corporatelie (corporatelie) wrote,
corporatelie
corporatelie

Category:

Концепция Ю.Жукова как ревизионизм и фальсификация истинных причин и хода репрессий 1937-1938гг.



В Интернете, среди более образованных сталинистов, очень любящих  мистические словосочетания “ВСЕ НА ДОКУМЕНТАХ!”  распространены cледующие неосталинские перепевы, в трафаретном виде они сводятся вот к чему,- мы,  наивные пост-советские граждане, даже не можем себе представить всю сложность и противоречивость устройства государственной власти в 30-е годы, это мы привыкли, благодоря мифам, насаженным через про-западные СМИ, считать Сталина Вождем и безраздельным владыкой с абсолютными властными полномочиями. А на самом деле, была партийная демократия и власть в СССР была сосредоточена в Пленуме ЦК, у секретарей обкмов, НКВД, но только не в Политбюро. А Сталин ведь формально не занимал никаких государственных постов до начала войны, полномочий никаких не имел. Был просто авторитетным партийцем и сам ничего толком не решал. То ли дело кровавые секретари обкомов! Вроде Эйхе или Хрущева!( О Сталине, “простом партийце”, можно почитать здесь,- http://corporatelie.livejournal.com/5378.html)


Автором этой концепции является достаточно широко известный в узких кругах, титулованный доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Николаевич Жуков, автора книги “Иной Сталин”, где он срывает покровы. Именно ему и ряду его сторонников принадлежат следующие любопытные идеи:

 а) в организации массовых репрессиях винит Эйхе и кровавых секретарей обкомов, но не Сталина, террор был не благодаря, а вопреки Сталину,- Сталин террор остановил, наказав виновных.

б) утверждает, что репрессии возникли как ответ партийной номенклатуры на инициативу Сталина ввести свободные независимые выборы и многопартийность и самое забавное,

в) что мы даже представить себе не можем какой сложной и комплексной была проблема концентрации власти в Сталинском СССР в 30-е, власть была де сконцентрирована в Пленуме ЦК, в полном соответствии с уставом ВКП(б).

Вот отрывок из интервью с Ю.Жуковым.

Вопрос: Не хватило сталинского авторитета(проводить решения)?
Ответ– Не было у него такого авторитета, когда принимается всё, что он ни скажет. Если это не касалось лично их, его предложения проходили. Если предложения Сталина затрагивали интересы «нового класса» – всё, гроб с музыкой, никаких решений...

Про Сталина доктор исторических наук говорит “ах хорошо бы и сейчас у нас во власти были такие люди”. Что показательно. Поскольку Жуков профессиональный историк, его построения выглядят убедительно, на первый взгляд, особенно если принять его мантру “Сталин хотел, но проклятые партократы вроде Эйхе!”.

Книги Жукова опасны тем, что их постоянно подают как нечто научное, где все “на стенограммах и документах.” Но на самом деле инновационная "теория" Жукова, по сути, пересказ ревизионистской концепции,возникшей на Западе в 1980-х годах, в отрыве от документальных источников.

Постараюсь доказать аргументировано, почему, к сожалению, концепция Жукова банальный ревизионизм и фальсификация.

Моя позиция такова(она совпадает с позицией большинства исследователей данной темы- О.Хлевнюка,Б.Израилова и др.)
Политбюро и Сталин сознательно поощряли:
а) невиданную массовость(санцкионирование всех оперативных приказов НКВД, выделение огромных финансовых средств на так называемые массовые операции)
Б) плановость, жестко контролируемую из центра
В) Беспрецедентную жестокость( узаконенные в Политбюро пытки и дознания, с применением физических методов воздействия, снятие ответственности со следователей)
Вот это нужно очень четко осознать.
Наверху ЗНАЛИ все то, что вылилось в миллионы поломанных людских судеб, но им было, вообщем-то, наплевать, и именно они и были последней инстанцией в запуске маховика репрессий.


 Доктор исторических наук Олег Хлевнюк в своей фундаментальной монографии «Хозяин. Сталин утверждение сталинской диктатуры» вполне четко обосновал современное, совсем не лестное, научное мнение о концепции Жукова: «Многочисленные документы полностью опровергают различные предположения о стихийности террора, об утрате центром контроля над ходом массовых репрессий, об особой роли региональных руководителей и каких-то мифических групп бюрократии в инициировании террора и т. п.

Начало этим теориям было положено так называемыми «ревизионистами» на Западе ещё в 1980-е гг., когда советские архивы были абсолютно закрыты, а сильно идеологизированные постулаты «официальной» западной историографии вызывали отторжение у молодых, склонных к эпатажу «бунтарей» из университетской среды. Под влиянием вновь открывшихся фактов эти западные историки в некоторой мере скорректировали свои позиции.

Одной из важнейших составляющих работы этого направления, в которой делается компромиссная попытка соединить априорные построения о стихийности террора и явно противоречащие им архивные свидетельства, является статья: Getty J. «Excesses are not permitted»: Мass Terror and Stаlinist Governance in the Late 1930s // The Russian Review. Vol. 61 (January 2002). Р. 113-138].

Однако старые заблуждения и выдумки в карикатурно-преувеличенном виде воспроизводятся и в современной России, правда, без упоминания своих предшественников – «ревизионистов» [Жуков Ю. Н. Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг. М., 2003]. Фантастические картины террора как результата противостояния Сталина-реформатора, стремившегося дать стране демократию, и своекорыстных партийных бюрократов-ортодоксов, всячески притеснявших вождя, основаны на многочисленных ошибках, сверхвольном обращении с источниками, а также игнорировании реальных фактов, не вписывающихся в придуманную схему
» .

"В литературе, посвященной Большому террору, долгое время в тени оставался тот факт, что одновременно с массовыми репрессиями проводилась широкомасштабная избирательная кампания по выборам в Верховный Совет СССР согласно только что принятой Конституции. Новым обращением к этой теме в российской историографии мы обязаны Ю.Н. Жукову, который не только написал о подготовке Конституции 1936 г., но и вслед за американским историком Д. Арч Гетти увидел в действиях И.В. Сталина намерение «провести первые выборы в Верховный Совет СССР как альтернативные, состязательные... ради мирной, бескровной —в ходе предвыборной борьбы, в ходе альтернативных, состязательных выборов, — смены власти».

В самом общем виде, по мнению Жукова, Сталин хотел «вообще отстранить партию от власти», но ему в этом помешали местные партийные секретари .
Выстраивая свою концепцию, Жуков представляет Сталина своеобразным “либералом” внутри ВКП(б) и обосновывает тезис о противостоянии ему местных секретарей.
Они якобы боялись лишиться постов в ходе выборов, потому и выступили инициаторами Большого террора."(
Из статьи к.и.н. И.В. Павловой 1937: выборы как мистификация, террор как реальность.(Вопросы Истории. 2003. № 10. С. 19—37.)

Такая трактовка событий 1937 года вызывает серьезные возражения в свете четко зафиксированных фактов сверхцентрализации власти в сталинском СССР . Позже я их постулирую подробнее.


Хрущев, и Эйхе на самом деле те еще живодеры. Крови невинной они пролили ой как немало, в репрессиях поучаствовали вполне активно и деятельно, и за это их следовало бы, безусловно, предать суду. Но Хрущев в эпоху Сталина лишь послушный исполнитель, один из многих,- достаточно посмотреть на должности того же Эйхе или Хрущева,- первые секретари обкомов.
Значит, в любом случае, как их ни кляни, их деятельность носила локальный характер и в масштабе всей страны репрессии развязать они не могли.

Не могли они себе сами миллионы рублей выделить, не могли учредить тройку во всесоюзном масштабе, да и расстрельные лимиты самостоятельно поднять тоже не могли.

Более подробно процедурах координации, одобрения и инициации массовых репрессий здесь,- http://corporatelie.livejournal.com/5378.html

"В архивах есть документы, которые позволяют проследить действительную, а не придуманную роль Сталина как в организации террора, так и в проведении избирательной кампании.
Что касается источников и архивных данных.
Нас прежде всего будут интересовать директивы Центра, которые рассылались в виде шифротелеграмм серии «Г» за подписями секретаря ЦК Сталина, секретаря Центральной избирательной комиссии Г.М. Маленкова и заведующего отделом партийной пропаганды и агитации ЦК А.И. Стецкого.
Особого внимания заслуживают речи и действия первого секретаря Западно-Сибирского крайкома ВКП(б) Р. Эйхе, которому Жуков отвел роль главного инициатора Большого террора. На основании записки Эйхе, поданной в Политбюро во время июньского пленума ЦК, в которой он описывал взрывоопасную, с его точки зрения, ситуацию с контрреволюционной преступностью в крае, Жуков сделал следующий вывод: «Шантажируя таким образом узкое руководство, Эйхе вынудил Политбюро утвердить 29 июня, в день закрытия пленума, нужное решение: образовать "тройку" в составе начальника УНКВД по Западносибирскому краю Миронова, краевого прокурора Баркова и его лично. Дать им возможность установить число лиц, подлежащих расстрелу, и сколько людей необходимо незамедлительно выслать из края
»
Из статьи к.и.н. И.В. Павловой 1937: выборы как мистификация, террор как реальность.
(Вопросы Истории. 2003. № 10. С. 19—37)

Итак, что нужно стразу для себя отметить,- это те формулировки(“требовал”,”шантажировал”,”вынудил”), которые применяет Жуков и которые, мягко говоря, совершенно не соответствуют реальной картине происходившего. В ангажированной исторической науке расстановка акцентов,- половина успешного воздействия на читателя.

Контр-аргументы против Жукова:

1.Есть два интересных свидетельства, которые выставляют Ю.Жукова в неприглядном свете,- С.А. Красильникова (Доктор исторических наук,заведующий сектором истории и социально-культурной работы Института истории Сибирского отделения Российской академии наук и В.Ю. Афиани , директор архива
Российской академии наук.
Так вот, они утверждают(cм. журнал "Вопросы Истории" № 10,2003 с.37) что им удалось проверить архивный шифр дела, на которое ссылается Жуков.
Записки Эйхе там НЕТ. Тем не менее, можно допустить существование этого документа и тот факт, что Красильников и Афиани просто не нашли нужный документ, но, учитывая подчиненное положение Эйхе в системе сталинской власти, а также другие его обращения в ЦК на имя Сталина, Ежова и др.(их я приведу тоже), невозможно представить себе, чтобы в подобной записке он «требовал», «шантажировал», «вынудил».

2.Не соответствует действительности утверждение Жукова, что Эйхе трижды “требовал” осенью 1934 г. во время хлебозаготовок «право единолично, бесконтрольно, без суда и следствия выносить смертные приговоры».
Напротив, документы свидетельствуют, что Эйхе получил это право от Центра по инициативе Молотова, который, побывав в Новосибирске и других районах края, 19 сентября 1934 г. отправил в Москву шифрованную телеграмму: «По примеру 1930 года предлагаю предоставить Эйхе право давать санкцию на высшую меру наказания в Западной Сибири в течение сентября—октября месяцев. Эйхе согласен. Жду ответа». В тот же день предложение Молотова было принято политбюро и оформлено как постановление ЦК от 19 сентября 1934 г., которое гласило: «Предоставить Эйхе право давать санкцию на высшую меру наказания в Западной Сибири в течение сентября и октября». Постановлением ЦК от 2 ноября эти полномочия Эйхе были продлены до 15 ноября, о чем Сталин сообщил ему лично в шифротелеграмме за своей подписью (Государственный архив Новосибирской области (ГАНО), ф. П-3, оп. 2, д. 595а, л. 11 — 13; д. 643а, л. 1, 2, 5; Сталинское политбюро в 30-е годы. Сб. док. М. 1995, с. 65).
Итак, что из этого следует? Из того, что Жуков СОЗНАТЕЛЬНО дает читателю некорректное представление о способе осуществления верховной власти в СССР. Молотов предложил Сталину НАДЕЛИТЬ Эйхе полномочиями, Эйхе СОГЛАШАЕТСЯ, а Сталин ОДОБРЯЕТ, а затем их ПРОДЛИВАЕТ. Никакого шантажа. Сама непосредственно инициатива исходит от Молотова.
Никаких требований. Дальше больше. Жуков просто игнорирует все четко зафиксированные факты сверхцентрализации(одобрение массовых операций НКВД Сталиным и ближайшим кругом сторонников).

3.За этот пункт выражаю особую благдарность юзеру all_decoded.
Решение Политбюро о проведении компании против антисоветских элементов Жуков связывает с инициативной запиской Эйхе. Та самая инициатива "среднего и высшего звена партаппарата". Но вот незадача, "записка до сих пор не найдена, но ее содержание можно реконструировать с большой достоверностью". Опора на документы, да ?
Далее такие термины : "скорее всего Эйхе попытался подтвердить и развить мысль", "вполне возможно Эйхе отметил в записке..." и "потому, как можно предположить". Перед нами образец исторического исследования, который нам представляют, как работу написанную исключительно на базе ДОКУМЕНТОВ И СТЕНОГРАММ ?
Далее. "Инициативная записка Эйхе оказалась тем камушком, который вызвал страшную горную лавину". Доказательств этого утверждения (ни путем цитирования документов ни стенограмм) не найдено.
Все доказательства формулируются так "трудно отказаться от предположения", "есть все основания полагать" и т.д. И в довершение "в пользу такого предположения говорит косвенный, но заслуживающий самого пристального внимания факт" : оказывается Сталин принял в своем кабинете в эти дни 9 первых секретарей обкомов партии... А далее образец исследования, построенного на "документах и стенограммах" : "Мы уже никогда не узнаем, о чем шла тогда речь. Однако нельзя исключить того, что эти встречи были опросом руководства по поводу записки Эйхе. Столь же вероятно, что все эти посетители...ультимативно требовали наделения всех первых секретарей теми же полномочиями, что уже обладал Эйхе..."
И вот, Анатолией Вассерман рекомендует это гадание на кофейной гуще, как заслуживающую внимания историческую литературу

Рассмотрим  следующее утверждение сталинистов-ревизионистов, инспирированные Ю.Жуковым,-

Вполне естественным считать пленум ЦК более властным органом, чем политбюро, уже хотя бы потому, что на нем политбюро избирается, перед пленумом политбюро отчитывается, а важнейшие решения политбюро пленумом утверждаются.

Итак,действительно, иерархия партийных органов, в соответствии с самым демократическим(в СССР вообще любили уставы делать максимально демократическими) строилась в следующем порядке: съезд партии, пленум ЦК, Политбюро ЦК, Оргбюро ЦК, Секретариат ЦК. На съезды и пленумы ЦК выносились важнейшие вопросы партийной политики. Но декларируемые красивые и справедливые принципы очень часто в истории человечества превращаются в выхолощенную внешнюю ширму и театр ритуала, а в СССР этим двоемыслием между декларируемым и действительным  были пропитаны все стороны жизни общества и данный разрыв ощущался особенно остро.


Фактология.

Как можно утверждать, вслед за Ю.ЖУковым, что фактическая власть была сосредоточена в Пленуме ЦК, если в 1937-1938 годы были арестованы 1108 из 1966 делегатов XVII съезда партии, большинство из которых расстреляно? Как фактическое сосредточие власти(по мифической версии) могло себя само уничтожать?
Такая же участь(расстрел) постигла 98 из 139 членов и кандидатов в члены Центрального Комитета ВКП(б), избранного на этом съезде. Только в 1937 году по инициативе Политбюро( без предварительного согласования с Президиумом ЦИК СССР, что грубейшим образом нарушало Устав и действуещее законодательство) арестовано 149 членов ЦИК. Более половины репрессированных членов и кандидатов в члены ЦК были подвергнуты групповым расстрелам. Двенадцать из них были расстреляны 30 октября 1937 года, семь - 27 ноября 1937 года, пять - 10 февраля 1938 года, девять - 28 июля 1938 года и семь - 25 и 26 февраля 1939 года. Из состава ЦК ВКП(б), избранного на XVII съезде партии, было репрессировано 44 члена ЦК и 53 кандидата в члены ЦК, покончили жизнь самоубийством 5 чел.

За период между XVII и XVIII съездами состав ЦК уменьшился на 108 человек или на 78 процентов(!)

Поразительным является то, как демократический ЦК сам себя расстреливал. Ситуация то близка к маразму, если прнять на веру  утверждение Ю.Жукова и эпигонов о некой демократии в рядах Пленума. Но расстреливало то прямыми(что уже у вменяемого правоведа должно вызвать законное возмущение) указаниями НКВД Политбюро во главе с лично всеми любимым Отцом Народов.

Из 139 членов и кандидатов в члены ЦК, избранных на XVII съезде, в 1936-1940 годах было, лично по инициативе Сталина и Политбюро(замечу!), репрессировано 98 человек, в том числе 44 (из 71) члена ЦК и 55 (из 68) кандидатов в члены ЦК.
И все это сопровождалось грубейшим нарушением устава партии, что я , надеюсь, показал выше. О какой демократии речь? О какой власти ЦК в 30-е можно говорить? Других объяснений таких анекдотических заявлений я не вижу.

Вот цитата сторонника Ю.Жукова:

Что касается, например, власти Политбюро - да, она была, ... но между Пленумами ЦК. Вполне естественным считать пленум более властным органом, чем политбюро, уже хотя бы потому, что на нем политбюро избирается, перед пленумом политбюро отчитывается, а важнейшие решения политбюро пленумом утверждаются.

Я не могу понять как с точки зрения элементарной логики соотносятся эти утверждения, приведенные выше, а также  заявления, что у Сталина не было достаточно авторитета и он отчитывался перед пленумом ЦК с этими фактами:
По формально действующему уставу партии съезды ее должны были созываться не реже одного раза в три года. Последний съезд был в марте 1939 года. Пленум ЦК не созывался более пяти лет (по уставу его обязаны были созывать раз в три месяца). Более того, по инициативе Сталина было пропущено более четырех сроков созыва съезда. За эти пять лет были приняты важнейшие международные и внутренние решения, находящиеся в исколючительной компетенции только съезда партии, а Сталин и не думал его созывать, грубейшим образом нарушая “самый демкоратический” действующий Устав ВКП(б).

Пленумы собирались, только вот походя сметая собственную законность и грубейшим образом нарушая устав,:
11, 14 и 18 марта 1946 г.
21 - 26 февраля 1947 г.
15 августа 1952 г.

Пленумы ЦК обязаны были созывать раз в три месяца, а на деле же их не созывали в течении долгих лет. Не созывался и сьезд партии,-как мы помним, его обязаны были созывать не реже, чем три раза в год. Разрыв в 13 лет(!).Даже если вычесть четыре года войны, когда действительно, было не до демократии,- остается 9 лет мирного времени.

А страной во время этих лакун комфортно правило Политбюро во главе с любимым Отцом Народов.Достаточно посмотреть стенограммы заседаний Политбюро и осознать какого уровня решения принимались в этом узком тесном кругу в мирное время и без согласования с вышестоящими инстанциями, чтобы понять где была сосредоточена фактическая власть.

Налицо узурпация властных полномочий нижестоящим и подчиненным органом Политбюро.

Итого,- Политбюро комфортно правит державой, не созывая ни пленума, ни сьезда, попутно расстреливая на 70% разлюбезное “сосредоточие власти”, по мнению некоторых ревизионстов. Это факты, очень упрямые факты, которые ну никак не сочетаются с руладами на тему о том, что власть была у Пленума и Сталин отчитывался перед ним. Да не созывал он его, хотя был обязан. А членов ЦК расстреливали в промышленных масштабах по инициативе Политбюро, которое формально ниже в иерархии, чем Пленум. Но вот незадача. "Фактическое Сосредоточие' было постреляно по инициативе подчиненного Политбюро, да и порядок созыва сьездов тем же, якобы нижестоящим, Политбюро неоднократно грубейшим образом нарушался.

 Еще фактология по превышению компетенции и нарушению устава ВКП(б).

Поскольку список кандидатов в члены ЦК, избранных на XVII съезде, составлялся в порядке получения большинства голосов, предлагалось избрать членами ЦК тех кандидатов, которые в этом списке занимали первые десять мест.

После выступления Сталина Хрущёв предложил, помимо десяти названных Сталиным лиц, перевести в члены ЦК ещё четырёх кандидатов, которые "проводят очень большую работу". После голосования предложений Сталина и Хрущёва вопрос о составе ЦК был объявлен рассмотренным.

На январском пленуме 1938 года было подтверждено исключение ещё 13 членов и кандидатов в члены ЦК, арестованных после октябрьского пленума. Большинство из них было исключено опросом 4-8 декабря 1937 года, причём в опросных листах Политбюро извещало об их аресте и просило членов ЦК "санкционировать" их вывод из ЦК и арест. В протоколе январского пленума эта "санкция" обосновывалась следующим образом:
На основании неопровержимых данных Политбюро ЦК ВКП(б) признало необходимым вывести из состава членов ЦК ВКП(б) и подвергнуть аресту, как врагов народа: Баумана, Бубнова, Булина, Межлаука, Рухимовича и Чернова... Иванова В. и Яковлева Я. ...Михайлова М.... и Рындина... Все эти лица признали себя виновными. Политбюро ЦК просит санкционировать вывод из ЦК ВКП(б) и арест поименованных лиц.
И.Сталин» (Архив ИМЛ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 630. Л. 54-56)
Еще и указание на арест от генсека(!) Партии(!)… опять проехались по самой справедливой сталинской конституции и УПК.


Оправдывая учинённую в 1937-1938 годах расправу над Центральным Комитетом, Молотов утверждал, что этот процесс происходил без формальных нарушений Устава партии и принципа демократического централизма. "Не было такого положения, чтобы меньшинство исключило большинство, - говорил он. - Это постепенно происходило. Семьдесят исключили 10-15 человек, потом 60 исключили ещё 15... По существу это привело к тому, что в составе ЦК осталось меньшинство из этого большинства... Такой постепенный, хотя и довольно быстрый процесс очищения путей.

Вопреки этим рассуждениям Молотова, в ходе "очищения путей", т. е. истребления большинства Центрального Комитета допускались и многочисленные формальные нарушения. В РЦХИДНИ сохранились многочисленные свидетельства нарушений провозглашаемых высоких принципов партийной демократии. Прежде всего это касалось оговоренной в резолюции процедуры исключения из партии: обсуждения данного вопроса на пленуме ЦК. Между тем такое разбирательство было проведено только в отношении Бухарина и Рыкова, дело которых рассматривалось на двух пленумах ЦК.


После февральско-мартовского пленума 1937 года грубейшим образом нарушавшие устав Партии, решения об исключении членов ЦК принимались в опросном порядке и утверждались списком. На трех пленумах (в июне и октябре 1937 года и в январе 1938 года) было cовершенно неправомерным способом и в нарушении устава исключено путем голосования списками 75 человек (36 членов и 39 кандидатов), т. е. более половины состава ЦК(РЦХИДНИ. Ф. 17. оп. 2. д. 630. л. 4). Многие из этих лиц к моменту голосования были арестованы.
На июньском пленуме было подтверждено исключение из ЦК восьми человек, арестованных в апреле-мае 1937 года. Помимо этого, в первый день работы пленума было исключено 26 человек, а в последующие дни - еще 5 человек.
Некоторые из исключенных были освобождены(опять таки нарушая устав и попирая провозглашаемый принцип партийной демократии) от своих должностей задолго до пленума (Чудов в июне 1936 года, Калманович в апреле 1937 года). Другие были арестованы за несколько дней до открытия пленума (Кубяк, Румянцев, Уншлихт) или во время его работы (Сулимов, Седельников, Струппе). РЦХИДНИ. Ф. 17. оп. 2. д. 631. л. 16) Небольшая часть исключенных формально оставалась на своих постах некоторое время после пленума. Лаврентьев был освобожден от должности в июле 1937 года, Любимов - в сентябре, Антипов - в январе 1938 года.

Во время работы следующего, октябрьского пленума ЦК, вопреки действующему уставу, был введен новый пропускной режим.( КПСС в резолюциях и решениях. Т. 2. М., 1970.)Т
Так, Бубнова и Затонского не пропустили в Кремль по их цековским удостоверениям. Дежуривший у входа работник НКВД заявил им, что установлен новый порядок: для присутствия на пленуме, кроме удостоверения, следует иметь еще особый талон. Бубнов вернулся в свой наркомат, где узнал из сообщения радио, что освобожден от должности как "не справившийся с работой" Потрясающая демократия…Власть так и сквозила в этом венце советского равноправного плюралистического пленума, не так ли? По РАДИО узнавать о собственном исключении, вопреки действующему уставу, где решения такого уровня ОБЯЗАНЫ были ратифицироваться только при условии личного присутствия на сьезде. Да уж…Демократия по сталински в действии.

Бубнов, кстатии, был исключен из партии и арестован в декабре 1937 года. Затонский вернулся на Украину, где был арестован в 1938 году.
Далее.
11 октября пленум ЦК рассмотрел вопрос об избирательной кампании по выборам в Верховный Совет СССР. На следующий день обсуждался второй пункт повестки дня: "О составе ЦК". Его обсуждение свелось к выступлению Сталина, который сообщил, что за период после июньского пленума "выбыло и арестовано" 8 членов и 16 кандидатов в члены ЦК. Очередное вопиющие нарушение устава. Превышение компетенции налицо.

На январском пленуме 1938 года было подтверждено исключение еще 13 членов и кандидатов в члены ЦК, арестованных после октябрьского пленума. Большинство из них было исключено, вопреки Уставу, опросом 4-8 декабря 1937 года, причем в опросных листах (!)Политбюро- ПРОШУ ЗАМЕТИТЬ(!) извещало об их (!)аресте(!) и просило членов ЦК (!)"санкционировать"(!) их вывод из ЦК и [b]арест.( РЦХИДНИ. Ф. 17. оп. 2. д. 634. л. 45)
На самом деле здесь опять нарушается все, что только можно нарушаться- и действующая Конституция, и УПК… Но как же так? Где же демократия? Где же, наконец, святая святых,- устав cамой демократической Партии, где у Сталина, как утверждает  Ю.Жуков, не было авторитета и “гроб с музыкой, никаких решений, как только затрагивались интересы нового класса?”


Из статьи к.и.н. И.В. Павловой 1937: выборы как мистификация, террор как реальность

Для того, чтобы по­нять, могли ли запланированные на декабрь 1937г. выборы в принципе при­вести к смене власти в СССР, как утверждает Жуков, необходимо ответить на вопрос, что собой представляла тогда реальная власть. Если исходить из понимания, что власть находилась в руках советов и их высшего органа Вер­ховного Совета (ранее ВЦИК), то легко вообразить, что в результате выборов могла произойти смена власти. Однако такое понимание далеко от дей­ствительности: оно не учитывает характера того механизма власти, который существовал тогда в СССР.

Основы этого механизма были заложены после захвата большевиками государственной власти в октябре 1917 г., когда становление нового государ­ства в России пошло по традиционному для нее пути централизации власти и подчинения мест этой власти. Свое оформление механизм новой власти полу­чил в ходе секретной партийно-государственной реформы 1922—1923 гг., су­тью которой была реализация политики «диктатуры партии». В результате воз­никло на редкость простое и архаичное устройство власти, не связанное ни законами, ни контролем партии, которая перестала быть партией и преврати­лась в ширму, прикрывающую и освящающую действия ее аппарата.

Хребет новой политической системы образовала иерархия партийных комитетов во главе с назначенными сверху секретарями. Одновременно про­изошло возвышение партийных комитетов над советами, что означало выхо­лащивание и фактическую ликвидацию Советской власти. Управление в со­ветах перешло сначала к их исполкомам, затем к президиумам исполкомов, и, наконец, сами президиумы исполкомов оказались в полном подчинении у партийных комитетов, фактически стали их тенью. В результате проведения политики «диктатуры партии» двойственность политической системы, со­хранявшаяся при Ленине, исчезла.

Возникла уже не партия-государство, а партийное государство, так как партийный аппарат «проглотил» государство и сам стал структурой власти. По типу иерархии партийных комитетов выстраивались иерархические струк­туры всех государственных организаций, и все они состояли под контролем партийных органов. Высшие органы партийного аппарата — политбюро, орг­бюро и секретариат ЦК — являлись официально признанной властью в СССР, но властью неконституционной, так как действовали вне Конституции. Об этих органах власти и их директивной государственной деятельности не было ни слова и в тексте Конституции 1936 года. Документы показывают, что и высшие органы партийного аппарата являлись прикрытием реальной власти фракционной группы Сталина, состав которой постоянно менялся («тройка», «семерка», «восьмерка», «девятка» и т.д.), но которая действовала как реальная власть уже с 1922, а не с 1937 года. Именно Сталин, приближая к себе в разное время того или иного члена своего окружения, принимал все политические решения, которые оформлялись как решения высших органов партийного аппарата, затем государственного в Центре и на местах.

(Вопросы Истории. 2003. № 10. С. 19—37.)

Цитата из уже цитировавшейся фундаментальной монографии Олега Хлевнюка:"«Получив практически все ключевые документы о массовых репрессиях 1937-1938 гг., мы имеем все основания рассматривать «Большой террор» как серию централизованных, спланированных и проводимых на основании решений Политбюро (фактически Сталина) массовых операций по уничтожению так называемых «антисоветских элементов» и «контрреволюционных национальных контингентов». Их целью была ликвидация «пятой колонны» в условиях обострения международной обстановки и нараставшей угрозы войны. Именно поэтому большая часть арестованных в 1937-1938 гг. (по меньше мере, около 700 тыс. человек) были расстреляны. Ни в один другой период советской истории  таких массовых расстрелов не было. Исключительная роль Сталина в организации этого всплеска не вызывает сомнений и абсолютно подтверждается всеми документами. Сформулируем мысль еще более определенно. Все, что известно сегодня о подготовке и проведении массовых операций 1937-1938гг., позволяет утверждать, что без приказов Сталина «Большого террора» просто не было бы, а массовые репрессии (несомненно, характерные для сталинской системы в целом) оставались бы на том «среднем» или «выше среднего» уровне, который наблюдался в середине 1930-х годов, а затем с 1939г. вплоть до смерти Сталина»

Итого, Ю.Жуков является автором научной фальсификации рангом повыше, чем пропаганда для леммингов вроде пыхаловской или мухинской, но фальсификация, сделанная умело остается фальсификацией, как бы искусно она не была бы создана и сколько бы документов в списке источников не приводилось.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 112 comments