corporatelie (corporatelie) wrote,
corporatelie
corporatelie

Category:

Приказ АОУ ОГПУ №401/190 с инструкцией о приеме на службу в ИТЛ бывших заключенных (1930 г.)

Все материалы, приведенные в посте, публикуются впервые.
Продолжаем изучать специфику кадровой политики "раннего" ГУЛАГа.  В публикуемой ниже инструкции "О порядке приема на службу в Исправительно-трудовые лагеря бывших заключенных" специально подчеркивается, что "на службу в Лагеря принимаются бывшие заключенные только из числа политически надежных, хорошо проверенных во время пребывания в Лагере, так и после этого. <...> них, в первую очередь бывшие чекисты, отбывшие наказания в Исправительно-Трудовых Лагерях и бывшие заключенные отнесенные по своему социальному положению и по характеру совершенного в прошлом преступления к 1-й и 2-й категориям ст.15 Разд. 3-го «Положения об исправительно-трудовых лагерях."
Для справки: Статья 15 3-го раздела "Положения об ИТЛ" 1930 г. гласила:
К первой категории относятся заключенные из трудящихся (рабочие, крестьяне и служащие), пользовавшиеся до вынесения приговора избирательными правами, осужденные впервые на сроки не выше 5 лет и не за контрреволюционные преступления.
Ко второй категории относятся те же заключенные, но осужденные на сроки выше 5 лет.
К третьей - относятся все нетрудовые элементы и лица, осужденные за контрреволюционные преступления.

Соответственно, уже в 1930 г. в ведомственных приказах ОГПУ формируется политика, определившая общий вектор развития системы в кадровом отношении и социальный облик значительной части работников лагерного комплекса. Данные "эксперименты" с кадровым составом в конечном итоге привели к появлению феномена "социально-близких" в уголовно-исполнительной системе 1930-1955 гг.,  хорошо известному по мемуарам бывших заключенных.
Уместно в данном контексте будет процитировать работу О.В. Корниловой:
"Одним из ведущих специалистов в области истории сталинских лагерей, занимающимся, помимо прочего, проблемами его кадрового состава, Н.В.Петровым дана меткая характеристика сотрудникам ГУЛАГа - «кадры с подмоченной репутацией». Надо лишь оговориться, что речь о служивших и работавших в «лагерном секторе», отвечавшем за охрану и содержание заключенных. С чем, собственно, традиционно Гулаг ассоциируется до сих пор.
Основным поставщиком работников лагерей в 1930-е гг. были чекисты, лишенные политического доверия, которое в большинстве случаев не было нигде документально зафиксировано. Многие аспекты биографии чекиста, например, социальное происхождение из «чуждой среды» или пребывание за границей, могли обеспечить ему перевод на работу в систему лагерей. Комплектация кадров часто происходила за счет провинившихся или даже осужденных работников ОГПУ-НКВД. В 1937 г. от 40 до 60 % работников системы мест заключения были бывшими заключенными. Сотрудники системы исполнения наказаний представляли собой, в основном, массу беспартийную и малообразованную: работников с высшим и средним образованием было в два раза меньше, чем в органах НКВД, а с низшим, наоборот, в два раза больше. Историками отмечается крайне низкий престиж работы в системе исправительно-трудовых лагерей."

Упомянутые выше нюансы кадровой политики в лагерном комплексе, во-первых, способствовали криминализации администрации пенитенциарной системы, а во-вторых,  радикально отличались от подходов руководства дореволюционной тюрьмы- служба в системе исполнения наказания до революции никогда не была престижной, но и в качестве "штрафной" санкции офицеров( тем более осужденных) en mass туда не направляли никогда, в кардинальном отличии от советских времен.


Приказ административно-огранизационного управления ОГПУ  №401/190 c объявлением инструкции о порядке приема на службу в Исправительно-трудовые лагеря ОГПУ бывших заключенных от 21 ноября 1930 г.







Источник: ГА РФ.9401.Оп.1а.(пока не публикую полный шифр).

Tags: 1930 г., ВОХР, ГУЛАГ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments