corporatelie (corporatelie) wrote,
corporatelie
corporatelie

Category:

Ответ к.и.н. Е.Г. Михеенкова на критику его работы о пенитенциарной системе правительства Колчака

Какое-то время назад меня попросили разобрать статью подполковника внутренней службы, историка Е.Г.Михеенкова о пенитенциарной системе правительства адмирала Колчака, опубликованную в  Вестнике ТГПУ в № 9 за 2012 год под названием «Численность и состав заключенных на территории Западной Сибири в годы Гражданской войны (1918-1919 гг.)»

С результатом можно ознакомиться здесь, Миллиарды посаженных в ГУЛАГ Колчакии или что скрывает ложь.

Разбор получил определенный резонанс в узких кругах, сам автор ознакомился с этой критической заметкой и попросил опубликовать свой ответ на критику у меня в блоге несколько недель назад, выполняю свое обещание с некоторым запозданием, не было возможности заниматься блогом.

Хочу обратить внимание читателей, что Егор Геннадьевич, к сожалению, перепутал и принял несколько цитат из комментариев пользователей живого журнала, вынесенных  в заглавие статьи как пример некомпетентности восприятия его текста, за мои тезисы, поэтому возражал не мне, а в том числе и юзеру, которому принадлежит авторство эфмемизма "Гулаг Колчакии".

К вопросу о фальсификации истории, или мой ответ на статью г-на редактора «Миллиарды посаженных в ГУЛАГ колчаки, или что скрывает ложь», опубликованной в Интернет-пространстве 27 ноября 2012 года.

Уважаемый Господин редактор! К сожалению, Вы предпочли остаться Инкогнито, в отличии от тех, кто публикует научные статьи в ведущих журналах, рекомендованных ВАК, поэтому позвольте, называть Вас именно так.
Весьма польщен Вашим вниманием к моей работе, опубликованной в Вестнике ТГПУ в № 9 за 2012 год под названием «Численность и состав заключенных на территории Западной Сибири в годы Гражданской войны (1918-1919 гг.)». Я всегда выступал за научную дискуссию, был открыт для научного общения, однако не приемлю грубость, хамство и издевательство над фактами. Мне также непонятен Ваш постоянный сарказм, который прослеживается по всей комментируемой Вами публикации.
Однако оставим данные аспекты деятельности на Вашей совести и перейдем к фактам,  в искажении и, даже, фальсификации которых Вы, Господин редактор меня обвиняете, что впервые за мои 20 лет научно-педагогической деятельности и, глубоко оскорбительно для меня как исследователя.

Позволю себе обратить Ваше внимание, во-первых, невнимательность при прочтении текста; во-вторых, на незнание истории Сибири и особенностей функционирования «белых» режимов в Сибири, чем судя по публикациям на Вашем же блоге, Вы никогда не занимались (хотя ряд Ваших публикаций в блоге свидетельствуют о достаточной проработке архивных данных ГАРФа. Более того я частично разделяю Ваше мнение по поводу лучших условий содержания заключенных в дореволюционной России, чем в последующие годы революции и Гражданской войны, Советской власти). В-третьих, изначальной предвзятости к моей персоне, что я лично объясняю действительной правоохранительной службой Российской Федерации.

1.   «Не учтены концлагеря и другие пенитенциарные заведения интервентов. С их учетом приведенную цифирь следует увеличивать минимум вдвое». Обращаю Ваше внимание, что на территории Западной Сибири данные учреждения, созданные союзниками России, участвующих в Интервенции в годы Гражданской войны отсутствовали. Поэтому Ваше утверждение о том, что мою цифру в 100 000 заключенных можно увеличить вдвое – голословно. К тому же в нее включены заключенные, которые были эвакуированы из тюрем Урала в 1919 году, в связи с наступлением войск Красной армии. Правда, их было немного: около 8 000 человек.

2.  «И о военнопленных 1-й мировой отдельный разговор. На Дальнем Востоке они находились до самого конца гражданской войны». Согласен. Последние из них были отправлены на Родину лишь в 1925 году. Но это – на Дальнем Востоке! Западная Сибирь находится от него на расстоянии примерно в 2 500 км! Так, где же логика критики???

3.  Если Вы не знаете систему органов власти Колчаковского режима, - зачем ее критиковать? Тем самым, Вы, господин редактор, показываете свою некомпетентность в данном вопросе. «Кстати, если кто не знает, орган "Колчакии", ведающий лагерями и тюрьмами, назывался ГУМЗ - Главное управление мест заключений. Напоминает... известно что)) Я сейчас скажу, что еще данная аббривитура напоминает,- Главное управление мест заключения НКВД РСФСР во главе с Е.Г.Ширвиндтом, благополучно просуществовавшее до 1930г. Но это все частности».

Поясняю следующее для Вас и для тех, кто не знает. 1 июля 1918 года на основании Грамоты Временного Сибирского правительства наряду с другими правительственными учреждениями было создано Министерство юстиции, в составе которого было образовано Главное управление местами заключения.

Вместе с Министерством юстиции в дальнейшем, 4 ноября 1918 года оно перешло в состав Временного Всероссийского правительства, а 18 ноября 1918 года – в состав Российского правительства адмирала Колчака.

Начальником Главного управления мест заключения Всероссийского правительства Колчака был назначен в 1919 году П.К.Гран, тот самый начальник Главного тюремного управления Российской империи, который был уволен в «отставку по прошению» Временным правительством в 1917 году и на его место назначен профессор А.А.Жижиленко.

Именно П.К. Гран возглавлял Главное управление мест заключения колчаковского правительства до начала 1920 года. Таким образом, на территории России, в рассматриваемый период времени, действовало 2 ведомства:

А) Карательный отдел Наркомюста РСФСР – на территории, подконтрольной Советам;

Б) ГУМЗ Всероссийского правительства, на подконтрольной территории властям «белой» Сибири.

Хотелось бы заметить, Г-н редактор, что если Вы не знаете о существовании данных фактов, то это не означает, - что их не было.

4. Количество заключенных, прошедших пенитенциарные учреждения Сибири (100 000 человек) отличается от количества заключенных содержащихся в пенитенциарных учреждениях. «Именно благодаря этой грубой манипуляции данная статья так шокирует и срывает покровы». Интересно знать: чем же я так умело манипулирую??? Тем, что не сведущий читатель не в состоянии отличать два подчеркнутых понятия? По меньшей мере странное и некорректное высказывание в мой адрес, Господин Редактор Инкогнито! Отсюда идет и все остальное: про то, что тюрьмы действительно не могли вместить 100 000 З/к одновременно (иначе лопнули бы по швам); забываем, господин редактор Инкогнито о том, что это за два года; не учитываем то, что от этой суммы необходимо отнять 30 000 красноармейцев, так и томившихся в концентрационных лагерях до освобождения войсками пятой Красной Армией в 1919 году. Так что если посмотреть, то получается уже по - другому: 70 000 разделить на два года = 35 000 в год. Учитывая то, что пик репрессий властей белой Сибири приходился на 1919 год, то порядка 45 000 человек прошло (а не сидело одновременно!!!) именно в этом году в пенитенциарных учреждениях Сибири. От этой цифры следует также отнять 8000 заключенных с Урала.

5. Пенитенциарная статистика никогда не бывает «замершей», особенно в 1918-1919 годах. Сведения о движении арестантов ГАРФ ф.р. 827 (который, Вы, видимо, не посмотрели) тому свидетельство. Часть арестованных – было освобождено, о чем есть информация в статье (см. стр.45 журнала); часть – переведена в другие тюрьмы, вт.ч в Александровский централ Иркутска (если Вы не знаете, то это уже Восточная Сибирь, а не Западная); часть – умерло; часть – расстреляли.(стр. 46-47 журнала).

6. Статья ограничивается периодом 1918-1919 годов, так что все остальное, что Вы мне приписываете, господин редактор Инкогнито, является Вашей выдумкой и богатой фантазией.

7. Хотелось бы думать, что цифра в 100 000 заключенных, прошедших пенитенциарную систему Западной Сибири есть показатель репрессивности политического режима Колчака. (Или, Вы с этим поспорите?) Доказательство тому, - законодательные акты колчаковского режима, развязывающие руки карательному аппарату правительственных органов. Другое дело, что по сравнению с последующим периодом истории советской пенитенциарной системы, эти два года выглядят не столь уж кровавыми. Однако в этом заключается трагедия Российского общества, пережившего колоссальные потрясения как в годы революции и Гражданской войны, так и в последующий период времени. Пенитенциарная же система являлась лишь отражением этих событий, занимая одно из лидирующих мест в реализации карательной политики государства среди правоохранительных органов.

8.  «Идеологический посыл подобной занятной трактовки репрессивной политики Сибирских белых правительств ясен,- белые в Сибири сажали и карали значительно больше, чем было принято думать, подполковник УФСИН Михеенков сорвал покровы и доказал, что репрессии Красных в гражданской войне, в сущности, няшные, и по сравнению с тоталитарной правой диктатурой Колчака смотрятся скромнее». Это Вы, господин редактор Инкогнито, явно погорячились! 85 000 сидельцев в Советской России к началу 1922 года – «няшные», выражаясь Вашим языком данные, – это чересчур!

9.  Что же касается моей гражданской позиции, то считаю, что восстановление памятнику А.В.Колчаку на месте его расстрела в г.Иркутске – есть грубое издевательство над Российской историей, происходящее в угоду существующей в настоящее время политической парадигме. Поэтому нельзя забывать не только о сталинских репрессиях и лагерях принудительных работ в РСФСР 1919-1924 гг. с их античеловеческими условиями содержания, но и про репрессивно-карательный аппарат белых режимов Сибири и его реализации на практике, в частности, через призму функционирования пенитенциарной системы.

В заключение отмечу, что готов к научному диалогу со всеми заинтересованными лицами, занимающихся изучением пенитенциарной системы отдельных субъектов Российской Федерации.

С уважением, старший научный сотрудник ТФ ФКОУ ВПО Кузбасский институт ФСИН России, кандидат исторических наук, доцент, подполковник внутренней службы Михеенков Егор Геннадьевич.

P.S. Обращусь к г-ну редактору Инкогнито с пожеланием все-таки подписывать свои работы и высказывания. Иначе получается игра в одни ворота, что вряд ли состыкуется с Вашим, г-н редактор Инкогнито амплуа борца за верные идеалы демократического режима!

Надеюсь, что Вы все же опубликуете мой ответ на Ваш замечания, ибо в противном случае получается то, что Живой журнал при поступлении отличных от его авторов мнения просто отмахивается от них.


Коммантарии на ответ Е.Г.Михеенкова.
Ну что ж, разберем по порядку каждый пункт.

1.«Не учтены концлагеря и другие пенитенциарные заведения интервентов. С их учетом приведенную цифирь следует увеличивать минимум вдвое». Обращаю Ваше внимание, что на территории Западной Сибири данные учреждения, созданные союзниками России, участвующих в Интервенции в годы Гражданской войны отсутствовали. Поэтому Ваше утверждение о том, что мою цифру в 100 000 заключенных можно увеличить вдвое – голословно. К тому же в нее включены заключенные, которые были эвакуированы из тюрем Урала в 1919 году, в связи с наступлением войск Красной армии. Правда, их было немного: около 8 000 человек."

Что и требовалось доказать. Егор Геннадьевич здесь по ошибке принял  высказывани nazar_rus  из комментариев у А.Дюкова за мои тезисы и совершенно обоснованно возразил не мне, а пользователю живого журнал nazar_rus чей комментарий вынесен в заглавие как пример абсолютно неадекватного восприятия и трактовки статьи.

Такого рода комментарии(один из многих подобных. см.ниже) и сподвиг меня к разбору не только самого текста статьи, но и абсолютно неадекватной реакции  на статью  ЖЖ общественности определенного идеологического спектра.

2.«И о военнопленных 1-й мировой отдельный разговор. На Дальнем Востоке они находились до самого конца гражданской войны». Согласен. Последние из них были отправлены на Родину лишь в 1925 году. Но это – на Дальнем Востоке! Западная Сибирь находится от него на расстоянии примерно в 2 500 км! Так, где же логика критики???---

См.п.1. Уважаемый Егор Геннадьевич опять же абсолютно корректно возразил не мне, а на этот раз юзер libelli_nestor  из комментариев у А.Дюкова.

3.Если Вы не знаете систему органов власти Колчаковского режима, - зачем ее критиковать? Тем самым, Вы, господин редактор, показываете свою некомпетентность в данном вопросе. «Кстати, если кто не знает, орган "Колчакии", ведающий лагерями и тюрьмами, назывался ГУМЗ - Главное управление мест заключений. Напоминает... известно что))

см.п.1-2. Здесь та же история, что и в первых двух пунктах. Егор Геннадьевич здесь ответил юзер voencomuezd. Но не мне.

4.Именно благодаря этой грубой манипуляции данная статья так шокирует и срывает покровы». Интересно знать: чем же я так умело манипулирую??? Тем, что не сведущий читатель не в состоянии отличать два подчеркнутых понятия? По меньшей мере странное и некорректное высказывание в мой адрес, Господин Редактор Инкогнито! Отсюда идет и все остальное: про то, что тюрьмы действительно не могли вместить 100 000 З/к одновременно (иначе лопнули бы по швам); забываем, господин редактор Инкогнито о том, что это за два года; не учитываем то, что от этой суммы необходимо отнять 30 000 красноармейцев, так и томившихся в концентрационных лагерях до освобождения войсками пятой Красной Армией в 1919 году. Так что если посмотреть, то получается уже по - другому: 70 000 разделить на два года = 35 000 в год. Учитывая то, что пик репрессий властей белой Сибири приходился на 1919 год, то порядка 45 000 человек прошло (а не сидело одновременно!!!) именно в этом году в пенитенциарных учреждениях Сибири. От этой цифры следует также отнять 8000 заключенных с Урала.

Смешение динамических и статических величин в прямом контекстном сравнении пенитенциарной статистики весьма грубая ошибка в компаративистике, которая формирует совершенно некорректное представление у читателя. Я рад, что автор совершенно четко артикулирует свою позицию,- количество единовременно сидящих в Сибири никогда и близко не приближалась к 100 тысячной отметке. Поэтому ставить статистические индексы прошедших через тюрьмы Западной Сибири при Колчаке в контекстный сравнительный ряд со статической величиной, сидевших в РСФСР, утверждая при этом о высокой репрессивности колчаковского режима,- категорически нельзя. На основе приведенных уважаемым автором цифр высокая репрессивность абсолютно не очевидна. Один из самых основных законов  исторической компаративистики ,- для корректного сравнения нужно приводить сопоставимые данные.  Этот фундаментальный принцип я и пытался отразить в своей заметке. И что, в последствии, в переписке и признал сам автор. Об этом ниже.

5.Пенитенциарная статистика никогда не бывает «замершей», особенно в 1918-1919 годах. Сведения о движении арестантов ГАРФ ф.р. 827 (который, Вы, видимо, не посмотрели) тому свидетельство. Часть арестованных – было освобождено, о чем есть информация в статье (см. стр.45 журнала); часть – переведена в другие тюрьмы, вт.ч в Александровский централ Иркутска (если Вы не знаете, то это уже Восточная Сибирь, а не Западная); часть – умерло; часть – расстреляли.(стр. 46-47 журнала).

Не вижу здесь никаких возражений на мою критику, поэтому этот пункт не комментирую, фиксирую утверждения, с которыми я не спорил и не спорю.

6.Статья ограничивается периодом 1918-1919 годов, так что все остальное, что Вы мне приписываете, господин редактор Инкогнито, является Вашей выдумкой и богатой фантазией.---

Не совсем так. Вот цитата из Вашей статьи,страница 47 “По данным ВЧК, в Советской России в конце 1918 г. в заключении содержалось 42 000 контрреволюционеров, шпионов, бандитов, спекулянтов, в том числе в тюрьмах – 22 000 и в концлагерях – менее 2 000 человек. В 1922 г. во всех местах заключения Советской России содержалось немногим больше 85 500 заключенных, вчисле которых осужденные за контрреволюцион-ные и другие государственные преступления составляли 7 400 человек [3], в то время как в 1918–1919 гг. численность заключенных в пенитенциар-ных учреждениях Западной Сибири составляла 100 000 человек.

Соответственно, во-первых, в статье прямым текстом говорится о данных тюремной системы РСФСР за 1922 год, поэтому все-таки Ваше утверждение о том, что статья ограничивается 1918-1919 неверно.

Во-вторых, в Вашем ответе опять приводится неправильная и заниженная цифра сидевших в тюрьмах РСФСР в 1922г.

В третьих, опять подчеркну фундаментальное,- в цитате количество единовременно сидящих в 1922г. в тюрьмах РСФСР(заниженное) абсолютно некорректно сопоставляется с количеством прошедших через тюрьмы Западной Сибири при Колчаке. О чем я, на мой взгляд, достаточно обстоятельно возразил автору, с опорой на документы советских пенитенциарных ведомств.

7.   Хотелось бы думать, что цифра в 100 000 заключенных, прошедших пенитенциарную систему Западной Сибири есть показатель репрессивности политического режима Колчака. (Или, Вы с этим поспорите?) Доказательство тому, - законодательные акты колчаковского режима, развязывающие руки карательному аппарату правительственных органов. Другое дело, что по сравнению с последующим периодом истории советской пенитенциарной системы, эти два года выглядят не столь уж кровавыми.---

Поспорю, уважаемый Егор Геннадьевич. Делать выводы о высокой репрессивности той или иной пенитенциарной системы на основе лишь одного параметра прошедших через тюрьмы, тем более объединяя их за два года, нельзя. Я вполне допускаю высокую репрессивность колчаковской  системы исполнения наказаний в качестве гипотезы, но это надо доказать. На основе приведенных Вами цифр это пока совсем не очевидно. Очевидно как раз обратное. Потому что если сравнить Ваши данные с аналогичными показателями советской системы,- последние окажутся намного выше. Ergo, вопрос нуждается в дальнейшем тщательном изучении. О чем я, собственно, подробно указал в своем разборе.

8. «Идеологический посыл подобной занятной трактовки репрессивной политики Сибирских белых правительств ясен,- белые в Сибири сажали и карали значительно больше, чем было принято думать, подполковник УФСИН Михеенков сорвал покровы и доказал, что репрессии Красных в гражданской войне, в сущности, няшные, и по сравнению с тоталитарной правой диктатурой Колчака смотрятся скромнее». Это Вы, господин редактор Инкогнито, явно погорячились! 85 000 сидельцев в Советской России к началу 1922 года – «няшные», выражаясь Вашим языком данные, – это чересчур!----

Вынужден опять Вас поправить.
Могу лишь опять процитировать свой текст,-

"Автор утверждает, что в 1922 г. во всех местах заключения Советской России "содержалось немногим больше 85 500 человек."

А что же было на самом деле?
В 1920 г. в лагерях ГУПРа содержалось 25 336 заключенных (без военнопленных гражданской войны)(ГА РФ Ф. 393. Оп. 13. Д. 1в. Л.112.),в учреждениях ЦКО — 47 863(Там же. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 2877. Л.177, 178.);на 1 января 1921 г. — соответственно, 51 158 (включая 24 400 военнопленных)( ГА РФ .Ф. 4042. Оп. 2. Д. 1. Л.71–75; Власть Советов. 1922. 1–2. С.41.) и 55 422(Тюремное дело в 1921 г. М., 1921. С.8.; на конец 1921 г. — 40 913 (на 1 декабря, включая военнопленных)( ГАРФ. Ф. 4042. Оп. 2. Д. 1. Л.71–75.) и 73 194 (на ноябрь)( Тюремное дело в 1921 г. М., 1921. С.8.)

Более того, в местах заключения системы ВЧК в конце 1921 г. — начале 1922 г. содержалось около 50 000 человек(ГАРФ. Ф. 4042. Оп. 4. Д. 1053. Л.17–19.)Цит.по Система исправительно-трудовых лагерей СССР. Составитель М. Б. Смирнов. Научные редакторы: Н. Г. Охотин, А. Б. Рогинский Москва, «Звенья», 1998.

Соответственно, для 1922г. у нас получается 40 913 заключенных системы ГУПР+73184 заключенных системы ЦКО+50 тысяч заключенных системы ВЧК.

164 тысячи человек для 1922г во всех местах заключения РСФСР. Итого, цифра приведенная для РСФСР автором занижена почти в два раза."

9.  Что же касается моей гражданской позиции, то считаю, что восстановление памятнику А.В.Колчаку на месте его расстрела в г.Иркутске – есть грубое издевательство над Российской историей, происходящее в угоду существующей в настоящее время политической парадигме. Поэтому нельзя забывать не только о сталинских репрессиях и лагерях принудительных работ в РСФСР 1919-1924 гг. с их античеловеческими условиями содержания, но и про репрессивно-карательный аппарат белых режимов Сибири и его реализации на практике, в частности, через призму функционирования пенитенциарной системы.

Я согласен с тем, что пенитенциарная политика Белых правительств нуждается в куда более тщательном изучении. Но выводы нужно делать крайне осторожно, особенно фундаментальные и обобщающие,- черезмерная поспешность в глобальных выводах может очень серьезно навредить. Надеюсь, мои критические замечания это подтверждают.

Итоги.
В заключение, хотел бы сказать несколько слов.
Если говорить с субъективных позиций, я всегда  очень ценю, когда тот или иной историк(и не только)  находит в себе честность и смелость признать публично свои ошибки, некорректную методологию или неточности в системе аргументации. Подобное случается в научной(и не только) среде очень не часто, обычно люди пытаются высокомерием, оскорблениями или демагогией подменить суть вопроса. Но, по моему глубокому убеждению, мы все заинтересованы прежде всего в истории и фактах, а не в переходах на личности и бессмысленных спорах.
Поэтому позиция Егора Геннадьевича, который вступил со мной в личную переписку и признал неточности в своей системе аргументации, представляется конструктивной и достойной уважения.

Вот что он мне пишет.
"Уважаемый Михаил Юрьевич! Рад Вашему ответу, поскольку исследователей, занимавшихся данной проблемой пенитенциарной системы очень мало в стране. В Сибири, - около 10 человек, при этом собственно СИСТЕМОЙ занимаются лишь трое, в том числе и я.
Что же касается неточностей в подсчетах при сравнении с РСФСР, - то безусловно, не такая уж "кровавость" режима Колчака очевидна.
Вместе с тем, спасибо за подсказку, что еще раз подчеркивает то, что все знать невозможно, а архивы ФСБ таят еще немало тайн.
Думаю, что в дальнейшем, возможно творческое сотрудничество между нами.
С уважением, Михеенков Е.Г."

Соответственно, я хочу публично извиниться перед Е.Г. Михеенковым за не слишком корректный тон моей критической заметки. Ни в коем разе не намеревался оскорблять автора,поясню откуда этот тон взялся. Я писал эту статью после долгих и эмоциональных обсуждений в сети.

Если  внимательно прочитать текст статьи, критика была направлена далеко не только на сам текст, содержащий ряд неточностей, но и на совсем неправильную интерпретацию  работы Е.Г.Михеенкова пользователями Живого Журнала, причем постоянная неправильная трактовка данных приобрела большие масштабы в обсуждениях. Отсюда и сарказм, что, безусловно,  не красит сам текст и о чем я сожалею.
С другой стороны , я рад, что мои замечания по фактологии, методологии и сути проблемы сопоставления пенитенциарной систем Западной Сибири и РСФСР показались Егору Геннадьевичу обоснованными.

Поэтому я  благодарю автора за способность учитывать конструктивную критику по сути и желание докопаться до истины.  Безусловно, если бы напечатал критический разбор на бумаге, то  убрал бы всю лишнюю эмоциональность из текста.

с уважением,

аспирант СПБ ИИ РАН Михаил Юрьевич Наконечный.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • За что можно было попасть в ИТЛ

    Мороженщица Дудя, говорите. Публикуется впервые. Источник: Государственный архив Российской Федерации. Ф.Р-9492 (Министерство юстиции СССР).

  • В этот день 6 лет назад

    Этот пост был опубликован 6 лет назад!

  • Монография об актировке

    Уважаемые читатели блога, хотелось бы обратиться к тем, у кого в семье были репрессированные родственники, прошедшие через структуры ГУЛАГа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

Recent Posts from This Journal

  • За что можно было попасть в ИТЛ

    Мороженщица Дудя, говорите. Публикуется впервые. Источник: Государственный архив Российской Федерации. Ф.Р-9492 (Министерство юстиции СССР).

  • В этот день 6 лет назад

    Этот пост был опубликован 6 лет назад!

  • Монография об актировке

    Уважаемые читатели блога, хотелось бы обратиться к тем, у кого в семье были репрессированные родственники, прошедшие через структуры ГУЛАГа…