?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Объяснительная записка врача участковому коменданту о положении на острове Назино от августа 1933 г.
corporatelie
Малоизвестный взгляд на катастрофу со стороны одного из сиблаговских медиков. Сканы в сети еще никогда не публиковались.


Объяснительная записка врача участковому коменданту Александро-Ваховской комендатуры СИБЛАГа ОГПУ о состоянии трудпоселенцев на острове Назино от 20 августа 1933 г.
П-7, оп.1, д.628, 138.jpg


П-7, оп.1, д.628, 139.jpg
П-7, оп.1, д.628, 140.jpg
П-7, оп.1, д.628, 141.jpgП-7, оп.1, д.628, 142.jpg


Прибыв на р. Назино в конце июня[,] куда ранее были командированы лекпом из т/п Лобов и лекпом Костычев[,] я застал большое количество больных желуд[очно]-кишечными заболеваниями, истощенных и слабых. Все это объясняется тем, что т/п, прибывшие в начале на остров против д. Назино попали в ужасные условия и которые эти плохие условия ухудшили сами, занимаясь избиением более слабых, отнятием пайков и раздеванием, что тогда в холодную сырую погоду естественно надолго отразилось на их здоровье. В моих докладных записках я неоднократно указывал на это положение, которое вкратце повторю. 18/V 33 г. вечером т/п были высажены на остров против деревни Назино ничем не оборудованный для их приема. Представленные самим себе, они разбрелись по всей громадной территории острова[,] и не имея никакого над собой надзора чинили безобразия над более слабыми. Паек выдавался 1 раз в сутки, горячей пищи не было, как не было и кипяченой воды. На другой же день по приезду подул сильный ветер с дождем и снегом и т/п, из которых большинство были почти нагие оставались на открытом воздухе. Частые перебои с печеным хлебом приводили к тому, что т/п выдавали паек сырой мукой вместо хлеба и последние из боязни, что более сильные отнимут у них и эту муку, ели ее в сыром виде, запивая сырой водой. Организованные нами палатки для больных, а также для подбора слабых, укрытия их от непогоды и выдача им регулярно горячей пищи и кипяченой воды, не могла охватить всех нуждающихся и часть их продолжала оставаться в тех же плохих условиях.
В таком состоянии трудпоселенцев началась переброска их на речку Назина, при том в первую очередь здоровых т/п на речку Назино и каждые 2-3 дня вывозили на неводниках всех могущих двигаться. Наблюдались такие случаи, что без моего ведома забирали некоторых больных из палаток на лодки и мне приходилось их чуть ли не силой возвращать обратно. Вот из какого контингента состояло население речки Назино. К тому же по сведениям от лекпомов и стрелков здесь уже на речке Назино также за отсутствием хлеба в первое время периодически кормили сухой мукой, то же отсутствие режима и надзора, что давало всем возможность уходить в лес, подолгу оставаясь там, питаясь чем попало[,] и их истощенными с поносами приводили или же они сами возвращались в лагерь, увеличивая процент заболеваемости и смертности. То же отнятие пайков и избиение сильными слабых, отсутствие бараков.
В конце июня я прибыл на теперешний 5-й участок, где застал много больных, слабосильных, что вполне естественно, ибо подобный режим и истощение не только не смогли укрепить их расшатанное здоровье, а[,] наоборот[,] только их усугубили. В это же время по приезду бывшей здесь комиссии участки выше 5 пос. должны были перейти на новые места. 2 или 3/VII началась переброска всей массы людей и плотов со срубами. Все больные и слабые со старых участков направлялись на 5-й участок, который оставался на месте.

Таким образом, на этом участке скопилось сразу столько больных и слабых, что пришлось срочно строить шалаши. Людей доставляли в лодках в тяжелом состоянии[,] многие из них вскоре умирали. Неоднократные мои предложения коменданту поселка о форсировании стройки жилых бараков и др. помещений, также о немедленном требовании одежды и белья оставались безрезультатными - ответ один, еще не прислали и не с кем строить. К тому же почти постоянная нехватка медикаментов и перевяз[очного] материала, как и на сегодняшний день, когда мы совершенно без медикаментов ставило и ставит в глупейшее положение и в полное бессилие медперсонал. Профилактика, касающаяся в первую очередь здоровых[,] должна была иметь под собой базу, а отсутствие жилбараков, одежды, белья и т.д. - все это чрезвычайно мешало проведению многих профилактических мероприятий. Отсюда такая заболеваемость и смертность. И только с первых чисел августа, когда т/п были размещены в бараки, частично одеты и получают вполне достаточное питание, смертность снизилась (по сравнению с июлем в 4 раза меньше). Необходимо еще срочно окончить полностью бараки.
За последнюю декаду появились случаи цинготных явлений. Персонально больным выдаем на руки колбу, а вообще с целью профилактики даем меньшие дозы в общий котел.

На ближайшее время вношу предложение:
1. Ввести строгий режим и надзор за т/п;
2) Категорически повести борьбу с лодырями, не разрешая им лежать у разведенных костров. Мера[,] практикуемая до сих пор[,] т.е. выдача уменьшенного пайка лодырю не годится, ибо он слабеет и попадет в конце концов в больницу;
3) привлекать к ответственности тех т/п, которые не соблюдают правил санитарной гигиены (самые элементарные) и загрязняют лагерь и бараки, нельзя дойти до уборной, а также и за употребление в пищу неразрешенных продуктов питания;

4) Форсировка переоборудования нар (вагон[ная] система), а также стройка кухонь, ларьков и др.
5) Затребовать срочно белье и одежду, для тех[,] кто еще не одет и мягкого инвентаря в больницу.
6) Немедленная доставка медикаментов и перевяз[очного] материала.
7) Систематически [вести] санпросветительную и воспитательную работу с т/п.

Врач <Подпись неразборчива>
Источник: ГАНО. Ф. П-7. Оп. 1. Д. 628. Л. 120-123 об. Рукописный подлинник. Опубликовано: Серия: Из истории земли Томской. Документальное научное издание. Томск: Изд-во «Водолей», 2002. 220 с. (11,7 п.л.). Составитель д.и.н. С.А.Красильников.

  • 1
>> Так никто и не гадает, просто кто-то верит документам, а кто-то - идеологии.

Да, и ещё есть документ, причем не штамповка за 15 минут, а цельный материал огромного процесса, где доказывается, причем доказывается с экспертизой, что участники троцкисто-бухаринского блока подкупили или убедили лечащих врачей Максима Горького (Казакова, Левина и Плетнёва) убить Максима Горького. Эти врачи были единственными кто не стал отказываться от адвоката на Третьем московском процессе.

Почему бы не поверить ЭТОМУ документу?...

Как то вы произвольно очень выбираете, каким документам верить, а каким нет.


Тем же временем Наркомздравпсихосоцразвития КНДР напоминает: историческое знание - не вопрос веры.

  • 1