corporatelie (corporatelie) wrote,
corporatelie
corporatelie

Categories:

Справка зампреда ОГПУ Г.Ягоды о восстании в Парбигской комендатуре СИБЛАГа ОГПУ от августа 1931 г.

Представленный в посте документ содержит сведения об одном из практически полностью забытых массовых выступлений депортированных крестьян '2-й категории', расселенных в Парбигской комендатуре Сибирского исправительно-трудового лагеря в качестве спецпереселенцев.

'Парбигская комендатура — самая крупная по численности (33 тыс. чел. по данным на лето 1931 г.) среди северных комендатур СИБЛАГа ОГПУ. О причинах выступления сообщается в спецсводке СО ОГПУ: «На участках Парбигской комендатуры продовольственных запасов нет. Последние выдавались посуточно. Были перебои. Последние 10 дней на ряде участков не было соли. Паек до последних дней выдавался в размере только 300 г муки на каждого едока. Хозяйственно переселенцы не устроены. Живут исключительно в шалашах, жилых построек не имеется». Для подавления восстания прибыло подразделение войск ОГПУ из Томска и группа работников СИБЛАГа из Новосибирска. В Чаинском районе была проведена партийная мобилизация, создано несколько отрядов общей численностью около 100 чел. («партотряды»). Решающее вооруженное столкновение произошло в районе р. Высокий Яр. Восставшие, потерпев поражение, рассеялись небольшими группами по тайге.' Цит по Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. Кн. 1

В ходе подавления восстания войсками ОГПУ, сотрудниками СИБЛАГа и партотрядами было убито от 79 до 'более 100' человек (если сопоставлять данные из разных источников). Представители власти потеряли 4 человека убитыми.

Скан публикуется в сети впервые.

Справка заместителя председателя ОГПУ Г.Г. Ягоды о восстании в Парбигской комендатуре CИБЛАГа ОГПУ  от августа 1931 г.




Совершенно секретно

СПРАВКА

О К-Р ВЫСТУПЛЕНИИ ВЫСЛАННЫХ КУЛАКОВ В ПОСЕЛКАХ

ПАРБИГСКОЙ КОМЕНДАТУРЫ ЛЕНИНСКОГО РАЙОНА З.С.К.

29 июля с. г. в спецпоселках выселенных кулаков (Парбигская комендатура Ленинского района Западной Сибири) произошло вооруженное к-р выступление, организационно подготовленное «инициативной группой», возглавляемой б. заводчиком УСКОВЫМ. Используя моменты хозяйственного неустройства спецпереселенцев и перебои в снабжении продовольствием, руководящей к-р группе удалось повести за собой часть спецпереселенцев.

29 июля с. г. под руководством УСКОВА выступило около 200 кулаков, образовавших банду, вооруженную 15 охотничьими ружьями, дубинами и топорами. Бандиты окружили помещение канцелярии 7-го участка и пытались обезоружить охрану. В перестрелке с нашей стороны был убит 1 вахтер. Выступившие потеряли 3 убитыми.

30 июля банда, насчитывавшая уже до 350 человек, повела наступление на штаб Парбигской комендатуры в пос. Крыловка и на с. Бочкар. Захватив пос. Крыловку[,] банда объявила «мобилизацию» мужского населения от 18 до 50 лет и изготовила сине-белое знамя с надписью: «Долой коммуны, да здравствует свободная торговля, да здравствует учредительной собрание».

31 июля банда двинулась в сторону Галкинской комендатуры, но по пути была рассеяна высланным навстречу ей нашим отрядом.

Наиболее активное к-р ядро выступивших под командованием кулака МОРЕВА ушло вверх по р. Андарла. Остальные участники выступления добровольно возвращаются в поселки.

В нескольких перестрелках с выброшенными для ликвидации выступления нашими отрядами убито 79 бандитов; захвачено 63 охотничьих ружья. С нашей стороны: убито - 1, ранено - 3, избито - 6.

Данными следствия устанавливается, что большинство выступавших привлечено в банду в принудительном порядке и только незначительная часть шла на выступление добровольно.

Меры к ликвидации скрывавшегося бандядра приняты.

В районе проводится разъяснительная работа.

ЗАМ. ПРЕД. О.Г.П.У. (ЯГОДА)

« » августа 1931 г.

Источник: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 52. Л. 238-239. Машинописная копия. Опубликовано : Политбюро и крестьянство: Высылка, спецпоселение. 1930—1940 гг. Книга II. Москва. 2006.


'В конце июля 1931 г. в Парбигской комендатуре произошел взрыв протеста, в котором проявились элементы организованности, присущие восстанию (хотя в полной мере восстанием это явление назвать трудно). Его активная форма, как бы парадоксально это ни звучало, была порождена самой репрессивной системой. Согласно сложившейся практике, для удобства управления и контроля спецпереселенцев старались селить компактно, создавая с учетом прежнего места жительства крестьян землячества. Внутри самих поселений крестьяне делились на десятки и сотни. Таким образом руками системы создавалась организационная структура, которая в определенных условиях могла сработать против ее «творцов». В 20-х числах июля взбунтовалось население нескольких поселков, в которых компактно проживали спецпереселенцы из Кузбасса и с Алтая. Их поддержали другие сибиряки. Активную роль в волнениях играли 1,5—2 тыс. чел. (до 10 % от общей численности контингента ко¬мендатуры). Они разоружили охрану нескольких поселковых комендатур и попытались «поднять» соседние районы. Усилиями местных партийно-советских органов (мобилизация актива) и прибывших вооруженных формирований ОГПУ бунт локализовали. В течение недели волнение было подавлено, сотни спецпереселенцев погибли, власти производили массовые аресты и организовали поимку бежавших в тайгу.
Из обвинительного заключения по уголовному делу о вооруженном выступлении крестьян-спецпереселенцев в Чаинском р-не, подготовленном Томским оперсектором ОГПУ 29 сентября 1931 г.44, события двухмесячной давности реконструировались чекистами как организация и осуществление «вооруженного восстания кулачеством, контрреволю¬ционно и антисоветски настроенным». Текст «Обвинительного заключения» при всей очевидной тенденциозности содержит информацию о событийной стороне происходившего в поселках Парбигской комендатуры нарастания крестьянского недовольства, переросшего в восстание. В начале июля 1931 г. возглавляемая Г.Е. Усковым группа «кулаков», высланных из Ленинского р-на (Кузбасс), устроила «полулегальное собрание» с приглашением представителей других районов «под предлогом обсуждения вопроса посылки делегации в край с ходатайством о прибавке пайка». Справедливо полагая, что создание и посылка подобной делегации легальным путем невозможна, Усков развернул работу по рассылке агитаторов по соседним комендатурам (в Галкинскую и др.) для выдвижения согласованных требований к властям. В дальнейшем ему удалось получить от руководства соседнего сельсовета несколь¬ко десятков чистых бланков, благодаря которым его соратники могли передвигаться по территориям близлежащих комендатур. В конце июля, по версии чекистов, Усков уже целенаправленно готовил восстание, планируя захватить соседние села и райцентр (с. Подгорное), затем «па¬роходы и дальше двигаться в Новосибирск». Неясно, верил ли сам Усков в подобную перспективу развития событий или документ отра¬жает домыслы проводивших следствие чекистов, но 29 июля 1931 г.«активная группа» во главе с Усковым выступила сразу в нескольких поселках, «вооружившись за счет разоруженного местного населения и работников комендатуры». Повстанцы захватили несколько населенных пунктов, но 31 июля их начали окружать отряды ОГПУ, милиции и партотряды Чаинского и соседних районов. 1 и 2 августа развернулись действия по ликвидации повстанческих «банд», в ходе которых погиб сам Усков и его окружение. По сообщениям чекистов, «со стороны банды убито более 100 чел. <...> со стороны партотрядов убито — 4 и ранено 3 человека» . После подавления выступления чекистами были арестованы 135 «активных участников повстанческой организации». Последние постановлением Особой тройки ПП ОГПУ по Западно-Сибирскому краю от 21 октября 1931 г. были осуждены на разные сроки — от десяти лет лагерей до 2 лет заключения условно со ссылкой вместе с семьями в самую северную из комендатур — Александре-Ваховскую, имевшую статус штрафной .
Материалы «Обвинительного заключения» дают основание считать, что к вооруженному выступлению высланных крестьян подтолкнули сами карательные органы, допускавшие перебои в снабжении продовольствием и предметами первой необходимости, что усугубляло и без того экстремальные условия расселения в таежной и болотистой местности. Следует учитывать также, что в ссылку попала значительная часть семей, главы которых находились либо в других комендатурах, либо в местах заключения. Среди 38 тыс. чел., расселенных летом 1931 г. в Чаинской группе комендатур, около 19 тыс. составляли дети и подростки до 16 лет, наиболее подверженные заболеваниям и смертности. Начальник Комендантского управления Долгих, побывавший в июне 1931 г. с инспекционной поездкой в ряде комендатур, в т. ч. расположенных по р. Чая, вынужден был констатировать, что «смертность на отдельных участках, преимущественно детей, в момент моего нахождения, была 10—35 человек в сутки. В данное время (на 20-е числа июня. — С.К.) ориентировочно цифру смертности можно исчислять около 1.000 человек» . В подобных условиях достаточно было незначительного повода — перебоев в снабжении продовольствием и уменьше¬ния выдаваемого пайка, который и без того составлял не более 300 г муки на человека в день, чтобы поднять спецпереселенцев на выступ¬ление. Голод и нужда придали ему массовость, чего нельзя было сказать о степени организованности. Повстанцы действовали стихийно, без четкого плана. По территориям Парбигской комендатуры спецпереселенцы перемещались «всей повстанческой массой», что облегчило задачу карательных отрядов локализовать и подавить крестьянское выступление. В действиях самих повстанцев, при всем намерении чекистов придать выступлению антисоветский, контрреволюционный характер, политической окраски не прослеживалось. С очевидностью это проявилось в отношении к представителям местных органов власти и работникам комендатуры, которых обезоруживали и арестовывали. Последние понесли небольшие потери только непосредственно в ходе вооруженных столкновений. Жестокость расправы с восставшими (примерно десятая их часть погибла) резко контрастировала с относительной «мягкостью» репрессий в отношении арестованных после подавления выступления
активистов» — никто из них не был расстрелян, обвинения, предъявленные части арестованных, не подтвердилась.
Отношение местного населения к происходившим событиям было неоднозначным — от сочувствия и поддержки повстанцев частью работников сельсоветов до активного участия в подавлении крестьянского выступления поднятых по мобилизации и сведенных в партотряды коммунистов и комсомольцев. Местные активисты привлекались каратель¬ными органами и для задержания бежавших в тайгу спецпереселенцев. Работникам ОГПУ пришлось даже расследовать откровенно бандитские действия одной из такого рода групп. С 1 августа по 15 сентября, творя самосуды и мародерствуя, «сельактив» д. Тунгусово охотился в окрестностях деревни за спецпереселенцами и ехавшими к ним родственниками. Расследование установило, что группой (фактически бандой) было убито 15 чел.: «Отбираемые вещи у убитых и проезжающих граждан (родственников спецпереселенцев) лучшего качества делились между участниками убийств и грабежей, а низкого качества сдавались в сельпо для распределения среди колхозов, объединенных сельсоветом, и тарифицированного населения». Заместитель райуполномоченного ПП ОГПУ Станкевич в своей докладной записке в райком партии был вынужден признать факт превращения «боевой группы для самоохраны деревни и колхоза» в «группу красных бандитов», обвиненных по ст. 59 п. 3 УК РСФСР.
Примечательно, что власти районного звена хорошо понимали истинные причины, побудившие спецпереселенцев к выступлению (голод, высокая смертность, бытовая неустроенность). Опасаясь повторения летних событий, секретарь Чаинского РК ВКП(б) Осипов в письме Эйхе от 22 сентября 1931 г. писал: «В Чаинском районе и комендатуре, где недавно было кулацкое восстание, чрезвычайно напряженное положение с продовольствием. 36 000 кулаков и кулачат голодают, с 15 по 19 сентября им давали по 100 грамм на семью, с 19 сентября совершенно прекратили выдачу хлеба, т. к. на складах комендатур совершенно нет хлеба <...> Во избежание голодного бунта (очень невыгодно нам — хуже восстания политически) мы настаиваем категорически о помощи нам в заброске продовольствия этим кулакам». Осипов сделал откровенный выпад против руководства СибЛАГа, фактически возложив на него ответственность за катастрофическое положение в спецпоселках и, в частности, за восстание. «...Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, — писал он, — что эта Парбигская комендатура совершенно не обеспечена руководящим составом поселковых уполномоченных и другой состав переарестован за дискредитацию Соввласти и прямо провокацию восстания <...>. Суть событий в Парбигской комендатуре летом 1931 г. очевидна: спецпереселенцы были спровоцированы на вооруженное выступление совокупными действиями и просчетами властей различных уровней, которые в комендатурах непосредственно представляли работники карательных органов. «Кулацкое восстание» наглядно показало способность спецпереселенцев к гражданскому неповиновению даже в таких экстремальных условиях, а также выявило крайнюю слабость и неэффективность системы управления комендатурами'.

Цит. по С.А. Красильников. Серп и Молох.Крестьянская ссылка в Западной Сибири в 1930-е годы. М.: РОССПЭН, 2003.
Tags: 1931 г., Запсибкрай, СИБЛАГ, Ягода, спецпереселенцы
Subscribe

  • За что можно было попасть в ИТЛ

    Мороженщица Дудя, говорите. Публикуется впервые. Источник: Государственный архив Российской Федерации. Ф.Р-9492 (Министерство юстиции СССР).

  • В этот день 6 лет назад

    Этот пост был опубликован 6 лет назад!

  • Монография об актировке

    Уважаемые читатели блога, хотелось бы обратиться к тем, у кого в семье были репрессированные родственники, прошедшие через структуры ГУЛАГа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments