?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Рапорт врача эшелона №29 В.М. Хацкелевича о недостатках в организации этапирования трудпоселенцев
corporatelie
Приведенный в посте документ еще никогда не публиковался.

По содержанию рапорта достаточно ясно прослеживается иерархия приоритетов при исполнении массовой депортации 1933 г.  Очевидно
бессилие сопровождающих эшелоны медицинских работников как-то повлиять на решения железнодорожной администрации и начальников эшелонов, которые в авральном порядке пытались "протолкнуть" по сибирским железнодорожным магистралям как можно большее количество составов с депортированными трудпоселенцами, даже не снабдив их минимумом продовольствия и лекарств. Циклопические масштабы операции явно не были подкреплены инфраструктурными, медицинскими и продовольственными ресурсами пенитенциарной системы, как это не раз случалось в 1930-е, а типичная для советской модели управления установка на форсированное проведение репрессивной акции лишь усугубляла плачевные гуманитарные последствия этапирования десятков тысяч людей.

Аналогичные сообщения поступали в этот хронологический период и из других эшелонов с заключенными и трудпоселенцами в Запсибкрае- так что ситуация, описанная врачом в данном рапорте, не представляется уникальной, а скорее типичной.

Также интересно, что сообщение медицинского работника позволяет установить некоторые детали биографии врача В.М.Хацкелевича, прикомандированного весной -летом 1933 г. к Александро-Ваховской комендатуре СИБЛАГа ОГПУ и  "обслуживавшего" злополучные партии трудпоселенцев на острове Назино. Именно за подписью Хацкелевича в управление Сибирского ИТЛ уходили сообщения о катастрофе на Назинском острове.


Рапорт врача эшелона №29 с трудоселенцами В.М. Хацкелевича начальнику медсанчасти Томской пересыльной комендатуры СИБЛАГа ОГПУ о недостатках в организации этапирования и смертности трудпоселенцев в пути от июня 1933 г. (датируется по содержанию)
П-7, оп.1, д.628, 077.jpg


П-7, оп.1, д.628, 077об.jpg
При транскрипции орфография оригинала, по возможности, сохранена.

НАЧМЕДСАНЧАСТИ ТОМСКОЙ ПЕРЕСЫЛЬНОЙ КОМЕНДАТУРЫ СИБЛАГА ОГПУ

Врача эшелона №29
Хацелевича В.М.

Рапорт

22/V-33 года согласно распоряжения Горсансекции Здравоохранения гор.Краснодара, я был направлен на разъезд 105/Краснод.район/ для принятия эшелона т/п из Станции Старо-корсунской и затем с этим эшелоном следовать до ст. Батайск, где соединиться с эшелоном т/п из районов Майкопенского и Армовирского. Ни какой инструкции по сопровождению эшелонов мне не дали, на мой вопрос об инструкции ответили, что сами не чего незнают, прибыв ночью – 22/IV- на разъезд 105 я застал эшелон уже погруженным.
До Батайска пришлось ехать на тормозах, так как не было помещения и только в Батайске, где был окончательно сформирован эшелон из 3=х партий /Майкоп. Армовирск. И Краснодарский район/, я пересел в теплушку где помещался Нач.эшелона с конвоем. Эшелон состоял из 44 вагонов- теплушек под людей в количестве 1796 чел. Санобработка подверглись на местах только главы семейств, которым так же была сделана противооспенная прививка. Члены же семей Сан.обработку не проходили. При осмотре людей на ст.Батайск бросилось в глаза большое количество людей сильно ослабленных, истощенных и с отеками.
Встречавший на ст.Батайск врач- представитель Сев.Кав.Крайздрава осмотрел состав, нашел возможность пропустить его дальше и так же ни каких инструкций мне не дал. До Новосибирска не удалось нигде провести санобработку эшелону повторно, несмотря нато, что я давал совместно с Нач. эшелона, телеграммы о проведении нашему эшелону санобработки за несколько станций.
Смотровые бригады эшелон пропустили до Новосибирска, куда я так же дал телеграмму о санобработке. Медикаментами снабдили с места крайне скудно и приходилось на каждой станции почти просить кое-что из медикаментов. В дороге до Новосибирска ни разу не давали горячей пищи, давали только хлеб до 300 гр., воду б. частью по 2 ведра кипятку- на вагон, причем не на всех станциях можно было получить кипяток, только после моего нажима на Нач.эшелона удавалось иногда получать больше кипятку и сырой воды. На мои заявления Нач.эшелону, что питание людей недостаточно, последний ответил, что нечего не может сделать, ибо что все, чем он снабжен с места, а на станциях нигде не чего не дадут, кроме того т/п везли в закрытых вагонах, так как они на станциях впоисках купить продукты отставали и задерживали на стоянки поезда. В результате всего этого в пути мы имели много поносных из которых часть на почве общего истощения –умерло (69 чел.)

В Новосибирске где была полуторасуточная стоянка, организовали санобработку всему эшелону и выдана горячая пища 2 раза, получен хлеб и роздан в большей норме (500-600 кгр) Считаю необходимыми при отправлении медперсонала, сопровождающего эшелон, обязательно снабжать инструкцией по сопровождению эшелона, обязательно должен быть вагон-изолятор, на известных этапах следования открыты питательные пункты.
Жел.дор администрация должна строго следить за тем, что бы на станциях был заготовлен кипяток для проходящих эшелонов и в достаточном количестве предоставить право врачам эшелона снимать тех лиц, кои по их мнению должны быть сняты с эшелона  / на ст.Тихорецкой Сев.Кав.ж.д. был случай, когда ни кто не хотел принять сдаваемую мной роженицу / Снабжать с места аптекой с достаточным количеством медикаментов /?стандартных?/
Нач.эшелонов должны знать о правах врача и считаться с законными требованиями последних.-

Врач.эшелона №29
Хацкелевич

Источник: Государственный архив Новосибирской области.Ф.П-7.Оп.1.Д.628.Л.77-77об.