corporatelie (corporatelie) wrote,
corporatelie
corporatelie

Category:

"Правда" Игоря Пыхалова о заградотрядах.

Одиозный приказ 227 обмусоливался в публицистике(особенно в квасно-патриотической) и околоисторических трудах очень давно.

Если очень упрощать, относительно "мифа о заградотрядах" существует две полярные, оппонирующие друг другу точки зрения,- с одной стороны бичуемый патриотами "либерально-демшизный миф" о массовых растрелах отступающих войск(Прямо как в позорном "Враг у Ворот" (c)), с другой стороны, развенчания этого самого "антисталиского мифа" левыми правдорубами девяностых,- в самом общем виде,- заградотряды своих не расстреливали, функции у них были другие и вообще нет зафиксированных фактов стрельбы по своим во время боев. Расстрелы практиковались как вынужденная, назидательная мера только после боев,- обычно приводятся справка ОО НКВД СТФ в УОО НКВД СССР о деятельности заградительных отрядов Сталинградского и Донского фронтов не ранее 15 октября 1942 года с относительно небольшими цифрами задержанных, штрафников и расстрелянных.

Меня привлек пассаж из опуса товарища Пыхалова c внущающим названием "Правда о заградотрядах",

http://www.specnaz.ru/article/?518

'Итак, заградительные отряды задерживали дезертиров и подозрительный элемент в тылу фронта, останавливали отступающие войска. В критической ситуации они нередко сами вступали в бой с немцами, а когда военная обстановка изменилась в нашу пользу, стали выполнять функции комендантских рот. Выполняя свои прямые задачи, заградотряд мог открыть огонь над головами бегущих подразделений или расстрелять трусов и паникёров перед строем – но непременно в индивидуальном порядке. Однако никому из исследователей пока ещё не удалось найти в архивах ни одного факта, который подтверждал бы, что заградительные отряды стреляли на поражение по своим войскам.

И самое главное утверждение,-
НЕ ПРИВОДЯТСЯ ТАКИЕ СЛУЧАИ В ВОСПОМИНАНИЯХ ФРОНТОВИКОВ.
"

И такая безаппиляционность в пропагандистских выкладках присутствует при том том, что основные документы в архивах по заградотрядам и их деятельности до сих пор грифованы.

Итак, еще раз, тезисно,- И.Пыхалов утверждает, что таких случаев в воспоминаниях фронтовиков не приводится. Соответственно, если таковые случаи в воспоминаниях фронтовиков упоминаются, совершенно определенно, - товарищ Пыхалов попросту врет. И в данной системе неважно даже достоверны ли воспоминания того же Никулина, либо сержант это все выдумал сам. Факты упоминания стрельбы заградотрядов по своим в мемуарной литературе по ВОВ есть,  достоверность же этих фактов к данной системе "тезис-антитезис-синтез" имеет опосредованное отношение и является отдельной темой для исследования .

Несмотря на засекреченность большинства материалов по заградотрядом, отдельные показательные документы опубликованы,-

Приказ командующего войсками Западного фронта Военному совету 43-й армии от 21 октября 1941 г. о выделении отряда заграждения с целью недопущения бегства с поля боя


Шифром немедленно

ВОЕННОМУ СОВЕТУ 43 А

В связи [с] неоднократным бегством с поля боя 17 и 53 сд приказываю:

В целях борьбы с дезертирством выделить к утру 22.10 отряд заграждения, отобрав в него надежных бойцов за счет вдк.

Заставить 17 и 53 сд упорно драться и в случае бегства выделенному отряду заграждения расстреливать на месте всех, бросающих поле боя. О сформировании отряда донести.

Жуков

Булганин

21.Х.41 г.

ЦАМО, ф. 208, оп. 2513, д. 83, л. 513-514. Подлинник.

"Волею судьбы и по приказу Сталина выполнившего роль заградительного отряда." Лейтенант Лоза говорит о роли своего соединения в качестве  заградотряда, выполнив  категорический приказ комбата открыть огонь по отступающей пехоте. Cтранная роль для заградотряда, который по утверждению крайне левых, никогда не стреляли по войскам. Хотя, естественно, можно возразить, что Ю.Лоза не командовал заградотрядом, а просто выполнил его роль. Но роль за себя говорит, на мой взгляд.

...Раннее утро. Наша 233-я танковая бригада сосредоточилась в смешанном лесу с вечера 12-го Августа. Первый батальон бригады растянулся по западной опушке леса. Моя первая рота находилась на его левом фланге в 200 метрах от проселочной дороги, за которым простиралось гречишное поле.
Линия фронта проходила примерно в двух километрах от нас по реке Болва. От туда слышался все нарастающий гул развернувшегося сражения. К сожалению мы не имели информации о событиях на передовой. Примерно через час звуки боя стали быстро приближаться. Стали слышны пулеметные и автоматные очереди. По дороге проскочила батарея противотанковых 76-мм пушек и сходу развернулась, заняв позиции на гречишном поле, левее леса занятого танками бригады, таким образом перекрыв открытое пространство между двух выступов леса. Артиллеристы быстро замаскировали орудия рожью, подготовив из к отражению возможной танковой атаки.
Я, молодой зеленый лейтенант нервничал. Неизвестность всегда вызывает тревогу. Мы продолжали сидеть в наших Матильдах, вслушиваясь в звуки проходящего боя и постоянно поглядывая в сторону передовой. Над ней появились немецкие пикировщики и, сделав круг, пошли в атаку. Серия взрывов бомб разорвала воздух. Один из бомбардировщиков, получив прямое попадание зенитного снаряда рухнул на землю.
Примерно через час я и мои подчиненные увидели, что примерно в 900 метрах от нас в нашем направлении по полю бегут солдаты с явным намерением укрыться в лесу. Некоторые из них были вооружены, большинство же было без оружия. Не надо быть военным гением, чтобы понять что пехотное соединение, не выдержав немецкой атаки в панике оставило свои позиции. Впервые я видел подобное зрелище и совершенно не представлял, что делать в подобной ситуации. Буквально через несколько минут  получил категорический приказ стрелять по отступающим войскам. Я не мог поверить своим ушам. Как я могу стрелять по своим? Командир батальона подбежал к моему танку и обматерив меня ще раз приказал открыть огонь из пулеметов по отступающей пехоте. Ломающимся голосом я приказал: «Первый взвод, открыть огонь поверх голов пехотинцев. Второй взвод, поставить заградительный огонь перед отступающими!»
Принятое решение пришло ко мне неожиданно, хотя возможно я и читал об этом где-то, что можно создать ситуацию, которая заставит бегущих солдат залечь. Это даст им время прийти в себя, осмотреться, и в конце концов понять, что происходит. Несомненно, что после этого командирам не составит труда вернуть их на позиции.
Шесть установленных коаксиально пулеметов Брен одновременно открыли огонь. Поток трассирующих пуль просвистел над охваченными паникой солдатами. Он прошел высоко над их головами, постепенно снижаясь, прижимая их к земле. Перед отступающими выросла завеса заградительного огня, хорошо видная по срезанным колосьям ржи и облачкам пыли, поднимаемыми пулеметными очередями. Попадание в эту зону означала быструю и неизбежную смерть. Пулеметы продолжали стрелять и свинцовый поток их пуль не оставлял солдатам другого выбора как залечь.
Не прошло и нескольких секунд, как солдаты как и требовалось залегли. Я приказал прекратить огонь. Наступила тишина, но через пару минут несколько солдат вскочили и попытались опять бежать в нашу сторону. Пулеметы первого взвода несколькими короткими очередями уложили их на землю. Похоже, до пехотинцев дошло, что еще шаг в сторону тыла будет означать для них смерть и больше попыток встать и побежать они не делали. Вскоре появились пехотные командиры, которые несколькими короткими командами подняли лежащих на поле солдат и повели их обратно к реке на занимаемые позиции. Как мы выяснили позднее на поле остались лежать семь наших солдат, принявших позорную смерть от нашего пулеметного огня.
Я находился на грани нервного срыва, а моя голова раскалывалась от боли. Врагу не пожелаешь того, что пережил я, волею судьбы и по приказу Сталина выполнившего роль заградительного отряда. Прошло уже более шестидесяти лет, а память об этом эпизоде до сих пор болью отзывается в моем сердце."

(Лоза Д. Ф. Танкист на «иномарке». Победили Германию, разбили Японию. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 320 с. / («Война и мы. Солдатские дневники»)



В книге гвардии сержанта Н. Н. Никулна Воспоминания о войне.

Войска шли в атаку, движимые ужасом. Ужасна была встреча с немцами, с их пулеметами и танками, огненной мясорубкой бомбежки и артиллерийского обстрела. Не меньший ужас вызывала неумолимая угроза расстрела. Чтобы держать в повиновении аморфную массу плохо обученных солдат, расстрелы проводились перед боем. Хватали каких-нибудь хилых доходяг или тех, кто что-нибудь сболтнул, или случайных дезертиров, которых всегда было достаточно. Выстраивали дивизию буквой «П» и без разговоров приканчивали несчастных. Эта профилактическая политработа имела следствием страх перед НКВД и комиссарами — больший, чем перед немцами. А в наступлении, если повернешь назад, получишь пулю от заградотряда. Страх заставлял солдат идти на смерть. На это и рассчитывала наша мудрая партия, руководитель и организатор наших побед. Расстреливали, конечно, и после неудачного боя. А бывало и так, что заградотряды косили из пулеметов отступавшие без приказа полки. Отсюда и боеспособность наших доблестных войск.

Из той же книги. На этот раз свидетельство со стороны немцев.X. Эрвин, артиллерийский наблюдатель 28-й легкопехотной гамбургской дивизии:

«Однажды массы русских войск пошли в атаку. Но их встретили дружным огнем пулеметов и противотанковых орудий. Оставшиеся в живых стали откатываться назад. Но тут из русских траншей ударили десятки пулеметов и противотанковые пушки. Мы видели, как метались, погибая, на нейтральной полосе толпы ваших обезумевших от ужаса солдат!»

Так же, из интервью с штрафником-лейтенантом С.Ария на Эхе Москвы.

Е.КИРИЧЕНКО: У меня в руках копия справки Управления НКВД о деятельности заградотрядов Сталинградского и Донского фронтов. От 15 октября 42 г. Здесь статистика за два с половиной месяца после приказа Сталина было сформировано 193 загрядотряда. Этими отрядами задержано 140 тысяч 755 дезертиров, сбежавших с передовой. Из числа задержанных арестовано 3.980 человек, расстреляно 1189, направлено в штрафные роты 2776. Штрафбаты 185, возвращено в свои части 131 тысяча 94 человека. И конкретные фамилии, что делали заградотряды - "14 сентября. Противник предпринял наступление против частей, несших оборону г.Сталинграда. Бойцы и командиры двух полков в панике стали отходить, оставляя рубежи. Начальник заградотряда, младший лейтенант Госбезопасности Ельман приказал своему отряду открыть огонь над головами отступающих, В результате личный состав этих полков был остановлен, и через два часа полки заняли прежние рубежи своей обороны". Вот такая справка.
С.АРИЯ: Я знаком с этим.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А как часто заградотряды стреляли не надо головами?
С.АРИЯ: Ну, в той штрафной роте, где довелось воевать мне, там заградотряд был, но довольно далеко, и он нам в спину не стрелял, потому что мы находились в позиционном положении в этот период времени. Но я думаю, что если бы там началась не позиционная война, а наступление, и мы бы начали драпать, то я не исключаю, что нам помогли бы остановиться.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Есть факты, что стреляли не по головам, а в затылки?
С.АРИЯ: Безусловно. Но они были для этого созданы.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Факты такие были?
С.АРИЯ: Были такие факты.
Е.КИРИЧЕНКО: Факты такие были, но, к сожалению, эта информация до сих пор закрыта. Но нам удалось найти человека, который участвовал в таких расстрелах в фильме он будет рассказывать об этом. У него была должность "политбоец" это еще до приказа 227.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как часто это использовалось не как фактор страха, а как фактор убийства насколько эти расстрелы были массовыми?
Е.КИРИЧЕНКО: По его словам у них в полку он лично арестовал трех человек, из них один был расстрелян. Это был солдат, мобилизованный из Средней Азии, который не хотел воевать, и раскаленным топором он отрубил себе руку.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я немного не о том. Отступают, и начинают стрелять в спины, чтобы они остановились - вот такое было? Чтобы остановить бегущую роту?
Е.КИРИЧЕНКО: Те герои, с которыми нам удалось побеседовать говорят, что боялись заградотрядов, потому что могли расстрелять, поэтому они шли только вперед.,
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Реально известны факты массовых расстрелов?
Е.КИРИЧЕНКО: Реально они не говорили.
С.АРИЯ: Мне такие факты неизвестны, и более того, я полагаю, что вообще, после перехода в наступление нашей армии, то есть после Сталинграда, подобной стрельбы в спину не было. Хотя они еще существовали и следовали за фронтом длительное время.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть мы все-таки можем говорить о психологическом факторе этого приказа, а не о массовом его применении?
С.АРИЯ: Ну почему же, в Сталинграде это применялось достаточно широко.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Именно массовые расстрелы?
С.АРИЯ: да. Вот тот документ, который Евгений прочитал сейчас, я не исключаю, что он из той книги, которую я тоже смотрел "Рассекреченные документы".
Е.КИРИЧЕНКО: Да, Сталинградская эпопея. Но не все документы рассекречены.
С.АРИЯ: Так вот там имеются пачки докладных особых отделов с данными о расстрелянных и на Донском, и на Сталинградском, и на других фронтах особыми отделами заградотрядов. Там количество расстрелянных исчисляется тысячами людей.
Е.КИРИЧЕНКО: Из них где-то 15 дивизий можно было бы сформировать, вы говорили. С.АРИЯ: всего за время Отечественной войны было расстреляно 150 тысяч человек, 10 дивизий.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments