?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Докладная записка от 19 февраля 1934 г Г.Г.Ягоды В.М.Молотову о снабжении заключенных
corporatelie

Сканы оригинала в сети публикуются впервые. Сам документ публиковался на бумаге.

Как я уже неоднократно упоминал в предыдущих постах, заключенные и спецпоселенцы("контингенты" ГУЛАГа) в эру первых пятилеток в 1930-е гг. находились на самой низшей ступени жесточайше стратифицированной и в своем роде уникальной иерархии распределения материальных благ, характерных для советской экономики этого периода. Из-за голодной катастрофы 1932-1933 гг. и, в целом, кризисной ситуации в "народном хозяйстве" и без того скромные нормы вещевого и пайкового довольствия заключенных неоднократно урезались в начале 1930-х . По большому счету, контингенты ГУЛАГа перманентно годами находились в ситуации, когда часть из них не выводилась на работу "из-за раздетости и разутости"- именно так именовалась специальная графа в отчетности лагуправлений. Меж тем большая часть лагерей располагалась в климатических зонах с крайне неблагоприятным климатом. Соответственно,  постоянные "прорывы" в снабжении вещевым довольствием вызывали осенью и зимой массовые обморожения и простудные заболевания, что логично сказывалось на "святая святых"- его величестве производственном плане. За провал которого опять таки спрашивали с руководства лагерного комплекса. Ситуация усугублялась имманентными для пенитенциарной системы пороками- бюрократизмом отделов общего снабжения, неповоротливостью системы занаряживания и распределения, коррупцией и воровством низовой администрации.

Несмотря на отчаянные и неоднократные просьбы руководства главка в лице т.М.Бермана и даже лично зампреда ОГПУ Г.Ягоды об увеличении товарных и продовольственных фондов на снабжении заключенных  жестко экономили, что выражалось в постоянном сокращении отпускаемых на снабжение лагерников товарных фондов - такова была позиция других наркоматов и правительства.

Я уже публиковал характерные примеры этих просьб здесь Переписка ГУЛАГа ОГПУ-НКВД с правительственными органами по снабжению лагерей (1932-1935 гг.)

В данном посте представлена еще одна докладная записка из того же разряда.


Докладная записка заместителя председателя ОГПУ Г.Г.Ягоды председателю СНК СССР В.М.Молотову о недопустимости сокращения отпуска фондов снабжения заключенных
19 февраля 1934 г.

scan141976.jpg
scan141977.jpg


№ 50193
Председателю Совета Народных Комиссаров Союза ССР т. Молотову
Систематическая урезка отпуска лагерям ОГПУ вещевого довольствия и промтоваров по утвержденным фондам 1933 года, о чем я писал Вам 10 сентября 1933 г., 9 декабря 1933 г. и 31 декабря 1933 г.", создано крайнее напряжение со снабжением заключенных.
Перспективы удовлетворения потребности в этих предметах в 1934 году, складывающиеся с самого начала года, также не позволяют рассчитывать на улучшение положения, без Вашего личного вмешательства в это дело.
Годовой фонд хлопчатобумажной ткани, заявленный в размере 25 млн метров из расчета контингента в 500 тыс. человек, сокращен до 21 млн метров, несмотря на то, что фактическая численность лагерного контингента увеличилась и составляет уже теперь 547 тысяч человек.
Производство работ на открытом воздухе, тем более в тяжелых климатических условиях севера (БАМ, Ухта, Карелия и др.), возможно только при обеспечении работающих теплой валяной обувью.
Валенок, из расчета двухгодичного срока носки, на 1933/34 год лагеря должны были получить 500 тыс. пар. В 1933 г. в счет этого количества отпущено было 275 тыс. пар, а для 1934 г. вместо оставшихся к 225 тыс. пар утвержден отпуск только 75 тыс. пар.
Следует учесть при этом, что установленного двухгодичного срока носки валенки на деле не выдерживают. Тем более, что надлежащий ремонт их не может производиться, т.к. стелек, предусмотренных к отпуску по утвержденным фондам в количестве 1 млн пар, промышленность фактически не отпускает вовсе.
Буквально катастрофическое положение с валяной обувью могло бы быть смягчено при условии использования лагерями собственной шерсти, собираемой в овцеводческих хозяйствах лагерей. Однако, таких возможностей лагерям не предоставлено, и вся получаемая шерсть целиком сдается лагерями государству.
По промтоварам лагерям установлен фонд в 10,3 млн рублей (постановление Ком[итета] тов[арных] фонд[ов] № 25 от 21 января 1934 г.), против потребности ГУЛАГа при самом жестком подходе к кормам снабжения заключенных и вольнонаемных инженерно-технических работников — в 32,2 млн рублей.
Необходимо иметь в виду, что на территории лагерей никакой другой торгующей системы, кроме лагерной, нет.
Сокращение отпуска вещевого довольствия лагерям по утвержденным фондам 1933 года на 4 млн метров и урезка в снабжении в этом году и в том числе по первому кварталу, уже теперь имеет своим последствием невозможность использовать часть заключенных на работах по раздетости.
Без принятия неотложных мер к устранению отмеченного ненормального положения со снабжением лагерей это явление неминуемо получит дальнейшее распространение и, кроме того, вызовет различные заболевания.
Для предотвращения этого прошу:
Установить лагерям фонд хлопчатобумажной ткани в 25 млн метров, вместо утвержденных 21 млн метров.
Предложить отпустить лагерям в 1934 г. 225 тыс. пар валенок, вместо утвержденных 75 тыс. пар.
Освободить лагеря ОГПУ от сдачи государству шерсти, оставив ее для использования внутрилагерного хозяйства, с целью покрытия недостатка в валя¬ной обуви при износе ранее установленных сроков носки, а также в перчатках и варежках.
Предложить Комитету товарных фондов и регулирования торговли при СТО пересмотреть его постановление от 21 января т.г. № 25 и увеличить фонд 12-ти планируемых товаров для лагерей ОГПУ на 1934 год до суммы 32,2 млн рублей.
Зам. председателя ОГПУ Г.Ягода

Источник: ГА РФ. Ф. P-9414. On. 1. Д. 1913. Л. 18-18 об. Копия.



  • 1
У ГУЛАГа, конечно, была своя специфика, но эта записка сильно напоминает аналогичную переписку между Сталиным и его коллегами начала 1930-х годов по другим вопросам. Тогда многие ведомства пытались доказать высшему начальству, что без дополнительных ресурсов им не выполнить план, а Сталин с Молотовым пытались удержать хоть что-то в резерве (особенно валюту), что иногда приводило к довольно острым конфликтам, как в случае с Орджоникидзе/Куйбышевым или по вопросу о Рухимовиче.

Да если взглянуть на проблему шире и посмотреть материалы других "экономических" наркоматов, зависящих от централизованных фондовых поставок, то атмосфера, навеваемая запиской Ягоды, очень напоминает "челобитные" по всем административным уровням, действительно.

В некоторых ситуациях такие записки могли сказаться на карьере, особенно если высшее руководство решало сделать из такого "меньшевистского" отношения к делу пример. Вот, например, отрывок из письма Кагановича Сталину 1-го октября 1931-го года:

"Когда мы беседовали с [снятым наркомом путей сообщения] Рухимовичем, он опять повторял свое, что дело в материалах, в снабжении транспорта, а не в недостатках работы, что работников транспорта дезорганизует то, что им дают невыполнимый план в 60 т. вагонов. Это и есть тот самый меньшевиствующий скептицизм, о котором вы правильно писали." (http://istmat.info/node/32260)

На что Сталин отвечал 4-го октября:

"Рухимовича надо *снизить* [подчёркнуто Сталиным] и послать на внемосковскую работу по линии ВСНХ. Тогда все поймут, что ЦК не шутит и не болтает зря о генеральной линии. Поймут и подтянутся." (http://istmat.info/node/32263)

В результате Рухимович был сделан управляющим объединения "Кузбассуголь".

Спасибо, интересно. О Рухимовиче читал, но довольно давно.
В целом, это вполне вписывается в тот управленческий modus operandi, который существовал на самом верху в те годы. Можно еще вспомнить острейшую полемику по поводу снижения хлебо-мясо-заготовок аккурат перед и во время катастрофы 1932-1933 гг.

Тут ещё проблема в том, что Сталин часто менял курс. Он, бывало, прямо так и писал -- мол, ещё полгода назад это была правильная политика, а теперь она же неверная. Что наводит меня на мысль о том, что по крайней мере некоторые руководители среднего-высшего уровня такие записки могли предварительно зондировать, чтобы не разделить судьбы Рухимовича. Но это только догадки, так как никаких документов на эту тему я не припоминаю.

Edited at 2015-03-14 06:25 am (UTC)

Тут ещё проблема в том, что Сталин часто менял курс. Он, бывало, прямо так и писал -- мол, ещё полгода назад это была правильная политика, а теперь она же неверная---
Именно. По-моему, д.и.н. Е.Осокина в "За фасадом сталинского изобилия" очень грамотно и толково показала эти "колебания генеральной линии". По сути, Политбюро(иногда и сам Сталин) часто решали проблемы по мере их поступления(зачастую, сами создавая эти проблемы)- т.е политика часто строилась на каких-то ситуативных решениях в ближнесрочной перспективе.

Кстати, вы читали последнюю книгу О.Хлевнюка "Сталин. Жизнь одного вождя"?
Если читали - то какие у вас впечатления о ней?

Мне ее все никак не передадут(с автографом автора!:)). Поэтому пока не читал, увы. Но к Хлевнюку отношусь с искренним пиететом и уважением.

Вот цитата из статьи Хлевнюка, касающаяся "колебаний генеральной линии":

"Как и другие диктаторы, Сталин чрезвычайно полагался на свой дар предвидения и собственную непогрешимость. В политической практике это превращалось в чрезвычайное упрямство и крайнее отрицание компромиссов. Хотя есть основания говорить о двух разных «прагматизмах» Сталина – внутри и внешнеполитических, в целом высшие проявления сталинской гибкости можно охарактеризовать не более как «кризисный прагматизм». На ограниченные и непоследовательные уступки Сталин соглашался лишь после того, когда ситуация заходила практически в тупик и кризисные явления обострялись до опасных пределов. Именно в такие моменты в рамках «генеральной линии» реализовывались решения, объективно противостоящие самой «генеральной линии». Эти меры, как правило, были более эффективными и фактически спасали режим. Своей высшей точки преодоление системного кризиса несталинскими методами достигло после смерти диктатора. Наследники Сталина в считанные месяцы без особого труда отказались от многих крайностей сталинизма и, прежде всего, от его избыточной репрессивности и экономической авантюрности. Это придало системе новое качество, несмотря на то, что многие основополагающие ее элементы оставались прежними.
Исследования таких поворотов сталинского политического курса, колебаний между чрезвычайно разрушительными установками на форсированное строительство продуктообменного, казарменного по своей сути, социализма и более эффективной политикой «неонэповского» типа, колебания между жестким единоначалием диктатора и относительным рассредоточением административной практики и т.д. имеет принципиальное значение. Именно здесь находится ключ к пониманию таких важнейших проблем как уровень действенности и необходимости сталинской политики скачка в ее реальных проявлениях, соотношение принудительных и экономических методов поддержания дееспособности системы и т.д."

Справедливо. Хлевнюк держит марку.

"невыход на работу по раздетости" - лихо загнули!

Традиционный канцелярский оборот в отчетности для ГУЛАГа. Была даже спецграфа в некоторых отчетах, причем эта формулировка реально патриархальная- она появилась с первыми лагерями и просуществовала десятки лет.

  • 1