corporatelie (corporatelie) wrote,
corporatelie
corporatelie

Category:

Рапорт поручика Незбржицкого:все точки над "и" c польскими шпионами

Photobucket

В дополнение к предыдущим трем постам, опубликованным в сообществе.

Катастрофический уровень фальсификаций или сотни польских шпионов И.Пыхалова, часть I

Катастрофический уровень фальсификаций или сотни польских шпионов И.Пыхалова. часть II

В качестве дополнения к предыдущим двум постам: откуда взялась цифра в 139 тысяч человек

Информация, которую мне удалось найти, во многом закрывает вопрос с польским шпионажем в СССР в 30-е годы.

Все-таки иррациональная вера и идеологизированность иногда скачет, аки дикий бес, впереди всякого здравого смысла и критического мышления.

В комментариях обретается небольшой процент тех, кто действительно, ничуть не стесняясь прослыть странным и иррациональным, допускает возможность существования 100-тысячной польской агентурной сети, "разоблаченной" и расстрелянной в СССР в 1937-1938гг.

Приведенных мною данных из Центрального Военного Архива в Варшаве,  СAW,(располагается по адресу Centralne Archiwum Wojskowe
00-910 Warszawa 72) которые наглядно показали реальный ресурс внешней разведки Польши(200 офицеров+1000 резидентов и завербованных во всех странах мира(!)) для мистических скептиков явно недостаточно.:)

Особым и несгибаемым упорством отличается юзер Kamen_Jahr.

На разумное и здравое замечание

a_dyukov

-"Но на мой взгляд, сама цифра - 139 000 наглядно показывает, что значимая часть дел была сфальсифицированна. Ибо не бегают шпионы в таких количествах нигде. . "(напомню, речь идет о ста тысячах польских шпионов, выловленных и расстрелянных в 1937-1938гг.- сorporatelie)
 

kamen_jahr (цитаты выделены красным)

выдвинул просто потрясающую контр-версию.-"Агенты завербованные бегали, а не профессионально обученные шпионы. ". То есть, несмотря на данные из CAW, да и просто здравого смысла,   внимание,- утверждается, что Польша смогла завербовать и поддерживать в СССР сеть в 139 тысяч(или 101 тусячу) агентов.
Оказывается,  "формирование началось еще в 1914 г и продолжалось до 1937 гг ",
Характерно еще и другое - все критики якобы огромных чисел - не являются специалистами в области истории развития и становления спец. служб. Потому и делают выводы о ужосах репрессий касаемо "польской" операции."


Бог  с ним, с corporatelie . Но давайте спросим у специалистов. Спросим  у польского поручика из "двуйки", который возглавлял в 30-е годы отдел "Восток" 2-ого отдела ПГШ(внешней разведки Второй Речи Посполитой).

Он-то уж должен знать, как там обстояли дела в 30-е с польской агентурной сетью в СССР  от ДВК до Бреста в сто тысяч человек.

Спросим у поручика Незбржицкого, офицера "двуйки", руководителя отдела "Восток", специализировавшегося в 30-е годы на шпионаже в СССР.

Рапорт поручика Незбржицкого от 11 марта 1934 года.
Подлинная картина состояния работы польской разведки достаточно красноречиво изложена в рапорте начальника ее реферата "Восток" поручика Й. Незбржицкого от 11 марта 1934 года: "На сегодняшний день по вербовочной базе для глубинной разведки создалась безнадежно тяжелая обстановка. В первую очередь я должен обратить внимание на то, что полная изоляция от советской территории привела к Абсолютной невозможности вербовок на советской территории из-за отсутствия там вербовочной базы. Я никогда не предполагал, что исчерпание и изоляция российской эмиграции от советской территории может играть для нас столь значительную роль: Изменилось также и положение с возможностью ведения наблюдения. Все труднее становятся перемещения по территории (паспортизация, привязка населения к местам проживания). Постоянные депортации, колонизация и эмиграция опустошили районы, служившие нам источником информации. Проще говоря, в 1934 году мы пожинаем плоды деятельности целых рядов наших предшественников, работавших в несравнимо более легких условиях и приведших к полному исчерпанию источников вербовки" (  доклад поручика, впоследствии капитана Ежи Незбржицкого находится в центральном военном архиве Польши, его шифр - CA MSW, Ref. "W", 262/144., - спасибо уважаемому Игорю Ландеру за уточнение. Взят из книги Ландер И.И. Негласные войны. История специальных служб. 1919-1945. Одесса: "Друк", 2007. 1832 с., ил. 504, карт 14.)

Ну и как тогда объяснить c позиции "завербованных агентов" тысячи "сибирских польских шпионов" из глухих сел?

В предвоенный период Советский Союз был, без сомнения, самой трудной страной для агентурного проникновения. Действия иностранных разведок на его территории затруднялись жестким иммиграционным режимом, тотальной закрытостью общества, отсутствием свободного перемещения по стране, институтом прописки по месту жительства, надзором за контактами иностранцев, огромной армией секретных сотрудников и добровольных помощников госбезопасности, практически неограниченным финансированием спецслужб и массированной, хорошо продуманной пропагандой среди населения. Ввиду того, что в СССР могло официально находиться лишь незначительное число иностранцев, заброска агентуры и ее последующая легализация были возможны, в основном, нелегальным путем через "зеленую" (сухопутную) и морскую границу(Ландер И.И. Негласные войны. История специальных служб. 1919-1945. Одесса: "Друк", 2007. 1832 с., ил. 504, карт 14.)

Еще какие-то вопросы?

Как итог, по польской разведке у нас имеется три вполне конкретных источника, которые складываются в логичную картину:
а)Данные из Центрального Военного Архива в Варшаве о кадровом ресурсе 2 отдела ПГШ- в 1928 году,- 47 офицеров, в 1937-1938гг  200 офицеров )- L. Sadowski, Oddzial IISztabu Glownego, WIH, MiD, I/3/94.
CAW, Oddz. I Szt.Gl (Szt.Gen.), sygn. I.303.3.23
CAW, Oddz. II Szt. Gl. (Szt.Gen.), sygn. I.303.4.30

б)Рапорт поручика Незбржицкого от 11 марта 1934 года(CA MSW, Ref. "W", 262/144), который совершенно точно дает представление о реальном ресурсе и возможностях польской разведки. Никакой сети в 100 тысяч агентов Польша образца тридцатых годов XX века чисто логистически, инфрастркутурно поддержать не могла. Да и смысла в этой сети не было.

в)Список польских резидентур на территории СССР с 1928 по 1939 год, где нет никаких резидентур восточнее Москвы.(Сiдак B. C., Вронсъка Т. В. Спецслужба держави без территорii люди, подii, факти. К., 2003. С. 209.)Соотнесем с "польскими агентами" в мрачных селах Новосибирской области, Чувашии и Бурятско-Монгольской АССР и подумаем.

Вот они, эти 100 тысяч "польских шпионов"
Агеев Андрей Ермилович. 1892 г. р., родился в с. Игнатьевские выселки Черновского р-на Рязанской обл., русский, из крестьян, б/п, образование низшее, шорник завода "Буровая техника". Проживал: Москва, ул. Большая Спасская, д. 101, кв. 6. Арестован 18 марта 1938 г. Тройкой при УНКВД СССР по МО от 16 мая 1938 г. по обвинению в шпионаже и передаче данных польской разведке назначена высшая мера наказания - расстрел. Приговор приведен в исполнение 26 мая 1938 г. Реабилитирован 17 августа 1957 г.
Филиппович Агафья Ивановна. Родилась в 1891 г., п. Прусовичи Логойского р-на Минской обл.; белоруска; неграмотная; колхозница, К-з"На варте". Проживала: Минская обл., Логойский р-н, п. Прусовичи. Арестована в октябре 1937 г. Приговорена: Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР 8 января 1938 г., обв.: 68а, 71, 76 УК БССР - член к/р шпион.диверс.орг-ции, шпионаж в пользу Польши. Приговор: ВМН Расстреляна 31 мая 1938 г. Место захоронения - г. Минск. Реабилитирована 25 сентября 1958 г. Военный трибунал БВО
 Агеев Артем Ермилович. 1904 г. р., родился в с. Игнатьевские выселки Скопинского р-на Рязанской обл., русский, из крестьян, б/п. образование низшее (сельская школа), шофер завода "Компрессор". Проживал: Москва, ул. Арбат, д. 36, кв. 28. Арестован 25 марта 1938 г. Тройкой при УНКВД СССР по МО от 16 мая 1938 г по обвинению в шпионаже в пользу Польши назначена высшая мера наказания - расстрел. Приговор приведен в исполнение 26 мая 1938 г. Реабилитирован 2 августа 1957 г.
Филиппович Адольф Андреевич Родился в 1898 г., д. Чернявщина (др. данных нет); поляк; образование начальное; рабочий, Завод им.Ворошилова. Проживал: Минская обл., Минск. Арестован в 1937 г. Приговорен: Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР 17 ноября 1937 г., обв.: 68, 71 УК БССР - агент польской разведки. Приговор: ВМН Расстрелян 22 ноября 1937 г. Место захоронения - г. Минск. Реабилитирован 30 апреля 1989 г. Прокуратура БВО
Филиппович Ядвига Адамовна Родилась в д. Красное Заславльского р-на Минского окр.; полька; образование н/начальное; колхозница, к-з им.Пушкина. Проживала: Минская обл., Заславльский р-н, х. Петровщина. Арестована 5 декабря 1937 г. Приговорена: Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР 21 января 1938 г., обв.: 68 УК БССР - агент польской разведки. Приговор: ВМН Расстреляна 28 февраля 1938 г. Место захоронения - Минск. Реабилитирована 21 марта 1969 г. Военный трибунал БВО

Источник:региональные книги памяти.

Безусловно, шорники заводов и неграмотные крестьянки из глухих сел Беларуси и Сибири,- идеальные агенты и шпионы, с доступом к стратегической и жизненно важной для СССР информации.

И таких дел,- почти 102 тысячи.(данные Мозохина-Хаустова.)

Повторяю два своих основных вывода:
а)Вторая Речь Посполитая, даже лопнув по шву и воскресив Пислудского с Болеславом Храбрым черной некромантией, не могла координировать и поддерживать в СССР  сеть в сто тысяч с лишнем агентов, шпионов или разведчиков от Дальнего Востока до Бреста. Цифра в 139 тысяч репрессированных и 111 тысяч расстрелянных,- результат катастрофы в оперативной работе госбезопасности.

б)Взялись эти десятки тысяч польских шпионов из-за массовой фальсификации и катастрофического уровня фабрикации уголовных дел. Произошла эта катастрофа в оперативной работе ГУГБ НКВД, во многом, из-за самой сути массовой операции,- чекистам,под угрозой служебных взысканий и репрессий, надлежало разбить несуществующую ПОВ и уничтожить как можно большее количество шпионов,- все массовые операции проходили в духе соцсоревнования, несмотря на то, что лимитов по национальным операциям не было, на местном уровне начальники УНКВД часто давали сверху сотрудникам лимиты,- "арестовать 400 польских шпионов в такие-то сроки". В противном случае,  кадры ГУГБ сами боялись попасть под расстрел или дисциплинарные взыскания. Получился порочный замкнутный круг. Оттого, в "поляки" пришлось записывать даже беларусов и украинцев, попутно их избивая, чтобы добиться признания "подозрительной" национальности. Эту точку зрения подтверждает масса данных из архивов районного, областного, краевого, республиканского уровня.

Например:
ИЗ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА КОБЫЛЯНСКОГО К.Г. ОТ 19 ИЮЛЯ 1939 ГОДА
После моего ареста, который был произведен Редером, в помещении Обкома, я был тут же направлен в Облуправление НКВД в 40 комнату к Редеру. […] Допрос продолжался приблизительно часа 1,5 – 2 и меня отправили в камеру. Ширин мне заявил, что я поляк, и отправляя в камеру добавил: «Иди подумай ты поляк», когда я ему сказал, что я украинец, тогда Ширин крикнул «националист, молись богу», и требовал чтобы я молился. Но поскольку я молиться не умею, то Ширин стал заставлять меня петь. Тем временем Редер ко мне подходил, наступал ногами на мои носки […] Ширин и Редер мне заявили, чтобы я учел, что кто сюда попадает, обратно не выходит и предложили мне выбирать, или смерть или дать показания какие им нужны […]

В тот же день вечером, я был вторично вызван на допрос к Ширину и Редеру, они были вдвоем. Они требовали дать показания о моей к-р. деятельности. Во время допроса ко мне подошел Ширин и кулаком ударил в лицо, я свалился со стула. По его приказанию я встал и обратно сел на стул и Ширин тогда нанес мне кулаком 3-4 удара в лицо […] В процессе следствия по моему делу меня Ширин бил еще 2 раза, точно числа не помню. Ширин меня избивал кулаком в затылок, бросал меня со стула и пр., сажал меня на угол стула и ударами сбрасывал со стула. […] эту боль я не мог выдержать и заявил Ширину, что буду писать все, что они потребуют.

ГА СБУ. – Спр. 47806-ФП. – Т. 1. – Арк. 78.
Машинопись. Заверенная копия.

ИЗ ПРОТОКОЛОВ ДОПРОСА А.ВОЛКОВА 4,5,7 МАРТА 1941 Г. "...В мае или июне 1938 г. мною по указанию Успенского было сфабриковано третье фиктивное дело, которому было дано наименование «Польска организация войскова» (ПОВ). Во время моего приезда в Киев Успенский мне сообщил, что аналогичные фиктивные дела уже созданы в некоторых областях УНКВД, как например в Каменец-Подольской и Днепропетровской и предложил мне сфабриковать аналогичное фиктивное дело в Полтавском УНКВД. Успенский, после получения первых фиктивных протоколов по этому делу выпустил ориентировку, в которой написал, что они в Киеве вскрыли головну коменду ПОВ, а в области действуют окренгове и районнове (окружные и районные) комендатуры с перечислением всей схемы связей с другими антисоветскими формированиями. Получив эти вражеские указания Успенского, я приступил к фабрикации аналогичного фиктивного дела, но так как в УНКВД не было никаких материалов относительно ПОВ, то я дал указания Платонову произвести аресты поляков. Тогда впервые были арестованы: Цивинский, Окинский, Сошинский, Притула и Косиор Михаил. Кроме того, мне стало известно, что в числе ранее арестованных в УНКВД содержался под стражей поляк — Колясинский. Всех этих арестованных я предложил Платонову и Кагановичу допрашивать и, если потребуется, применить к ним методы физического воздействия и получить от них показания о существовании в Полтавской области организации ПОВ. Колясинский был включен в это дело как бывший офицер в чине капитана и якобы польский легионер. Цивинский — как бывший директор польского клуба в Днепродзержинске, исключенный из партии по политическим мотивам. Притула — как польский ксендз. На Сошинского никаких материалов не было, а Косиор Михаил был арестован только потому, что он являлся родным братом арестованного Косиора Станислава. Вместе с Кагановичем я неоднократно допрашивал арестованного Колясинского, вынудил от него фиктивные показания, из которых было видно, что он является одним из руководителей организации «ПОВ», что в Полтаве им создана районная комендатура, что он сформировал диверсионные боювки, что он был связан с повстанческим штабом украинского националистического подполья и что участники «ПОВ», как вовлеченные лично им, так и известные ему и другим участникам организации, проводили широкую диверсионную работу в частях РККА, промышленных предприятиях и на транспорте. Такими же методами Платонов и Каганович допросили арестованных Цивинского, Окинского, Сошинского, Притулу и других. В показаниях было записано, что в городах — Кременчуге, Лубнах и Карловке — Цивинским, Сошинским, Окинским и Притулой были созданы районные комендатуры ПОВ, а также были названы боювки, указано на связи и руководство повстанческой деятельностью украинского националистического подполья. Все эти фиктивные протоколы допросов арестованных Колясинского, Цивинского, Окинского, Сошинского, Притулы и других были направлены в созданные мною межрайонные оперативные группы, которые по ним производили аресты фигурировавших в этих протоколах лиц. Путем применения к арестованным методов физического воздействия, от них не только были получены подтверждения этих фиктивных показаний, но и были получены фамилии лиц, названных участниками боювок и организаций ПОВ, проводивших якобы диверсионную шпионскую работу. Массовые аресты по этому фиктивному делу коснулись офицерства, духовенства и антисоветской части польского населения в некоторых районах Полтавской области, в которые были высланы в 1930–31 гг., из пограничной полосы. Дела на этих арестованных были также рассмотрены в основном на тройке УНКВД. Арестованные по этому делу в количестве свыше 50% были осуждены к расстрелу, а остальные к различным срокам содержания в ИТЛ..." ГА СБУ, Полтава. — Спр. № 19533.— Т. 6.— Арк. 107–171.


Как там у И. Пыхалова,-”Разумеется, советские органы госбезопасности регулярно ловили и «раскалывали» польских агентов. Причём, как правило, не выбивая признания, а с помощью реальных вещественных доказательств.”( цит. по И.Пыхалов. Великий оболганный Вождь. Ложь и правда о Сталине.Научно-популярное издание. Издано в авторской редакции. М.: Яуза-пресс, 2010. - Сталинист)

Можно продолжать упорствовать и верить в сто тысяч польских шпионов, но выглядит это, по крайней мере, странно, смело, эпатажно, но не очень адекватно, мягко говоря. Массовая фальсификация дел в рамках "польской операции" НКВД вполне реальна, как бы это не разрушало  "идеологически-правильную" картину мира.P.S.

Повторю, в исторической науке пока общепринято считать Польскую Организацию Войсковую(за принадлежность к которой и расстреливали конвеером в 1937-1938гг), распавшейся в 1922 году. Единственными источниками, которые ПОВ "воскресили" являются фальсификаторское письмо Ежова и протоколы допросов "псевдополяков", выбитых под пытками.


Чтобы  разбить мои доводы, оппонентам достаточно привести мне хоть одно свидетельство из альтернативных источников,- немецких, польских, австрийских архивов, что ПОВ существовала в 30-е годы.
Я в ожидании.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →