corporatelie (corporatelie) wrote,
corporatelie
corporatelie

Categories:

Уголовники и политические до революции и после:несколько мелких штрихов, рвущих привычные шаблоны.

Коротенький пост-штрих-дополнение к циклу о содержании политических  до революции, призванный привлечь внимание к крайне любопытным нюансам  содержания политических до революции в контексте сравнения с грандиозной переменой пропорции уголовников и политических в СССР 1930-1953гг.

 Я уже писал о том, что положение политических заключенных до революции(1880-1917гг) и после(1930-1953гг),- это две совершенно разные, типологически неродственные вселенные.
Напомню основные принципиальные отличия содержание "политических" до революции от аналога 1930-1953гг.

режим содержания политических в 1880-х-1908гг. находился в системном, кардинальном отличии от советских тюрем.

В этот период  политические заключенные пользовались неоспоримым привилегированным положением по сравнению с уголовными,- сложился определенный  неформальный “кодекс привилегий политических заключенных”:

А) Политические не назначались на тяжелые работы на каторге и  вообще освобождались от таковой в тюрьме,- принуждать к труду их было запрещено.( эту привилегию подтвердили “Правила о порядке содержания в тюрьмах гражданского ведомства политических арестантов”  в 1904г). Достаточно глянуть на количество политических в лагерях в 20-30-е годы(3 млн. 700 ысяч), чтобы понять насколько сильно изменилось отношение к использованию подневольного труда политических заключенных.

В некоторых каторжных тюрьмах(Шлиссельбург, Петропавловка, Новобелгородский политический централ и ряд других) физическиий труд был для политических запрещен или  очень ограничен. (см. например Гернет М.Н. История царской тюрьмы, т. 3, М., ;1962,- цит- “Другим таким лишением( в 80-е годы при Шефе Жандармов Мезенцеве) для политических каторжан было запрещение всякого физического труда..”)

Б)Политические до революции содержались раздельно от уголовных(кроме нескольких эксцессов из-за переполнения тюрем в 1908-1912гг. и Орловского централа, который был исключением),- в мемуарах советских политических зэков не раз и не два встречаются горькие сетования на то, что одним из самых страшных новаторских явлений советской тюрьмы было то, что администрация советских лагерей сознательно смешивала “политиков” и блатных в огромных масштабах.

 В)Тюремная администрация обращалась к политическим на “вы”(как правило. С ужесточением тюремного режима в 1908-1912гг. именно хамство со стороны администрации стало одной из ведущих причин(наряду с розгами) забастовок и голодовок политических, борющихся за утраченное чувство собственного достоинства.)

 Г)Политических заключенных кормили значительно лучше, чем общеуголовных. В виду трех объективных факторов:

1. Куда более стабильные и частые посылки с воли, чем у общеуголовных.

2. Стабильные денежные переводы, возможность покупать еду за свои деньги.

3.Отсутствия дифференциального принципа при выдаче пайков и  

мизерного использования политических на тяжелых физических работах в общем массиве 80-190 тысяч заключенных Империи 1860-1917гг. и как следствие,

Минимальная смертность политических заключенных в местах лишения свободы(кроме Орловского централа и ряда каторжных тюрем.)

В аспекте применения каторжного труда с использованием политических,- отличие от СССР системное и совершенно несопоставимое, прежде всего из за количества политических заключенных на “стройках царизма”- их было в среднем в 200-255 раз меньше(все эти пропорции доказываются в отдельной части очерка),  чем в 30-40-50-е годы, в основном, до революции работали уголовные .

Самая крупная “стройка” до революции с использованием труда арестантов (прокладка амурской железной дороги) по количеству привлеченных на работу арестантов достигла до революции 5000 человек(ГААО. Ф. 15-и, оп. 1, д. 230, л. 49).  Итак, еще раз подчеркну. Самым большим мероприятием царской власти с использованием заключенных за 50 лет была постройка амурской железной дороги и количество задействованных там арестантов равнялось 5000 , из которых подавляющее большинство было уголовными ссыльнокаторжными.

К примеру, на Сахалинской каторге, за все время ее существования(30 лет) побывало 54 политических.( источник- 3-е издание БСЭ)

Для сравнения на  1 января 1939 г. в составе ГУЛАГа НКВД СССР функционировало 42 лагеря, в том числе: Бамлаг (трасса БАМа) - 262.194 человека; Севвостлаг (Магадан) - 138.700 чел.; Белбалтлаг (Карельская АССР) - 86.567 чел.; Волголаг (район Углича-Рыбинска) - 74.576 чел.; Дальлаг (Приморский край) - 64.249 чел.; Сиблаг (Новосибирская обл.) - 46.382 чел.; Ушосдорлаг (Дальний Восток) - 36.948 чел.; Самарлаг (Куйбышевская обл.) - 36.761 чел.; Карлаг (Карагандинская обл.) - 35.072 чел.; Сазлаг (Узбекская СССР) - 34.240 чел.; Усольлаг (Молотовская обл.) - 32.714 чел.( (Земсков В.Н. Заключённые в 1930-е годы: социально-демографические проблемы // Отечественная история. 1997. №4)
 и т.д и т.д.- перечислять можно очень долго. В данных лагерях около трети, а иногда и половина была “политическими”.

Этап второй(период усмирения революции 1905-1912гг)., когда количество политических заключенных во всех местах лишения свободы Империи достигло рекордного количества за 100 лет ее существования- около 40 тысяч человек, сидящих единовременно- произвол со стороны тюремной администрации по отношению к политическим стал ужесточатся.

Безусловно, до революции политическим доставалось,- тюрьма всегда оставалась тюрьмой во все времена.  Не устану повторять, что идеализировать тюрьму поздней Империи крайне наивно и вредно. Сложно сравнивать плохое с очень плохим. Но, с другой стороны, не наивным будет подмечать психоделические детали, которые  могут нам доказать, что мое утверждение о двух вселенных верно.   Заразиться смертельной болезнью или быть избитым надзирателем,- вполне реальная перспектива в царской тюрьме, хотя при компаративистских сравнениях дъявол, как всегда, затаился в деталях. Вопрос в процентном соотношении этих негативных явлений в общем массиве , да и вообще в статусе политических, который определял принципиальную тенденцию. Общества(РИ и СССР) были все-таки кардинально различны,- другие надзиратели, другие соотношения уголовников и политических, другие офицеры в администрации пенитенциарных заведений, другая охрана, другие принципы организации принудительного труда и питания, другие пайки, иные моральные и общественные ценности,. "Политик" до революции,- это совсем не то, что после. Для того чтобы не быть голословным, хочу привлечь внимание читателей вот к такому любопытному эпизоду из стенограммы собрания Нерчинского землячества в далеком 1934 году.

Слово мы предоставим эсеру Мейлупу, который вспоминает о нравах лютой Акатуйской каторжной тюрьмы, где ему пришлось провести какое-то время своего срока. Речь идет о  начальнике тюрьмы Яковлеве и эпизоде приезда на каторгу женского контингента  “политиков”.

 

Несколько слов о нач.тюрьмы Яковлеве. Это интересная фигура. Яковлев сюда попал случайно. Когда стали искать начальника тюрьмы, остановились на Яковлеве, как на инвалиде (он был ранен в русско-японскую войну).
Когда он ехал в Акатуй, в поезде с ним в одном  купе была одна из Валуевых, которая, узнав, что он едет в Акатуй, взяла его в переплет. «Вы едете издеваться над людьми!» Яковлев ей дал слово, что он никакого насилия в Акатуе не сделает. Этим честным словом он несколько раз бравировал. «Я Валуевой дал честное слово, я его исполню».
Он действительно его исполнил.
Я остановлюсь несколько подробнее на том, что собой представляла тюрьма к дню приезда женщин.
Тюрьма открывалась в 8 часов. Все пришедшие на свидание пускались в тюрьму и жили там до вечерней поверки. Таким образом жили жена Шинкмана и моя теперешняя жена, которая приехала для организации побега Окунцова.

Когда мы узнали о том, что в этот день приедут из Сретенска женщины, мы решили организовать встречу. У кого-то возникла мысль, что у нас плохо декорировано, что надо бы деревья. Кто-то пошел к Яковлеву. Яковлев распорядился, чтобы мы пошли за деревьями и без счета послал нас в лес. «Я знаю, что вы от меня никуда не убежите» — сказал он. Таким образом, мы пришли с деревьями. Красной материи у нас было в достаточном количестве.(Делались “социалистические полотна с лозунгами” для декора, допустим- “Да здравствует социализм!” кстатии, такие явления были достаточно распространены. Политикам позволяли читать "Капитал" Маркса;- тюремная администрация достаточно терпимо относились к использованию социалистической символики и атрибутики заключенными, лишь бы тихо себя вели,- ибо политик до революции(до ужесточения режима 1908-1912гг) все-таки,- привилегированный тип заключенного.- прим. мое corporatelie.)

Photobucket
Обратите внимания на красные знамена с лозунгами за спиной "политических" в каторжной тюрьме(!).


Он свое слово сдержал и надо отдать ему справедливость, что он тяготился своим положением. «Я армейский офицер. Зачем меня сюда послали, зачем я взялся за это». В день приезда женщин все волновались, волновался и Яковлев, потому что общее настроение передается. Мы стояли во дворе и разговаривали, когда он подошел к нам и спросил, готовы ли мы. «Слушайте, а я в чем буду встречать?» Кто-то ему посоветовал надеть мундир и все ордена. Он так и сделал. Когда подъехала таратайка с женщинами, Яковлев держал руки по швам. Робко стали выходить женщины. Впереди шла Биценко( Видная эсерка, член летучего отряда Боевой организации ПСР. 22 ноября в доме П. А. Столыпина убивает генерал-адъютанта В. В. Сахарова, усмирявшего аграрные беспорядки в Саратовской губернии,судом приговорена к смертной казни, заменённой бессрочной каторгой. Отбывала на Нерчинской женской каторге. С ноября 1917 по март 1918 член советской делегации на Брест-Литовских мирных переговорах. Расстреляна в 1938г.- прим. мое corporatelie)

 Яковлев взял под козырек. Никакого обыска не было. Сейчас же открылись ворота во всю ширину, поснимали с экипажа и они пошли в маленький дворик. Как только открылись ворота, сразу раздалось пение: «Отречемся от старого мира».(!!!???) ((ГАРФ, ф.533, оп.1, д.1095, л.54-65)
 
Итак, казалось бы, ну милая история, ну сколько всяких забавных случаев происходит в жизни, причем в самых нелепых и неподходящих местах. Но, на мой субъективный взгляд, она крайне показательна. Рельефно свидетельствует о пресловутом Духе Времени.
По сути, мы имеем каторжную тюрьму на строгом режиме, начальник которой, боевой армейский офицер, вместе с  вполне реальными “врагами режима" под КРАСНЫМИ ЗНАМЕНАМИ и пение Интернационала встречает девушек-террористок, волнуется, спрашивает у "политических" как же ему встречать дам и при прибытии заключенных,- просто потому что они женщины,- отдает им воинское приветствие.

Заострил я внимание на этом эпизоде не для того чтобы судить да рядить,- добряк ли начальник тюрьмы Яковлев, куртуазен ли он или, наооборот, безответственен и халатен, сволочи и гады ли революционеры, правильно Яковлев поступил или не правильно, допустив такую антирежимную, фривольную акцию, типическими были такие явления или нет.

Меня поражает другое,- градус парадоксальности ситуации в контексте сравнения с советскими лагерными реалиями.

Смоделируем себе на секундочку небольшую аналогию,- зима 1938г., условным третьим замоскворецким РОНКВД блестяще вскрыта монархическая ровсовская шпионско-диверсионная организация из “бывших”. Часть монархистов-контрреволюционеров(мужчин) этапом привозят в СевВостЛаг. Для вящего художественного эффекта предположим, что это вполне реальная контра, которая повязана лично с капитаном Фоссом из Болгарии. Т.е люди реально монархических и реакционных убеждений, чтящих династию и белогвардейщину из принципа, а не невинно осужденные. Вполне такая себе реально враждебная советскому режиму контра. Так вот, проходит слух, что через пару дней привозят ЧСИР(опять же ради худ.эффекта допустим реальность подобной ситуации, при всех факторах “против”), в том числе жен этих самых коварных монархистов-ровсовцев. И смелый монархист Воронцев идет к начальнику ЛагОтделения полковнику Семушкину, который сидит у себя в будке и просит “А можно мы отдекорируем деревья ЛагОтделения в соответствии с нашими политическими убеждениями? Девушкам будет приятно.” “Да конечно, о чем речь, поганый монархист-бывший!- говорит Семушкин”Ткань достаньте, а так пожалуйста”.
Монархист возвращается и совместно с собратьями по диверсионно-шпионской организации шьет имперский триколор и пару полотен с надписями примерно такого содержания “Монархия,- наше все!Слава Романовым!”, ну или что-то в таком духе.

Приезжают девушки-ЧСИР и вся ВОХР НКВД, в красивых синих фуражках и красными лычками,выстраивается перед их поездом, полковник Семушкин подбегает к "политикам", нервным голосом интересуется как же ему лучше встретить девушек, получает авторитетную рекомендацию одеть ордена. И вот, весь конвой и заключенные,  во главе с самими начальником ЛагОтделения полковником внутренних войск Семушкиным, у которого вся грудь в орденах, встречают этап. Выходят девушки-ЧСИР, блестят штыки на мосинках нквдшников, и хор встречающих мужчин-монархистов вдруг грянул “Боже, Царя Храни”. Тут над СевВостЛагом восходит солнце.

Картина маслом, не правда ли? Но степень невероятности подобной ситуации совершенно зашкаливающая, на мой скромный субъективный взгляд. Такой ситуации в СевВостЛаге образца 30-х просто АПРИОРИ не могло произойти, даже если бы начальником Лаг Отделения был не надежный в политическом отношении социально-близкий полковник Семушкин, а скрывавшийся от ГУГБ и пробравшийся во внутренние войска НКВД бывший офицер-колчаковец, оборотень в погонах(вернее со шпалами) майор Захватский. 

Конкретные люди  на конкретных должностях в 1930-1953 роли не играют, трехцветный флаг в СССР в лагере, испросив предварительно разрешения начальства, вывесить нельзя, как ни старайся,- в 1930-1953гг.  играет роль система. Тенденция и социум. Нравы, общие условия, государственная идеология, дух времени, если угодно. А в убийственном каторжном Акатуе 1908 года подобная ситуация, когда под пение Инетрнационала царский конвой встречал вполне реальных врагов режима девушек-террористок была возможна. Именно такие вот маленькие штрихи и показывают, что положение политических до революции и после,- две разные, очень несхожие вселенные.
Документ из советской лагерной жизни.  Просто для того, чтобы понять насколько сильно и системно может меняться жизнь за несколько десятков лет.


Докладная записка ко*миссии Прокуратуры СССР о состоянии Чаун-Чукотского ИТЛ и ммассовых неповиновениях заключенных лагеря

10 июля 1954 г.

Секретно

пос. Певек Магаданской области


Ослабление режима привело к тому, что в некоторых лагерных под­разделениях администрация от руководства фактически была отстране­на. В зонах стали управлять главари бандитских группировок.

Некоторые начальники лагерных подразделений в зону не ходят из-за боязни расправы. Начальник не в состоянии приказать заключенным выполнить ту или иную работу. Выполнение работ и организация труда перешли в руки низовой лагерной администрации из числа заключен­ных, бандитов и других особо опасных преступников.

 

В лагерном отделении № 4 бригадирами были назначены главари во­ровской группировки: Смирнов П.И. и Хлебников, осужденные за бан­дитизм к 25 годам лишения свободы, они в зоне лагерной организова­ли игру в карты, распитие спиртных напитков, самовольно переводят заключенных из бригады в бригаду, выводят из строя, под различными предлогами, машины, трактора и другие агрегаты.

Начальник лагеря Подколзин проводит производственные мероприя­тия исключительно только через Смирнова, хотя Смирнов работает бри­гадиром автотранспортного парка.

Смирнов и Хлебников проводят «сходки» (воров), на которых реша­ются вопросы производственного и бытового характера, навязывают свою волю остальным заключенным и администрации лагерного отделе­ния.

Начальник лагерного отделения № 4 тов. Подколзин письменно под­твердил о таком положении в лагере.

В лагерном пункте № 1 лагерного отделения «Луч» администрация от внутрилагерной работы фактически отстранена. В этой зоне бандитству­ющий элемент диктует свою волю администрации, держит в подчинении всех остальных заключенных, сами не работают, а зачеты получают.

 С санкции прокурора Наталашвили водворен в лагерь со строгим ре­жимом. С октября 1953 года в должности нарядчика работал заключен­ный Кручинин Д.В., судимый три раза, последний раз — в 1951 году в лагере за бандитизм с убийством к 25 годам лишения свободы и пораже­нием прав сроком на 5 лет.

Кручинин неоднократно подвергался различным взысканиям, содер­жался в ШИЗО, БУРе за отказ от работы, игру в карты, дебош, хулиган­ство, за угрозу надзорсоставу, за вымогательство денег у заключенных и подготовку поджога барака.

18 сентября 1953 года он прибыл в лагерное отделение № 3, а в ок­тябре был назначен нарядчиком. Под его руководством в лагерном отде­лении производилось массовое избиение заключенных всевозможными методами, в том числе и путем подбрасывания, о чем администрация ла­геря не могла не знать.

Из приведенных примеров видно, что администрация управляла ла­герным отделением через бандитов.

Там же происходило массовое понуждение молодых заключенных к сожительству с бригадирами и низовой лагерной администрацией (му-желожество), таким путем заражали заключенных венерическими бо­лезнями, в связи с чем при лагерном отделении № 1, в лагерном пункте 47 км и 5-м лагерном участке содержится 143 заключенных, заболевших сифилисом; такое заболевание, по утверждению медицинских работни­ков, произошло по причине распространения мужеложества.

Из общего числа заболевших сифилисом 95 заключенных являются пассивными педерастами, в основном в возрасте до 25 лет.

Ослабление режима объясняется и тем, что регулярные обыски в жилых зонах и тщательные обыски на вахтах не производятся, при та­ком положении в зону проносятся запрещенные предметы: взрывчатка, спирт, ножи, кинжалы, пики, топоры и т.д., которыми вооружается бан­дитствующий элемент.

Изготовляют в жилой зоне гранаты, самогонные аппараты, делают брагу, хранят обрезы и другие запрещенные предметы.

По материалам лагерного отделения № 5 видно, что за пять месяцев 1954 года в жилой зоне было произведено только два обыска (1 марта и 17 мая).

В жилых бараках обнаружено: ножей и кинжалов — 12, ломов — 2, пил — 3, тогда как после ликвидации массового неповиновения 1 марта 1954 года (о чем подробно будет изложено ниже) только в 3-х бараках у заключенных было изъято: ломов — 4, ножей и кинжалов — 33, пик — 28, самодельных гранат — 2, ружейных обрезов — 1.

Свободное проникновение в жилые зоны острорежущих предметов, ослабление режима содержания заключенных, несвоевременное реаги­рование на нарушения лагерного режима и изоляцию бандитствующего элемента от основной массы заключенных дало возможность к проявле­нию зверских убийств, избиению заключенных и даже сожжения трупов убитых. [.]*

Из приведенных данных видно, что, по данным лагерных отделений, в ИТЛ Чаунского района с 1 июля 1953 г. в результате бандитских прояв­лений в жилых зонах лагеря и на производстве было убито 47 заключен­ных, кроме того убито в следственном изоляторе и в поселке Певек 6 че­ловек. Всего убито 53 заключенных. Большинство убийств не раскрыто и убийцы до сих пор не наказаны.

Отдел режима и оперработы по раскрываемости убийств и расследо­ванию случаев избиения заключенных работает неудовлетворительно. Из 53 убийств осталось до сих пор не раскрыто до 14 убийств.

Производственной проверкой установлены факты ранений и избие­ний заключенных со стороны охраны и надзорсостава. Например, в ок­тябре 1953 г. солдатами военизированной охраны лагерного отделения № 4 были нанесены побои заключенному Егоренко, от которых он умер.

По данному факту Отдел режима и оперработы расследование не за­кончил и никого за убийство не привлек.

18 мая 1954 г. надзиратели Андреев и Ерюхин нанесли побои заклю­ченному Муратову, по данному делу также до сих пор ведется расследо­вание.

В стационаре лагерного отделения № 3 в тяжелом состоянии находит­ся заключенный Федоров с пулевым ранением в голову. Произведенной нами проверкой установлено, что 19 февраля 1953 г. самоохранником Мельниковым по нему незаконно было применено оружие. Несмот­ря на очевидность незаконно примененного оружия, 20 февраля 1953 г. оперуполномоченный Чувыкин вынес заключение о том, что оружие Мельниковым применено правильно, не указав никаких доводов и до­казательств. Это заключение 28 февраля 1953 г. было незаконно утверж- От­деле режима и оперработы не имеется.

В лагерном отделении № 5 надзиратель Егоров 12 августа 1953 г. на вахте нанес побои заключенному Рудину, за что по приказу начальника лагерного пункта должен был содержаться на гауптвахте 5 суток, но при­каз в жизнь не проведен.

В сентябре 1953 года Егоров, будучи в нетрезвом состоянии, совмест­но с надзирателем Демченко при водворении заключенного Мискина в ШИЗО бил его кулаками и замком. Несмотря на проявление надзирате­лями незаконных действий, они даже не были наказаны в дисциплинар­ном порядке.

В этом лагерном отделении надзиратели в обращении с заключенны­ми проявляют грубость, употребляют почти постоянно брань. 5 января 1952 г. надзирателем Кузнецовым незаконно был убит из нагана заклю­ченный Журинский И.П., работавший механиком экскаватора. Кузнецов к уголовной ответственности не привлечен.

(ГА РФ. Ф. Р-8131. Оп. 32. Д. 3769. Л. 63—70, 73—80, 83—90, 100—104, 107. Подлинник.)

 

 

 

 
 
 

 

 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments