацию в с/cовет.
2. Устранено помещение/отдельное/ для женщин и последние после медосмотра и бани водворены в таковое. Договорились о медосмотре и бане для всех заключенных. Приступлено к переустройству всего барака.
3. Приступлено к постройке бани и кипятильника для воды.
4.Кое кому из совершенно голых выданы рубахи.
5. Приобретена дезокамера, случайно попавшаяся, но о наличии коей знал не захотевший истратить 75 руб.
6.Приступает к работе упоминаемая выше бригада по ревизии ИТУ.
7.Проинформированы пока в рабочем порядке райком парт.РКК, оказалось, что все это им было все хорошо известно значительно ранее  чем нам, но мер никаких не принималось.
8.В наблюдательную комиссию около 50 дел на предмет освобождения досрочно, по болезни и т.п.
9.Увеличена несколько норма хлеба, пока остающегося единственным продуктом питания.
10. По выявлению количества людей и приведении в надлежащий вид канцелярии будет приступлено к изысканию объектов работ на ссыльных. На сегодняшний день работает на лесозаготовках и пихтовом заводе примерно около 300 чел., для остальных пока работ. Имеющейся в Колпашево кирпичный завод сейчас не работает в силу отсутствия сбыта. Об изыскании работ до сих пор никто не беспокоился.
Пускать в этом заводе кирзавод нет никакой возможности, т.к. кирпич девать некуда, даже тот который имеется готовым в количестве 85 тыс., сбыть представляется возможным.
11. Перенесение центра из Колпашево в Каргасок нецелесообразно, так как по имеющимся сведениям Александровский район отходит к Уральской области.
12. Видимо до сих пор не решен вопрос о том какие районы входят в Колпашевский ИТР. Так, например, Томск сообщает, что по распоряжению Начальника КУИТУ в Колпашевской отд. ИТР входят Александрово, Каргасок, Чаинск и Кривошеино, телеграмма же т.Корзилова говорит о вхождении в Колпашевский ИТР только Каргасок и Александрово. Срочно сообщайте точные указания.
13. Договоритесь с  местным райздравом о выделении для обслуживания колонии врача или хорошего фельдшера, за наши средства по содержанию и медикаменты.

<Опускаю часть ревизии деятельности народного суда, см. сам документ>

Пока все, не ругайтесь за длину письма и известную нелогичность изложения, пишем спешно перед самым отправлением парохода.
Дорогие товарищи. Как видите положение не завидное с делами на месте, работы уйма, а поэтому было бы неправильно нас торопить с окончанием нашей командировки. Не доделать или сделать кое-как было бы большей и непростительной ошибкой. Кроме того не урегулированность пароходной о передвижения может заставить нас иногда терять много времени. Если бы мы в Томске не успели сесть на почти сейчас же, отправляющейся переполненный пароход мы бы в Колпашево попали минимум на 5 дней позже.
         Было бы хорошо если бы вы на наше письмо ответили нам в Колпашево, так как мы намерены на обратном пути еще раз остановиться в Колпашево.

П.П. Зам. Председателя Крайсуда- Остренко.
        Зам. Начальника КУИТУ – Емец.


Источник: Государственный архив Новосибирской области(ГАНО).    Ф.Р-47. Оп.5. Д.162. ЛЛ.30-32.


Под катом краткая справка о системе ГУИТУ НКЮ 1930-1934 гг.

О гуманитарных катастрофах в пенитенциарной системе Советского Союза первой половины 1930-х опубликовано довольно много научных работ. Нарымский край известен, прежде всего, по одиозной Назинской трагедии, где в 1933г. массовая гибель трудпоселенцев, высаженных на острове Назино, нашла отражение в  записке Величко. (см. http://corporatelie.livejournal.com/62454.html)
Достаточно подробно изучена ситуация в лагерях ОГПУ в период 1930-1934гг, по крайней мере опубликована сводная статистика смертности для этого пятилетия.
Благодаря самоотверженной работе сибирских историков, есть работы и о санитарном состоянии спецпоселений, хотя точных сводных цифр смертности для 1930-1931 гг. не существует.
Однако, в историографии советских мест лишения свободы есть фундаментальный и системный пробел, касающейся периода 1930-1934гг, когда пенитенциарная система советского Союза имела децентрализованную структуру.Я несколько раз схематично затрагивал этот источник недоучета в своих заметках, а теперь в качестве одной из целей диссертации пытаюсь изучать этот сегмент как можно более пристально. Пробел этот касается так называемой системы Главного управления исправительно-трудовых учреждений наркоматов юстиции республик СССР.
Итак, очень кратко и без лишних нюансов, чтобы читатель понимал о чем идет речь.

Традиционно, когда обыватель слышит что-то о советской системе исполнения наказания, то перед глазами встает ставшая нарицательной аббревиатура ГУЛАГ. Действительно, с 1934 г. после глобальной реформы данный главк объединил в себе вообще все карательные и исправительные функции, сосредоточив под своим началом все существующие в Союзе места лишения свободы: лагеря, колонии, тюрьмы, домзаки, исправдома, спецпоселения и т.д.
Однако в пятилетие 1930-1934 гг. лагерная система в подчинении политической полиции еще только зарождалась и, в целом, являлась далеко не самой масштабной. А вот здесь и начинается самое интересное. Дело в том, что параллельно лагерям ОГПУ, о которых ни слова, кстати, не было сказано в Исправительно-трудовом кодексе РСФСР, в эти пять лет существовал другой, куда более масштабный архипелаг.
Я говорю о пенитенциарной системе гражданского ведомства, находившей в юрисдикции Главных управлений исправительно-трудовых учреждений(сокращенно ГУИТУ) наркомюстов соответственных республик, созданных в 1930 г. вместе с ГУЛАГом. Основной функцией ГУИТУ по мысли реформаторов из наркомюстов была изоляция заключенных, признанных малоопасными для советского общества и осужденными на короткие сроки, менее 3 лет. В лагеря ОГПУ, в то время составляющие единственную часть ГУЛАГа(в 1931г. к лагерям добавились спецпоселения) направлялись заключенные, осужденные на длительные сроки.
Эти две системы имели отдельную, не пересекающуюся отчетность о движении заключенных, раздельное финансирование, кадровое обеспечение и подчинение.

Давайте для наглядности посмотрим на структуру советских мест лишения свободы периода 1930-1934 гг. по степени изученности движения заключенных и статистики смертности

Юрисдикция ОГПУ:
Исправительно-трудовые лагеря(ИТЛ): сводная статистика смертности известна и опубликована с 1930 г.)
C 1931 года ГУЛАГу  были переподчинены спецпоселения(сводная статистика смертности известна и опубликована с 1932 г. Статистика смертности 1930-1931 известна очень фрагментарно.)

Юрисдикция Главных управлений исправительно-трудовых учреждений народных комиссариатов юстиции соответственных Республик ССР(ГУИТУ)- мы говорим исключительно о периоде 1930-1934 гг.

В соответствии со ст. 46 ИТК 1924 года в данную систему были включены:
- учреждения для применения мер социальной защиты исправительного характера:
1) дома заключения(статистика смертности неизвестна);
2) исправительно-трудовые дома(статистика смертности неизвестна);
3) трудовые колонии - сельскохозяйственные, ремесленные и фабричные(статистика смертности неизвестна);
4) изоляторы специального назначения(частично известна);
5) переходные исправительно-трудовые дома(статистика смертности неизвестна).
- учреждения для применения мер социальной защиты медико-педагогического характера:
1) трудовые дома для несовершеннолетних правонарушителей(статистика смертности неизвестна);
2) трудовые дома для правонарушителей из рабоче-крестьянской молодежи(статистика смертности неизвестна).
o учреждения для применения мер социальной защиты медицинского характера:(статистика смертности неизвестна)
1) колонии для психически неуравновешенных, туберкулезных и других больных заключенных;(статистика смертности неизвестна)
2) институты психиатрической экспертизы, больницы и т. п. Помимо этих мест заключения, для военнослужащих могли учреждаться штрафные части.(статистика смертности неизвестна)

ИТК РСФСР редакции 1924 года действовал менее девяти лет. Уже 1 августа 1933 года постановлением ВЦИК и СНК РСФСР был утвержден новый Исправительно-трудовой кодекс. Этот документ провозгласил в качестве основного типа мест лишения свободы трудовые колонии различных видов, куда помещались осужденные "применительно к их трудовым навыкам, в зависимости от их классовой опасности, социального положения, возраста и успешности исправления". Были ликвидированы изоляторы специального назначения, реорганизованы дома заключения и переходные дома, система мест лишения свободы упростилась. Согласно ст. 28 ИТК 1933 года она выглядела следующим образом:
- изоляторы для подследственных(статистика смертности неизвестна);
- пересыльные пункты(статистика смертности неизвестна);
- исправительные колонии: фабрично-заводские, сельскохозяйственные, массовых работ и штрафные(статистика смертности неизвестна);
- учреждения для применения к лишенным свободы мер медицинского характера (институты психиатрической экспертизы, колонии для туберкулезных и других больных)(статистика смертности неизвестна);
- учреждения для несовершеннолетних, лишенных свободы (школы ФЗУ индустриального и сельскохозяйственного типа)(статистика смертности неизвестна).

Вот почему мне нравятся шведские тюремные деятели? Потому что я могу легко обратиться к отчету за 1848 год и посмотреть сколько заключенных было в тюрьмах Швеции, сколько умерло, сколько освобождено и т.д. Но у нас сотни тысяч человек, прошедшие через системы ГУИТУ, вообще выпали из общественного сознания и даже внимания исторической науки. Нет никаких справочников минюста, где интересующийся может посмотреть точную цифру содержащихся заключенных и спецпоселенцев на 1 января 1933 года, например. Вот нет и все. О них неизвестно на 2014 год буквально почти ничего.
Неизвестно ни общее количество прошедших через эту систему заключенных, ни количество погибших.
Мне могут возразить: а насколько вообще значительна была в общем массиве заключенных доля узников ГУИТУ? Может быть, все-таки основная масса содержалась в лагерях ОГПУ, а погибших в системе гражданского ведомства было относительно немного и они составляют статистическую погрешность, которой можно пренебречь?
Увы, это совсем не так. Напротив, заключенных в системе ГУИТУ, по моим предварительным оценкам, было значительно больше, чем в лагерях ОГПУ в период 1930-1934гг.
Исходя из тех источников(с одним из которых мы познакомимся ниже), которые мне удалось обработать, у меня пока складывается стойкое впечатление, что санитарная ситуация в данном сегменте была еще хуже, чем в лагерях. Прежде всего потому, что система наркомюстов снабжалась по остаточному принципу и не получала таких мощных капитальных вложений, как «приоритетные» лагеря ОГПУ, обслуживающие гигантские стройки.


О судьбах одного из авторов письма(А.Е.Емец), а также одного из адресатов(И.С. Корзилов) приводит интересные данные  А.Г.Тепляков в своей фундаментальной монографии "Машина террора". Из отрывков в том числе можно почерпнуть сведения о том с какой вероятностью и как наказывались работники уголовно-исполнительной системы за массовую гибель людей:

В начале 30-х годов тиф и голод буквально бушевали в местах заключения. За 1932 г. только в тюрьмах и колониях края от голода и болезней погибли 2.519 чел. Особенно высокая смертность наблюдалась в Томске, где в январе-мае 1932 г. умерло 930 арестантов (для сравнения: за январь-апрель 1932 г. во всех ИТУ края умерло 992 чел. из 84.019 прошедших, или 1,18 %). Главными причинами заболеваемости и смертности являлись истощение, болезни желудочно-кишечного тракта, тифы и туберкулёз лёгких. Реальной борьбы с болезнями не было: так, начальник новосибирской ИТК при исправтруддоме П. И. Редьке в апреле 1932 г. получил партвыговор за антисанитарное состояние колонии и отсутствие санобработки заключённых во время эпидемии брюшного тифа. Только священников в новосибирской тюрьме в начале 30-х годов умерло несколько человек; показательно, что их трупы в тот период выдавали для церковного погребения.

Летом-осенью 1932 г. с прекращением эпидемии сыпного тифа и появлением в рационе овощей смертность снизилась. Но голодный 1933 г. вновь сопровождался эпидемией тифа в местах заключения и колоссальной смертностью, когда в Сиблаге умерло 15,9% состава (7,7 тыс. чел.), в Бамлаге — 12,5% (4,8 тыс. чел.), в Вишерлаге — рекордные 34,4% (5,9 тыс.) — при 15,2% умерших для всего ГУЛАГа. В октябре 1933 г. состояние домзаков проверяла комиссия ЗСКИК, отметившая, что начальник КУИТУ П. А. Трофимов перевёл заключённых новосибирского домзака в новое здание, где не было отопления, водоснабжения, канализации, остекления, ограждения и охраны. На 500 мест там содержалось 1.974 чел. Начальник этого домзака С. А. Карлаков тогда же был снят и отдан под суд за организацию охраны силами заключённых, пропуск внутрь посторонних, содержание вместе мужчин и женщин, игнорирование бытового и медицинского обслуживания, допущение пожара и т. д. Карлаков получил 3 года условно.

 Руководители КУИТУ ЗСК И. С. Корзилов и А. Е. Емец в 1933 г. были осуждены, но не за допущение массовой смертности заключённых. Корзилов в июле 1933 г. оказался исключён из партии за засорение аппарата классово-чуждым элементом, результатом чего стали убытки по КУИТУ в 780 тыс. руб., «искривление классовой линии в области трудовой и воспитательной политики заключённых», и отдан под суд, но в заседании ВТ СибВО был оправдан, поскольку все обвинения (кроме пьянства) не подтвердились, прибыль же по КУИТУ в 1932-1933 гг. составила 6 млн руб. Емец как перерожденец, сросшийся с классово-чуждым элементом», был отдан под трибунал вместе с Корзиловым за развал работы и искривление классовой линии.

Однако те тюремные начальники, кто был отдан под суд за высокую смертность, тоже отделались лёгкими наказаниями. Начальник Томского ИТУ Л. М. Буда в октябре 1933 г. ВТ СибВО был осуждён на 7 лет концлагеря за допущение массовых побегов заключённых, высокую их смертность и невыполнение производственных планов, но наказания не отбывал, так как вскоре приговор был смягчен и заменён на условный. Его преемник И. И. Тельминов в январе 1934 г. был осуждён за бесхозяйственность на 3 года ИТЛ, затем срок заключения был снижен до 1 года. Впоследствии Тельминова перевели на должность начальника Гурьевского ИТУ УНКВД по Казахской АССР."

  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account