Top.Mail.Ru
? ?
Previous Entry Share Flag Next Entry
"Наказал" ли Сталин Ягоду и Ежова?
corporatelie

Но мне бы хотелось заострить внимание вот на чем. Нужно очень четко себе уяснить один труизм,- говорить о наказании Ежова за чтобы то ни было имеет смысл только лишь в том случае, если он получил свою ВМН именно за реальные зверства , а не за педерастию в антисоветских целях и шпионство в четырех разведках. Когда наказывают преступника совершенно логично, а главное справедливо будет  наказать его за реальные преступления, т.е за то, что делает преступника преступником.

Было бы верхом идиотизма вешать в Нюрнберге за установления монголо-татарского ига или за падение Карфагена. В случае же с Эйхе или Ежовым мы получаем прямо противоположную картину. Та самая власть, которая якобы наказывала, не карала Эйхе, Ягоду или Ежова за их реальные преступления, а обвиняла их как раз за то, что репрессировали и боролись с врагами они недостаточно ...Это показательнейший и любопытнейший момент, который ну вдребезги разбивает популярные среди неосталинистов сентенции о том, что Ежова или кровавого Эйхе настигла справедливая кара из центра.

В их обвинениях не было ни обвинений в массовых фальсификациях, ни в бессудных конвеерных расстрелах невиновных людей, ни в организации чудовищных антиконституционных репрессий, невиданных по масштабу.

Верховная власть в лице Политбюро сама была по ушли в крови, и вряд ли бы стала обвинять ставших ненужными исполнителей в том, в чем сама была повинна больше всего.

 

 Верховная власть мыслила в иных категориях,- именно в категориях массовых репрессий.

 

Это крайне важный для понимания момент.

 

 Т.Е. тому же Ежову вменялась работа на 4(!!!!!!) иностранных разведки и "затем по поручению правительственных кругов Германии и Польши Ежеов перешел к более широкой изменнической работе, возглавив в 1936 году антисоветский заговор в НКВД и установив контакт с нелегальной военно-заговорщической организацией РККА ." И это притом, что официальная Правда в 1937 году Ежова никак иначе кроме как "сталинский нарком" не называла... Ягоде вменялось не то что, он репрессировал, а то что он РЕПРЕССИРОВАЛ НЕДОСТАТОЧНО. Был недостаточно бдительным и продался разведкам.
Эйхе обвинили, не в том, что тройка под его председательством загубили какого-нибудь невинного мужичка из Новосибирской области, а в стандартном маразме, характерном для большого террора,- в агитации создания невыгодных колхозов-гигантов и вредительстве.


Вот это-то и является крайне показательным. А нам тут пытаются доказать, что если Ежов или Ягода расстрелян, то мы должны радоваться, что их таки настигла заслуженная кара со стороны нежданно прозревшего Сталина и Ко, которые “не знали”, что творило зарвавшееся НКВД. Не настигла.
Судили их по сфальсифицированным обвинениям в лучших традициях школы фальсификаций их собственного НКВД.




  • 1
Обвинение Ежова в расстреле невинных - это сам Сталин в пересказе авиаконструктора Яковлева:

"Ежов мерзавец! Разложившийся человек. Звонишь к нему в наркомат — говорят: уехал в ЦК. Звонишь в ЦК — говорят: уехал на работу. Посылаешь к нему на дом — оказывается, лежит на кровати мертвецки пьяный. Многих невинных погубил. Мы его за это расстреляли. "

Да, попадалось мне и эти мемуары.

В кулуарах все знали, что в НКВД фальсифицируют дела в промышленных масштабах с ведома наркома и вполне могли об этом с негодованием в мемуарах же написать и даже вложить это негодование в уста Сталина. Мемуары есть мемуары. Даже если Сталин и говорил в приватных беседах нечто подобное,- данную сентенцию смело можно списать на знаментиое лицемерие вождя(вспомним "Сталин человек маленький"),- наличие целого массива документов, подтверждающие совершенно очевидный факт,- т.Сталин руководил Ежовым, как кукловод куклою.

Вопрос-то в другом,- в ОФИЦАЛЬНЫХ обвиенениях государственных инстанций, предьявленных Ежову(или тому же Эйхе с Ягодой). Именно они выражали крайне показательную тенденцию, о который я и говорил.

Обвинить Ежова в органзации "кулацкой операции", "польской операции" и других чудовищных по размаху репрессивных мероприятий/массовых операциях никто и не пытался. Никто и не вменял ему в вину фальсификацию дел, убийства невиновных, расстрельные лимиты и их увеличения,- и вполне понятно почему.

Потому что непосредственная ответственность за все перечисленное, за невероятное количество расстрелянных и посаженных лежала на Политбюро, и Ежова судили НЕ ЗА РЕАЛЬНЫЕ зверства, а в духе эпохи,- по сфабрикованным обвинениям...Вот это то и является крайне показательным и заслуживающим внимания. Верховная власть была порочна и с ног до головы в крови.

Смертельный номер,- Ежову, помимо всего прочего, вменялоcь то, что он имел половое сношение с мужчинами "В АНТИСОВЕТСКИХ И КОРЫСТНЫХ ЦЕЛЯХ".


Роберт Индрикович Эйхе.Организатор коллективизации в Сибири. Руководил чисткой партийного и хозяйственного аппарата в 1936—1937, что вызвало беспрецедентную волну арестов. Руководил развёртыванием массовых репрессий в Сибири, что совершенно не помешало ему стать наркомом земледелия.

Арестован он был 29 апреля 1938 . В ходе следствия подвергся пыткам.
Но Р.Эйхе ведь судили и расстреляли отнюдь не за то что он первый предложил тройку наделить расстрельными полномочиями. Это предложение Эйхе верховная власть в лице Политбюро и т.Сталина оценила, учла и даже учередила расстрельную специальную тройку во ВСЕСОЮЗНОМ МАСШТАБЕ, которая стояла жизни сотням тысяч людей.

Эйхе вменялся стандартный по тем временам "букет",- создание «латышской фашистской организации", шпионская и вредительская деятельность, агитация строительства убыточных колхозов-гигантов и прочий бред. Очень примечательно его письмо, написанное по видимому- в состояние крайнего отчаяния и недоумения ...

"...Эйхе Р. И., кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б), бывший первый секретарь Западно-Сибирского крайкома партии, а перед арестом наркомзем СССР, член ВКП(б) с 1905 года, арестованный по клеветническим материалам, в своем заявлении от 27 октября 1939 года, адресованном Сталину, писал:

«...Имеющиеся в следственном моем деле обличающие меня показания не только нелепы, но содержат по ряду моментов клевету на ЦК ВКП(б) и СНК, так как принятые не по моей инициативе и без моего участия правильные решения ЦК ВКП(б) и СНК изображаются вредительскими актами контрреволюционной организации, проведенными по моему предложению...
Теперь перехожу к самой позорной странице своей жизни и к моей действительно тяжкой вине перед партией и перед Вами.
Это о моих признаниях в контрреволюционной деятельности...
Дело обстояло так: не выдержав истязаний, которые применили ко мне Ушаков и Николаев, особенно первый, который ловко пользовался тем, что у меня после перелома еще плохо заросли позвоночники и причиняли мне невыносимую боль, заставили меня оклеветать себя и других людей.
Большинство моих показаний подсказаны или продиктованы Ушаковым, и остальные я по памяти переписывал материалы НКВД по Западной Сибири, приписывая все эти приведенные в материалах НКВД факты себе.
Если в творимой Ушаковым и мною подписанной легенде что-нибудь не клеилось, то меня заставляли подписывать другой вариант.
Так было с Рухимовичем, которого сперва записали в запасной центр, а потом, даже не говоря мне ничего, вычеркнули, так же было с председателем запасного центра, созданного якобы Бухариным в 1935 году. Сперва я записал себя, но потом мне предложили записать Межлаука, и многие другие моменты...
...Я Вас прошу и умоляю поручить доследовать мое дело и это не ради того, чтобы меня щадили, а ради того, чтобы разоблачить гнусную провокацию, которая, как змея, опутала многих людей, в частности и из-за моего малодушия и преступной клеветы. Вам и партии я никогда не изменял. Я знаю, что погибаю из-за гнусной, подлой работы врагов партии и народа, которые создали провокацию против меня»"

Архив КГБ, арх[ивно]-след[ственное] дело № Р-4516.

"Хотя само содержание приведенного заявления кандидата в члены Политбюро ЦК ВКП(б) требовало немедленного обсуждения его в ЦК, этого не произошло. Заявление Эйхе без каких-либо пометок и указаний было направлено Берия.
2 февраля 1940 года в судебном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР Эйхе виновным себя не признал и заявил:
«...Во всех якобы моих показаниях нет ни одной названной мною буквы, за исключением подписей внизу протоколов, которые подписаны вынужденно... Лица периода 1918 года названы мною вынужденно, под давлением следователя, который с самого начала моего ареста начал меня избивать. После этого я и начал писать всякую чушь...
Я ожидаю приговор и главное для меня - это сказать суду, партии и Сталину о том, что я не виновен. Никогда участником заговора не был...
Я умру так же с верой в правильность политики партии, как верил в нее на протяжении всей своей работы» (Там же).

Военная коллегия приговорила Эйхе к расстрелу. Однако даже перед расстрелом он был подвергнут зверскому избиению.


Кстати, инициатива июня 1937 о воссоздании троек принадлежит не Эйхе, а начальнику тамошнего УНКВД Миронову, который еще до пленума передал соответствующую просьбу Ежову, а тот - Сталину. Опыт расстрелов у троек Западной Сибири был недавний - 1933 года.

Интересно, спасибо за дополнение и спасибо, что читаете.Данный факт разрушает концепцию Ю.Жукова, где инициатива о воссозданим троек приписывается исключительно Роберту Индриковичу. А откуда информация,- неужели из Хлевнюка? Как-то проглядел этот момент.


По-моему, было и у Хлевнюка, и у Хаустова-Самуэльсона, и в "Сталинизме в советской провинции". Сама записка вроде есть в "Лубянка. 1937-1938".

  • 1