corporatelie (corporatelie) wrote,
corporatelie
corporatelie

Category:

Фальшивые кулаки Алтайского края 1937-1938гг.

Мы уже знаем о том, что в крайне странном и новатроском репрессивном марафоне 1937-1938гг. в СССР создали и отловили сотню тысяч польских шпионов. Если польского шпиона нет, его необходимо придумать(с),- это катастрофическая максима привела к очень печальным последствиям. Но чем больше знакомишься с материалами проверок "перегибов" и "частных эксцессов" оперативной практики госбезопасности и РК милиции 1937-1938гг., тем серьезнее начинают обуревать сомнения. А все эти бесчисленные жандармы, царские чиновники, торговцы и фабриканты, агенты РОВСа, эсеры и кадеты, белые штабс-капитаны,- они вообще в каком процентном соотношении существовали в конкретной-исторической реальности в 1937-1938гг.? Т.е безусловно, какое-то их количество релаьно cуществовало в разных пропорциях, хотя к эсерам и кадетам применим эпитет "бывший", но говорить о каких-то реальных подпольных эсеровских организациях к 1937г. смешно .

Казалось бы логичная и тривиальная мысль,- ведь если приходилось массово фальсифицировать(а 40% уровень фальсификаций по региону,- это имено что массовый и беспрецедентный уровень липы) даже таких вроде как нередких представителей "антисоветского контингента", как кулаки,то что говорить о каких-нибудь несчастных жандармах?Которых было к 1917 году тысяч 15- 17 на всю страну, и это считая нижних чинов.

Ведь любопытно то, что ведь и остальные "намеченные к репрессии" категории антисоветских элементов тоже зачастую выдумывались для выполнения планов и поддержания истинного социалистического духа в соцсоревновании по вылавливанию врагов народа в диких селах.

Приведу крайне примечательный отрывок из монографии "Сталинизм в советской провинции 1937-1938 гг. Массовая операция на основе приказа №00447":

"Наиболее многочисленную группу репрессированных в процессе реализации приказа № 00447 составили бывшие кулаки, не случайно в документах того времени эту репрессивную акцию называли «кулацкой» операцией. Особенно значительным удельный вес репрессированных по целевой группе «бывшие кулаки» был в сельскохозяйственных регионах страны. К таковым относился и Алтайский край, где осужденные специально созданным для выполнения операции внесудебным репрессивным органом — тройкой УНКВД по Алтайскому краю — по категории «бывшие кулаки» составили 73,2 % от общего числа репрессированных (согласно подсчетам, сделанным по протоколам тройки, заседавшей с 30 октября 1937 г. по 15 марта 1938 г., - 8 924 из 12 195 чел.(Отдел спецдокументации управления архивного дела Алтайского края (далее — ОСД УАД АК). Ф. Р. 2. Оп. 5. Д. 1-354; Отдел реабилитации и архивной информации ИЦ при ГУВД Алтайского края. Ф. 16. Архивная коллекция протоколов заседаний тройки при УНКВД по АК.)


<...>


Нами были изучены архивно-следственные дела на 290 чел., репрессированных как «бывшие кулаки». Дела эти рассматривались на заседаниях тройки при УНКВД по Западно-Сибирскому краю (до образования тройки УНКВД по Алтайскому краю она рассматривала дела по оперсекторам, отошедшим в образованный Алтайский край) в августе 1937 г. и тройки при УНКВД по Алтайскому краю в октябре, ноябре 1937 г. и марте 1938 г. Эти дела были отобраны путем 10-процентной механической выборки из общей совокупности дел на «кулаков», персоналии которых выявлялись по электронной базе данных отдела спецдокументации управления архивного дела администрации Алтайского края и протоколам заседаний тройки УНКВД по Алтайскому краю3.
Анализ содержания данного комплекса судебно-следственных дел, и прежде всего содержащихся в них реабилитационных материалов — анкет, справок, показаний осужденных и свидетелей, справок из райисполкомов, сельсоветов и архивов, на основании которых в ходе пересмотра дел в 1939-1941 гг. и реабилитационных мероприятий, проводившихся в 1950-1960-е гг., уточнялось социальное происхождение репрессированных, — показывает, что около 40 % от всех репрессированных в 1937-1938 гг. по целевой группе «бывшие кулаки» составили лица, не раскулачивавшиеся и не лишавшиеся избирательных прав в период коллективизации, т. е. кулаками фактически не являвшиеся: их принадлежность к этой социальной группе была сфальсифицирована работниками НКВД в ходе следствия.
По мере развертывания операции, с исчерпанием заранее составленных списков и агентурных разработок, число репрессированных, в отношении которых данные о социальном происхождении фальсифицировались (в обвинительных заключениях и приговорах тройки они проходили как кулаки, а в ходе реабилитационных проверок выяснялось, что они происходят из середняцко-бедняцкой прослойки), возрастало: среди тех, чьи дела рассматривались тройкой с 5 по 18 августа 1937 г., таковых было 24 %, в конце октября-ноябре 1937 г. — 30 %, а на завершающем этапе работы тройки, 14 и 15 марта 1938 г., — около 70 %.
О том, что данные о принадлежности к основной целевой группе приказа — кулакам — фальсифицировались в ходе следствия, свидетельствуют показания причастных к этому должностных лиц, данные ими в ходе реабилитационных мероприятий.

По свидетельству сотрудника краевого управления НКВД Н. Л. Баева (1939 г.), во время «кулацкой операции» «имело место огульное приписывание кулацкого соцпроисхождения, поскольку сотрудники НКВД гна¬лись за количеством»(Заявление сотрудника УНКВД по Алтайскому краю Баева секретарю
Алтайско­го крайкома ВКП(б) (февраль 1939 г.) // ОСД УАД АК. Ф. Р. 2.Оп. 7. Д. 5700. Т. 8. Л. 265.).

В реабилитационных материалах архивно-следственных дел отложились и многочисленные свидетельства бывших председателей и секретарей сельсоветов о том, что справки об имущественном положении и социальном происхождении арестованных писались ими под диктовку сотрудников НКВД.(См. протоколы допросов: председателя Бурановского
сельсовета Тогульско-го района С. М. Кузменкова (1940 г.) // Там же. Д.7463 Л. 109; секретаря Сидоровского сельсовета Романовского района И. П. Воробьева (1958 г.) // Там же. Д. 6352. Т. 3. Л. 39-40; секретаря Камышенского сельсовета Родинского района М. Ф. Щитова (1958 г.) // Там же. Д. 6574. Л. 198; председателя Родинского сельсовета одноименного района Д. А. Чернусь (1958 г.) // Там же. Д. 6125. Т. 2. Л. 31 и др.)

Так, секретарь Ненинского сельсовета Солтонского района Р. показывал на допросе, проводившемся в 1940 г. в рамках пересмотра одного из следственных дел, по которому в 1937 г. были осуждены 32 чел., что «справки и характеристики писались мною по указанию председателя сельсовета Леонтьева и сотрудников милиции [...] по их указанию нужно было писать в справках и характеристиках, что все эти люди кулаки , занимались вредительством и антисоветской агитацией, саботировали в выполнении плана хлебозаготовок, эти сотрудники говорили, что раз они арестованы, значит, враги народа, а поэтому так нужно писать, несколько написанных мною справок, которые соответствовали действительности, они рвали и давали задание написать новые, говоря, что такие справки и характеристики не нужны [~.]»(Протокол допроса бывшего секретаря Ненинского сельсовета Солтонского
рай­она Р. от 24 мая 1940 г. // Отдел реабилитации и архивной информации ИЦ при ГУВД АК. Ф. 9. Оп. 29 л/с. Д. 576. Л. 9.). В результате в справках, выданных сельсоветами Солтонского района в 1937 г., 30 из 32 арестованных значились как кулаки. А в ходе проверки, проведенной в 1940 г. в рамках следственных мероприятий по пересмотру этого дела, было установлено, что из 32 арестованных кулацкое происхождение имели лишь 8 чел. — 5 кулаков и 3 сына кулаков, а остальные происходили из середняков и бедняков — соответственно 21 и 3 чел.(Заключение по материалам расследования о фальсификации следственных документов на начальника 2-го отделения 2-го отдела УНКВД по Алтайскому
краю В. А. Меринова от 16 августа 1940 г. // Там же. Л. 151.)

Из 28 чел., проходивших в 1938 г. по делу о повстанческой организации в с. Рогозиха Павловского района, как показала проверка, проведенная прокуратурой в 1940 г., только 5 чел. лишались ранее избирательных прав и раскулачивались, хотя в обвинительном заключении, по которому они были осуждены в 1938 г., почти все они значились как кулаки(ОСД УАД АК. Ф. Р. 2. Оп. 7. Д. 7547. Л. 346-368, 674-680).

Подобные же проверки, проводившиеся следователями прокуратуры по делу о контрреволюционной организации в селах Ново-Ильинского сельсовета Хабаровского района, выявили приписывание кулацкого происхождения 12 из 18 осужденных; по делу об антисоветской группе в Славгородском районе (Д. И. Брага и другие) — 16 из 17 осужденных; по делу о ровсовской организации в Алтайском районе — 4 из 8 чел.; по делу о контрреволюционной организации в Благовещенском районе (Е. Л. Иванков и другие) 14 из 18 чел. (проверка 1959 г.); по делу о контрреволюционной группе в Ново-Киевском районе (Колесник С. Т. и другие) — 8 из 8 чел. (проверка 1960 г.)(Там же. Д. 7218. Л. 370; Д. 8099. Л. 290; Д. 7203. Л. 274; Д. 9037. Л. 201 и др.)


Еще раз подчеркну. 40% фальсификаций из 290 дел за два года в рамках одной оперативной акции,- это очень сурово. Особенно если учесть, что по одному делу проходило зачастую несколько десятков человек. Я даже, если честно, не упомню аналогов. Кто-нибудь может себе представить, чтобы синие мундиры-жандармы дореволюционной России поймали бы 290 крестьян и 40% из них записали бы в эсеры? Я таких примеров просто не знаю.

Как итог.

Вот и думай теперь. А был ли мой прадед Царев В.А. на самом деле  кулаком? Как мы видим, активно подделывались даже справки сельсоветов об имуществе.


И так почти во всем что касается аутентичных данных по массовым операциям. Везде сомнения.

Tags: 1937-1938 гг., массовые операции НКВД
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments