?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Приказ СИБЛАГа ОГПУ о продвижении т/п к местам назначения от 10 апреля 1933 г.
corporatelie
Документ никогда еще не публиковался.
В приказе за подписью начальника Сибирского ИТЛ А.Горшкова содержится поименный список вновь утвержденных "уполномоченных" (комендантов) СИБЛАГа, в том числе и "тот самый" Цепков, назначенный комендантом Александровского района Нарымского округа( где и находился "тот самый" остров Назино).
 Подобные источники очень полезно читать именно в контексте контраста между официозной, упорядоченной и, на первый взгляд, очень структурированной бюрократической реальностью официальных подазконных актов- приказов и инструкций всяческих лагерных инстанций- с реальной ситуацией на местах. Если бы, допустим, в нашем распоряжении не было альтернативного массива источников о событиях на острове Назино, то этот и многие другие приказы рисуют достаточно эффективную картину работы лагерных структур- Горшков патетически требует, предупреждает об ответственности и призывает к  особо четкому выполнению плана депортации.
В реальности же, чуть больше чем через месяц среднемесячная смертность в Александро-Ваховской штрафной комендатуре будет в районе 5-10%.
Данное замечание мне представляется рациональным и полезным по следующей причине.
После архивной революции 1990-х в историографии ГУЛАГа утвердилось критическое отношение к мемуарам бывших заключенных и, надо сказать, иногда полностью оправданное и справедливое,- мемуары вообще весьма специфический вид источника по понятным причинам. Однако, впадать в другую крайность-  в своеобразный "архивный  фетишизм" и некритически абсолютизировать доступные документы ГУЛАГа- искажает оптику уже с другой стороны. Подобный подход исповедуют многие представители "новой" историографии  и, на мой взгляд, он также весьма опасен, как и слепое доверие нарративным источникам в духе Роберта Конквеста и Стивена Коэна. Банальная истина, но критического анализа заслуживает абсолютно любой исторический источник- будь то сверхсекретный документ ГУЛАГа или мемуары Евгении Гинзбург.


Приказ Управлению Сибирскими исправительно-трудовыми лагерями ОГПУ о продвижении вселяемых трудпоселенцев к местам назначения за подписью начальника СИБЛАГа ОГПУ А.Горшкова от 10 апреля 1933 г.
П-7

П-7
Источник: Государственный архив Новосибирской области.Ф.П-7.

  • 1
Зачастую разные виды документов очень хорошо друг друга дополняют. Вот, например, что Чуев написал о своих беседах с Молотовым в начале 1980-х (http://grachev62.narod.ru/molotov_140/chapt06.htm):

"Это – после X съезда партии. А на XI съезде появился так называемый «список десятки» – фамилии предполагаемых членов ЦК, сторонников Ленина. И против фамилии Сталина рукой Ленина было написано: «Генеральный секретарь». Ленин организовал фракционное собрание «десятки». Где-то возле Свердловского зала Кремля комнату нашел, уговорились: фракционное собрание, троцкистов – нельзя, рабочую оппозицию – нельзя, демократический централизм тоже не приглашать, только одни крепкие сторонники «десятки», то есть ленинцы. Собрал, по-моему, человек двадцать от наиболее крупных организаций перед голосованием. Сталин даже упрекнул Ленина, дескать, у нас секретное или полусекретное совещание во время съезда, как-то фракционно получается, а Ленин говорит: «Товарищ Сталин, вы-то старый, опытный фракционер! Не сомневайтесь, нам сейчас нельзя иначе. Я хочу, чтобы все были хорошо подготовлены к голосованию, надо предупредить товарищей, чтобы твердо голосовали за этот список без поправок! Список «десятки» надо провести целиком. Есть большая опасность, что станут голосовать по лицам, добавлять: вот этот хороший литератор, его надо, этот хороший оратор – и разжижат список, опять у нас не будет большинства. А как тогда руководить!»

А ведь на X съезде Ленин запретил фракции.

И голосовали с этим примечанием в скобках. Сталин стал Генеральным."

На первый взгляд всё это выглядит весьма странно. В начале 1922-го года -- как до, так и после 11-го съезда РПК(б) -- у Ленина и его фракции в ЦК было стабильное большинство и никто ему не угрожал. Никакой "большой опасности" не было. И причём тут "десятка", которая была в конце 1920-го и начале 1921-го?

Но, к счастью, у нас теперь есть краткая запись выступления Ленина на заседании фракции "десятки" 13-го марта 1921-го (sic!) года, сделанная Исидором Бараховым (http://leninism.su/works/99-v-i-lenin-neizvestnye-dokumenty-1891-1922/3662-dokumenty-1921-g-mart-aprel.html). Читаем и видим следующее:

"Здесь не фракция. Мы пришли как фракция, но составляем здесь не фракцию. Мы д[олжны] использовать свое право на выборах. Мы боролись на выборах делегатов для того, чтобы победить на съезде. И это мы д[олжны] сделать. ...

Если вы хотите ввести оппозицию в Ц[ентральный] к[омитет] для разложения, то позвольте этого не позволить."

То есть это то самое выступление Ленина, которое цитировал по памяти 90 с лишним летний Молотов. У него только в голове перепутались события 10-го съезда, на котором был эпизод с голосованием, с событиями 11-го съезда, на котором Сталин стал Генеральным секретарём. Что 90-95-летнему человеку вполне простительно по прошествии 60+ лет.

Теперь всё становится на свои места. Перед 10-м съездом РКП(б) у Ленина большинства в ЦК не было. Он возглавлял фракцию "десятки", боровшуюся с другими фракциями в РКП(б). Совещание фракции "десятки", как видно из других опубликованных документов, было созвано Лениным после переписки с Каменевым. На совещании он убеждал членов фракции голосовать за тот список кандидатов в члены ЦК, который был подготовлен "десяткой".

Воспоминания же Молотова помогают нам понять, почему Ленин начал вдруг своему фракционному совещанию объяснять, что они, мол, не фракция. Так что всё складывается, как пазл :-)

Очень любопытный анализ, большое спасибо за содержательный комментарий. Для меня это сюжет нов, но он хорошо подтверждает то, что историку постоянно приходится такие вот "пазлы" собирать методом сопоставления разных массивов информации и источников.

Рад слышать, что Вас эта история заинтересовала!

Вообще в общественном сознании история фракционной борьбы в РКП(б) во время Гражданской войны, а затем во время "дискуссии о профсоюзах", совершенно незаслуженно отставлены на второй план по сравнению с фракционной борьбой 1923-1929 годов. А ведь тот же Ленин в том же выступлении говорил что "[в]опрос стоит о расколе[!]. Объединение возможно [!]". И именно результаты 10-го съезда определили фракционный состав в ЦК в первой половине 1920-х годов, до поражения Зиновьева и Каменева в 1925-м.

Какой был расклад до 10-го съезда? Смотрим список членов ЦК -- http://www.knowbysight.info/2_KPSS/04023.asp -- всего 19 полных членов. За кого они были? Открываем протоколы 10-го съезда и смотрим списки подписавших разные платформы. Платформа Рудзутака-Ленина ("десятка", с. 700) подписана 8-ю полными членами ЦК: Ленин, Зиновьев, Томский, Рудзутак, Калинин, Каменев, Артем-Сергеев, Сталин. Объединённая платформа Троцкого-Бухарина (с. 716) тоже подписана 8-ю полными членами ЦК: Троцкий, Бухарин, Андреев, Дзержинский, Крестинский, Преображенский, Раковский, Серебряков. Плюс мы знаем, что ещё два члена ЦК -- Радек и Смирнов -- поддерживали Троцкого. Так что в результате до 10-го съезда у Ленина было только 8 или 9 (если с Рыковым) голосов в ЦК, а у Троцкого 10. Конечно, фракция Троцкого была ещё рыхлой, но у него был в руках Секретариат ЦК, что тогда уже немалого стоило.

Что же произошло на 10-м съезде? Во-первых, число полных членов ЦК было увеличено с 19-и то 25-и. Два новых члена, Кутузов и Шляпников, были руководителями "рабочей оппозиции", введёнными в ЦК для сохранения единства, остальные были сторонниками "десятки". А что стало со сторонниками Троцкого? Андреев из ЦК вылетел, после чего перебежал во фракцию Сталина и опять стал членом ЦК на следующем съезде. Крестинский, Преображенский и Серебряков -- все три секретаря ЦК во главе с членом Политбюро Крестинским -- не были переизбраны в ЦК. Смирнов был понижен до уровня кандидата. Дзержинский, поддерживавший Троцкого как во время борьбы по поводу Брестского мира, так и во время "дискуссии о профсоюзах", от него ушёл. Бухарин перешёл во фракцию Зиновьева (до поры до времени.) Что у Троцкого в ЦК осталось? Радек и Раковский, то есть 3 голоса из 25. И потом, когда состав ЦК расширялся от съезда к съезду, у него были только эти три голоса, составлявшие всё меньший и меньший процент от общего числа членов. В 1924-м, когда на Радека "повесили собак" за поражение попытки коммунистического переворота в Германии в 1923-м, его заменил Пятаков, но это на фракционную арифметику никак не повлияло.

Да очень интересно на самом деле, спасибо!

Согласен, что и "дискуссия о профсоюзах" и противоборство внутри РКП(б)- очень важные элементы политической истории РСФСР-СССР, незаслуженно вытесненные на задворки public mind. Я в этих нюансах совершенно не специалист, поэтому все что Вы пишите чрезвычайно интересно.

  • 1