corporatelie (corporatelie) wrote,
corporatelie
corporatelie

Category:

Интернет-травля А.И.Солженицына в 2000-е годы часть 3


после совершенно неожиданных открытий, а не досужих домыслов и ссылок на интернет-газеты, мне довелось узнать ряд фактов, которые привращают одну из сторон в этой травле -в чудовищно-аморальную... В истории обвинения Солженицына столько лжи, cтолько самодовольный фальши, всю низость которой начинаешь понимать, действительно изучив личности и факты биографии, как "обличителей", так и "обличаемого".
Но тут уже проглядывает моя личная субьективная позиция, а ее мне бы хотелось высказать и обсоновать в самом конце.

И я все-таки продолжу-
Теперь я бы хотел дать ссылки на самого Солженицына.

Он достаточно убедительно аргументирует(хотя большинство идейных противников ему, конечно, не верят...И что ж...Имеют право) и опровергает те самые "фигуры обвинения".

Но слов Солженицына многим недостаточно, многие просто его презирают, ненавидят и готовы подписаться под тем, что каждое его слово- ложь в попытке оправдать и возвеличить себя...


Так или иначе, вот ссылки на две работы самого Солженицына, они говорят сами за себя-

http://www.rusk.ru/st.php?idar=310414

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1999/2/solge.htm


Если вы сначала прочитаете тезисы "обвинения" а потом данные статьи, станет ясна позиция сторон.

Солженицын утверждал что кампания по дискредетации его развернута КГБ. Что Томащ Ржезач и Арнау- агенты. Что донос о восстании-некачественная подделка 5-отделения КГБ. Что все выкладки о его фронтовой, лагерной жизни опровергаются легко...
Вот интервью с сержантом Виталием Соломиным, тем самым которого Ржезич обьявил спасителем батареи-“Капитан Солженицын бросает людей, дорогостоящую технику и спасается бегством. Им овладевают чувства паники и животного страха. Он не должен погибнуть! Он — нет... Солженицын бежит в безопасное место. Это — риск быть расстрелянным. Но ему везёт. Есть верный сержант Илья Соломин. Он выведет из окружения технику и людей, и Солженицыну всё сойдёт с рук ”.
http://hronograf.narod.ru/08/solgen.htm

Интересное чтение...Еще один кусочек мозайки..."Но он опять же ничего не доказывает, ибо личные сообщения заинтересованных лиц!",- скажут наиболее критически мыслящие единицы(Например, господин Realizator:)) И вообщм-то будет прав, если рассматривать только слова Соломина и личную реакцию Солженицына . В этом то и беда защитников имени Солженицына...Обвинители всегда ссылались на копии неких документов доноса( "криминалистом" Франком Арнау просмотренные), на некие тетради(которые никто никогда видел)...А защитники почти всегда- на самого Солженицина- что вызывало бурю восторга в лагере обличителей ...

Но может, cпросите вы, Cолженицын в этих двух работах врал?

Я попытался отнестись к тезисам и той и другой стороны критически,- И я как-то невооруженным глазом, учитывая тогдашние "реалии" советского строя и то как тогда относились к свободе слова заметил кучу "странностей" в обвинениях предьявленных Солженицыну, мне была как-то противно их подозрительная щепетильная нечистоплотность и какая-то мелочная безнравственность, эта дурацкая история со шрамом и кучей несостыковок, с фронтом, c гестапо, с постановлением Верховного Суда, c наградами,- ведь нагло под лупой вскрывалась личная жизнь, пристрастия в еде, в музыке. Даже если и предположить что Солженицын не прав во всем... Зачем-то стали трогать родителей(хотя конечно- классовое общество)...У меня складывалось ощущение что человека просто хотят опорочить. По чьему-то четкому заказу. Тот же Ржезач был странно тенденциозен, об этом говорят даже названия глав, — «Тщеславие и педантичность студента Солженицына», «Семейные тайны шлифуют характер труса», «Добиться славы любой ценой», «Псевдомученик», «Примитивизм и ложь Солженицына: его поражение как писателя».
Ржезач утверждал Лубянка "справедлива, добра, даже чутка, следователи – "почтенные люди", – и "разве можно утаить пытку целых тысяч или полное исчезновение десятков тысяч людей? Нет, это невозможно". А иногда в лагере закюченным давали “даже черную икру” Как то мне стало не по себе...

Ну и присовокупите прочие образцы традиционной для социалнистической модели пропаганды жестокой, грубой "политкорректной" травли через СМИ c велеречивым аппелированием к единственно-правильному и единственно-верному. Все эти разгормные публикации в “Правде”… Меня это заставляло сомневаться. (Ой, жену на фронт привез, ой трусил, ой развратничал- такое ощущение что за Солженицыным подглядовали в глазок, а потом дико злорадствовали.) И все-таки на том этапе я не отрицал возможности того, что то в чем обвиняют Солженицына- правда , а не козни КГБ(Этим зачастую многое обьясняли) , пытаясь обьективно оценить аргументы и контраргументы.

Исходя из принципов, изложенных мною выше, попытался сопоставить информацию из разных источинков. Дальше больше.


Теперь относительно каждой фигуры обвинения Ве они имели связи с КГБ. Вольно или не вольно... И это не бред и не антисоветский фельетон.


Мой вывод, после тщательного анализа источиников, который я приведу ниже, таков- почти все что утверждает сторона обвинения- ЛОЖЬ или искаженные в угоду идеологической установке факты.

Бушин в своих книгах злобствует и ерничает, cам не ведая, что он не выглядит "кристально честным". Cовсем. Хотя, не спорю, свято верит в то что пишит. Но "литератора и биографа" Ржезача и "криминалиста" Арнау я оставлю на потом(как и восхищающегося ими "кристально честного" несправергателя авторитетов Бушина

1.Наталья Решетовская

Теперь я хотел бы привести отрывок одного из последнего интервью Натальи Решетовской, первой жены писателя.(Полный оригинал здесь-http://www.grazhdanin.com/grazhdanin.phtml?var=Vipuski/2004/1/statya25&number=?1)

Мне удалось сделать запись этой передачи. Несколькими фразами Медведев больно задел меня.

На следующее утро я написала письмо в "Нью-Йорк таймс", но решила не отсылать его почтой, а передать через АПН и позвонила в английскую редакцию. За ним приехали. Мой ответ "Таковы друзья Солженицына" появился на Западе. При встрече с работниками АПН в разговоре я упомянула, что пишу мемуары, что у меня много дневниковых записей. Они заинтересовались этим и попросили почитать законченные главы. Я, конечно, дала. А через несколько дней мне позвонили из издательства АПН и предложили заключить договор. К этому времени у меня уже было много сделано и одобрено Саней, ведь писать я стала за год до нашей драмы.

Я потеряла мужа, умерла мама, пережила попытку самоубийства и чудом не погибла. Нужна была какая-то новая жизненная цель. И она появилась: вспоминая, все пережить заново. Книгу я дописывала на одном дыхании и сдала ее вовремя.

Потом началось что-то странное. Куда подевались повышенное внимание и любезность редактора? Из тридцати листов приняли только четырнадцать. Выпадали главы, которые казались мне самыми важными. Например, глава "Окружение", в которой говорилось о героическом поведении Сани на фронте. Ведь и в нашей и в западной печати стали проскальзывать намеки на какие-то сомнительные поступки Солженицына во время войны... Все не только сокращали, но и совмещали. Не то чтобы извращали, но как-то переиначивали, явно отдавая предпочтение главам, где моя обида на него была обнаженнее, сильнее. Я спорила до хрипоты, дралась за каждую строчку. Мне говорили: "Вам нужно занять определенную платформу, иначе книга не выйдет в свет". Я отвечала: "Мне не нужно чужой платформы, у меня есть своя - правда".

В какой-то момент я даже твердо решила не издавать книгу в таком "урезанном" виде. Но на Западе все появлялись и появлялись статьи, искажающие истину. Писали, что я примазываюсь к чужой славе, к чужим деньгам, что я замуж за Солженицына вышла только тогда, когда он уже был в ореоле славы, всеобщего почтения. Врали и у нас. А Солженицын молчал.
Мне позвонили из издательства АПН: "Новая удача, новый прорыв! Вас хотят перевести на чешский язык. К вам приедет переводчик, примите его".

Их было двое. Я спросила, кто из них кто. Один представился: Томаш Ржезач, будущий переводчик, второй не назвал своего имени, а просто сказал, что будет писать предисловие и ему хочется кое-что уточнить по хронологии и фактам. Я поговорила с ним, не увидела в этом какого-то далекого расчета. Но они перехитрили меня.

В 1978 году мне принесли книгу Томаша Ржезача "Спираль измены Солженицына". Более мерзкой книги я не встречала никогда. Саня представал там жалким трусом, развратником, изощренным предателем, мелким интриганом, поющим с чужого голоса. Господи, до чего автор только там не договорился!

Даже до того, что Саня специально занял антисталинскую позицию, чтобы удрать с фронта и спастись от смерти в тюрьме. Что в Рязани только и делал, что развратничал. А писал-то, писал-то он когда все эти груды томов? Он поденщиком был, рабом литературы! В гости сходить было некогда.

Я поняла, для чего им нужна была встреча со мной. Конечно же, не для установления истины, а для возможности ссылаться на меня. Мол, виделись, говорили. Без ссылок на разговоры со мной все выглядело бы недостоверно.

Написала правительству, директору издательства "Прогресс" с требованием изъять книгу из обращения. Искала встречи с редактором, в отличие от моей книги, ее имя стояло в выходных данных: Мария Правдина. Но такого редактора в издательстве никогда не было! Хотела подать в суд на автора. Мне сказали, что он не наш подданный и что это невозможно.

Потом я заметила, что моя книга (ее оценка) и книга "Спираль измены Солженицына" соединяются у кого-то в сознании в одну. И я начинаю представать перед всеми в образе разоблачителя писателя-самозванца".

А книги действительно совмещались, тем более что в "Спирали" Решетовская цитируется более чем в шестидесяти местах.

И это не совподение...Но об этом я узнал потом...


2.Кирилл Симонян
Впрочем, незадолго до смерти своей в 1977, попытался вырваться из неЈ Кирилл Симонян. Я рад, что меня достигло его предсмертное покаяние, записанное коллегой-врачом, Д.А. Черняховским: "Расценивайте это как исповедь человека, который скоро умрЈт и хотел бы, чтобы его покаяние в конце концов достигло друга, которого он предал". Со слов Кирилла Д.А.Ч. писал: "С детства у К.С. стали проявляться некоторые психобиологические особенности, связанные с половым выбором. Уже будучи врачом, он пережил в связи с этим неприятности, угрожавшие его карьере. Когда к К.С. пришли "вежливые люди", он в первый момент испытал леденящий ужас, но потом с облегчением понял, что, хотя они могут мгновенно сломать жизнь, превратив из доктора наук "в никому не нужное дерьмо", их цель иная: "опять Солженицын". Они были осведомлены, говорили какие-то правдоподобные вещи. Неожиданно для себя К.С. почувствовал какой-то подъЈм и благодарность, – "да, благодарность за подаренную жизнь врача". Написал "какую-то пакость для распространения за рубежом". Писал в странном подъЈме, "в дурмане"… Рассказал, как в больницу приезжал Ржезач – "мразь, кагебешник, говно. Играл с ним в постыдные игры", – именно так выразился К.С. Потом "дурман рассеялся, спохватился и хоть в петлю"5.

Само собой работало КГБ и над изготовлением фальшивых документов, якобы моим почерком (у их графологического отдела на столе лежало всЈ множество моих писем к Решетовской).

Сперва – это была издуманная моя "переписка" с издателем эмигрантского белогвардейского журнала "Часовой" В.В. Ореховым в Брюсселе: от моего имени звали его приехать на "встречу" со мной в Прагу – тут захватить и состряпать попытку "белогвардейских контактов" (это всплыло лишь после моей высылки и разоблачено в журнале "Time", 27 мая 1974, приведены там образцы и почерка моего, и гебистских подделок; см. также "ЗЈрнышко", гл. "Без прикрепы"6).

В 1976 – покрепче: якобы "донос" мой в оперчасть Экибастузского лагеря о подготовке мятежа украинцами. (Не могли же гебисты не использовать такого соблазна, собственной моей подачи о вербовке!) Я уже писал в "Сквозь чад":

"В "Архипелаге", и не только в нЈм, я не щадил себя, и все раскаяния, какие прошли через мою душу, – все и на бумаге… В этом ряду я не поколебался изложить историю, как вербовали меня в лагерные стукачи и присвоили кличку, хотя я ни разу этой кличкой не воспользовался и ни одного донесения никогда не подал7. Я и нечестным считал об этом бы умолчать, а написать – интересным, имея в виду множественность подобных вербовок, даже и на воле. Я цель имел во всей книге, во всех моих книгах показать: что можно из человека сделать. Показать, что линия между Добром и Злом постоянно перемещается по человеческому сердцу. А у ЦК и КГБ не только этого уровня понимания нет и не было, но даже нет простого образумления: с чем можно высунуться, не влипнув (как моя "переписка" с Ореховым, или как грубая их подделка "доноса" 1952 года).

Как прочли, стало быть, "Архипелаг" – так и принялись за изготовление. Да в самом главном месте фальшивки – провальный для гебистов просчЈт: "донос" на украинцев пометили 20 января 1952, цитируют "сегодняшние" якобы разговоры с украинцами-зэками и их "завтрашние" планы, но упустили, что ещЈ 6 января все до одного украинцы были переведены в отдельный украинский лагпункт, наглухо отделЈнный от нашего, – и на их лагпункте вообще никакого мятежа в январе не было, а к стихийному мятежу российского лагпункта 22 января – не имели они касательства, не участвовали и близко. (Хотя и об этом в "Архипелаге" написано: Часть V, гл. 11, – но недоглядели специалисты, а сами недомыслили.) Наряду с этим – и другие промахи, для профессионалов постыдные.
Но это все опять- слова Солженицына.... А вдруг он врет? Хотя политзек Юрий Киреев подтвердил слова Солженицына о том что не было никаких украинцев в лагере на момент бунта...Но он тоже может ошибаться.

Бушин например, кажду строчку "доноса" вменяет Солженицыну и доказывает что этот "лысоватый и потрепаный гений" написал в "припадке падучей искренности свое признание в Архипелаге"

На самом деле анализировать каждый выпад Ржезича, Арнау и Бушина. в сторону Солженицына cлишком долго, скушновато да и бессмысленно, пожалуй... Если учесть ту информацию о ДОСТОВЕРНОСТИ сведений, причин их появления и скажем так- искренней мотивации этих двух иностранных журналистов, которых так почитает Бушин и считает собратьями в поисках истины.... Поэтому в следующем посте я и переду к разговору о Викторе Бушине, его честности, Томаше Ржезиче, Арнау, переписке с Ореховым, которую по версии Солженицына подсторила КГБ и пр....

Ведь штука вот в чем- Бушин яро отрицает и достаточно грубо высмеивает в своем традиционном стиле , повторяя одни и те же "ниспровержения" на протяжении несокльких глав(это для него вообще характерно), какое-бы то ни было вмешателсьтво КГБ в травлю Солженицына... Обзывается даже...С осознанием собственного превосходства... Вторая часть книги вообще местами переходит в откровенную брань...

Почему я так заостраю внимание на вмешателстве КГБ? Да потому что если оно имело место быть, то этот факт в корне меняет "аутентичность" Бушина, его право так лихо бросаться словами, наконец, многие страницы его книги просто теряют всякое подобие достоверности...
В следующем посте я попытаюсь показать почему.
И поверьте, я действительно ПРИШЕЛ к этим выводам, а не был заслан очернить Советы и его бесстрашного Критика. Я ведь вообще не о Советах...


Интересно вот что- весь набор 100% достоверных бушинских "жареных" фактов идет напрямую от замечательной ккниги Томаша Ржезача....Которого Владимир Бушин по-свойски, как "правдоруб" "правдоруба" именует то "Дорогой Томаш", то "Уважаемый Товарищ"...Имя Ржезача даже послужило названием для одно из глав-" ТОМАШУ РЖЕЗАЧУ, ЖУРНАЛИСТУ. ПРАГА"Бушин долго и странно бегает по кругу в своей книге, руша продажных диссидентов своим страстным слогом, иногда совсем опускаясь до какого-то маниакального подтрунивания( мои субьективные впечатления, конечно. Многие от бушинского стиля без ума)

...А Бушину помогли в этом- тот кого он так невинно называет "чешским литератором и журналистом" уже упоминавшийся Томаш Ржезач и немец Франк Арнау...
О Бушине и его книге мой следующий пост...И о тех кто дал Бушину на вооружение 90% "мерзости" Солженицына.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments