corporatelie (corporatelie) wrote,
corporatelie
corporatelie

Category:

Пара любопытных цитат о предфевральской продовольственной ситуации

Вообще я не люблю принятую некоторыми историками и публицистами "игру в цитаты" из нарративных источников. При желании и должной доли интеллекта, вырванными из контекста цитатами оценочных суждений можно в реальности доказать буквально все что угодно, даже самые демагогические постулаты. Однако, с другой стороны, полностью открещиваться от цитирования тоже глупо. Порой "цитаты" совпадают с репрезентативной общей картиной и статистикой и просто иллюстрируют эту самую статистику/общую совокупность фактов.

Думаю, тем, кто хотя бы факультативно интересуется аграрной историей и проблемой продовольственной безопасности населения, давно известно, что в советской историографии "бедственное голодное положение широких и рабочих крестьянских масс Петрограда" определялось одной из фундаментальных причин Февральской революции. Поскольку сегодня я уже публиковал пост, где цитировал Марка Вишняка, а также проводил мысль о том, что в этой жизни все очень относительно и что любые оценочные суждения имеют смыл только при внятной системе координат, приведу, пожалуй еще пару цитат, показавшихся мне стоящим внимания на этот раз на тему как раз этого самого бедственного продовольственного положения.

Любопытны сентенции Вишняка о предфевральской ситуации в Российской Империи. Его признания интересны прежде всего тем, что это не заинтересованный в тенденциозном "обелении царизма"  "царский сатрап-реакционер", не "либеральный кадет", а самый что ни на есть эсер, левый и оппозиционный царскому режиму.


"Революции не ждали, хотя в катастрофическом положении страны были убеждены и не щадили самых мрачных красок для его изображения. В самом начале 17-го года Громан надумал дать моментальный снимок катастрофического продовольствования русских городов. Дать картину положения городского населения России на определенную дату имело, по мнению Громана, не только научный и исторический интерес, но и крупное политическое значение. Поставленная лицом к лицу с неопровержимыми фактами и цифрами, власть вынуждена будет признать, аргументировал Громан, что, если не будут немедленно приняты радикальные меры, русские города обречены на голод и вымирание.

Громану удалось убедить Астрова в полезности одновременного обследования городов. В спешном порядке разработали опросный лист, наметили объект обследования, составили группу анкетёров, снабдили их инструкцией и телеграфировали городским головам просьбу об оказании содействия. В половине января мы разъехались в разные стороны с наказом представить итоги обследования в десятидневный срок.
Мне поручено было совершить рейд в южном направлении. Я побывал в городских управах Курска, Симферополя, Ялты, опросил кого мог и кто был расположен беседовать, собрал печатные материалы и письменные доклады и вернулся обратно. Впечатление получилось тяжелое. Всюду выстраивались длинные очереди, терявшие часы в ожидании предметов первой необходимости, которые чаще обещали, нежели доставляли. Транспорт был не только расстроен, он был перегружен и истощен,- был, как тогда говорилось, в параличе. Остро ощущался недостаток в хлебе, муке, крупе, угле, керосине, даже в дровах. Все были утомлены и недовольны, жаловались на жизнь, на порядки, на межведомственные распри и соперничество. Но "вулкана", на котором мы, по убеждению статистиков и экономистов, будто бы сидели, я не заметил. Не было и той абсолютной "разрухи", о которой не переставали писать газеты.


Много лет спустя, возвращаясь мыслью к предфевральским дням уже из эмигрантского далека, М. А. Алданов заметил, что о "продовольственных затруднениях" как "причине революции" историку после 1920 г. писать "будет неловко". То же повторил позднее и другой историк С. П. Мельгунов ("Возрождение", No 12. 1950 г.). Это, конечно, не так. Это было бы так, если бы 1920-ый год предшествовал 1917-му. И фактически продовольственное положение пред революцией не было благополучным и не исчерпывалось одними "затруднениями", как это представляется на расстоянии десятилетий. И психологически "затруднения" производили такое "революционизирующее" впечатление именно потому, что будущее оставалось скрытым, и ничье воображение не могло себе представить, что печальное начало 17-го года - идиллия по сравнению с тем, что случится через 2-3 года."

Цит. по Вишняк М. В. Дань прошлому / М. В. Вишняк. – Нью-Йорк: Изд-во им.Чехова, 1953.

«Возвратившись домой из поездки по Норвегии, я сразу заметил разницу в настроении там и у нас: там маленькая Норвегия, хотя и не воюет, переживает больше горя, чем при войне- ничего почти нет, все дорого, а настроение куда бодрее, чем в этом ноющем Петрограде. Слава Богу, у нас еще есть и хлеб , и мясо, и цены не такие высокие, как там, а все заняты только вопросом об этом и обвиняют все окружающее , почему они не получают продовольствие и материалы так же легко, как до войны».

11 февраля 1917 года.
Из письма В. В. Горячковского, инженера-строитель Мурманской железной дороги.  Цит. по П. Бадмаев.За кулисами царизма. Воспоминания. Мемуары.  2004.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments