Справка ОГПУ о состоянии содержания арестованных в милицейских камерах от 22 февраля 1933 г.

Представленный документ еще никогда не публиковался полностью. Небольшие извлечения цитировались О.В.Хлевнюком. Цифровая копия также публикуется в сети впервые.

Документ важен тем, что проливает свет на практически неизученный сегмент советской пенитенциарной системы - так называемые 'камеры милиции предварительного содержания'. Историки-специалисты и широкая общественность слышали об исправительно-трудовых лагерях (том же Беломорканале), однако о камерах РКМ (Рабоче-крестьянской милиции) почти ничего неизвестно по сию пору.  Эти учреждения в начале 1930-х гг. не входили в ГУЛАГ ОГПУ и являлись структурной частью милицейской под-системы для содержания арестованных и подследственных.

По документу можно четко проследить последствия серьезного логистического кризиса в камерах милиции. Основная причина кризиса - провальное управленческое решение со стороны ГУИТУ (Главного управления исправительтно-трудовых учреждений НКЮ РСФСР) Тюремщики наркомата юстиции (не путать ГУИТУ с ГУЛАГом) в попытке 'оптимизировать' свое ведомство ликвидировали ряд так называемых домзаков (дом заключения, официальная категория мест лишения свооды, советский эвфемизм, обозначавший бывшие дореволюционные тюрьмы, поскольку слово 'тюрьма' в те годы считалось постыдным наследием царского режима).
Закрытие домзаков существенно сократило 'емкости' камер милиции. Параллельно в 1930-1933 гг. разворачивались репрессивные кампании, связанные с раскулачиванием, коллективизацией и  борьбой с 'расхищением социалистической собственности'. Цитируя директиву-инструкцию от 8 мая 1933 :'В ЦК и СНК имеются заявки на немедленное выселение из областей и краев около ста тысяч семей. В ЦК и СНК имеются сведения, из которых видно, что массовые беспорядочные аресты в деревне все еще продолжают существовать в практике наших работников. Арестовывают председатели колхозов и члены правлений колхозов. Арестовывают председатели сельсоветов и секретари ячеек. Арестовывают районные и краевые уполномоченные. Арестовывают все, кому только не лень и кто, собственно говоря, не имеет никакого права арестовывать. Не удивительно, что при таком разгуле практики арестов органы, имеющие право ареста, в том числе и органы ОГПУ, и особенно милиция, теряют чувство меры и зачастую производят аресты без всякого основания, действуя по правилу: сначала арестовать, а потом разобраться".

Иными словами, экспоненциональное усиление репрессий со стороны государства совпало с сокращением мест для содержания арестованных, инициированных тем же государством. Документ является показательным примером классической бюрократической раскоординации, когда каждое ведомство преследовало свои интересы и, условно говоря, правая рука не знала, что делает левая.

Результат был закономерен: экстремальное переполнение (на 200-400%, а в отдельных краях и областях на 600-800%), массовые побеги и смерти от голода в результате недостатка ресурсов и нарастающего общесоюзного голода 1932-1933 гг. Кризис в камерах милиции был одной из причин, вызвавших к жизни известную директиву-инструкцию ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О прекращении массовых выселений крестьян, упорядочении производства арестов и разгрузке мест заключения» от 8 мая 1933 г.

Справка ОГПУ СНК СССР о состоянии содержания арестованных в милицейских камерах предварительного содержания и предложение ОГПУ об упорядочении содержания следственно-заключенных от 22 февраля 1933 г.


Collapse )
Источник: Государственный архив Российской Федерации.Ф.Р-3316.Оп.64. (пока не публикую полный шифр).

Докладная записка работника отделения ИТР В.С. Шпека в ГУИТУ о расправах над судебно-ссыльными(1932)

Cкан документа публикуется в интернете впервые.  Документ выявлен С.А.Красильниковым.

Докладная записка работника отделения ИТР В.С. Шпека
руководству мест заключения о расправах над судебно-ссыльными
в Александровском районе Нарымского округа Западно-Сибирского края РСФСР от 7 января 1932 г.



Collapse )
7 января 1932 г.
ТОМСКОЙ ТРУДКОЛОНИИ с Д[омом]/З[аключения]. -
Копия: ОПЕРСЕКТОР ОГПУ [и] т. КРИВОШЕИНСКОМУ
ПРОКУРОРУ.
Начальника Инкинской группы
Колпашевского Межрайотделения
ИТР ШПЕКА Василия Сергеевича
ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА.
1932 года января 7 дня. с. Инкино.
Настоящей запиской хочу вкратце информировать Вас о тех зверски-нечеловеческих расправах с судебно-ссыльными в Александровском районе.
С мая по октябрь 1931 г . в Александровский р-н ЗСК было ввезено судебно-ссыльных уголовного элемента (рецидива) около 800 человек. Александровский район был не подготовлен к приему и охвату работы указанного количества прин[удительных] работников, т.к. летними работами с полной нагрузкой РОИТР мог охватить, как максимум, 150 от силы 200 человек.
Поэтому всех прибывающих ссыльных на пароходах просто напросто высаживали на берег[:] "живите и плодитесь". Часть была физически и материально крепких, организовались группами по 5-10 человек забирали крестьянские лодки и бежали водой вниз по Оби на город Тобольск, а другая часть менее физически и материально крепкая оставалась на месте, за отсутствием заработка им приходилось голодать, т.к. безработным РОИТР никакой помощи не оказывало и поэтому пошли случаи краж, которые с каждым днем увеличивались и увеличивались, в последствии не обворованным не осталось ни одного домохозяина. Административные органы района не приняли своевременно должных мер по устранению творящихся безобразий и на заявления гр-н коренного населения отвечали[:] "что мы можем сделать, веть нас мало, Вы помогайте нам ловить их и бейте". В последствии уголовные добрались и до ответработников района, забрались в квартиру секретаря Райкома ВКП-б тов. ПЕРЕПЕЛИЦИНА, забрав у последнего все штаны и рубахи. Последнему видимо не понутру он сразу единалично издал приказ собрать всех ссыльных и отправить на остров, как его называли "Остров смерти". В этот же вечер стали собирать всех коммунистов и комсомольцев и стали собирать ссыльных к месту отправки лодки. Ссыльные подчинились - собрались, а группа человек 9-10 не хотела ехать на "остров смерти" <и> спряталась на чердак одной избушки, то секретарь Райкома ВКП-б заставил одного комсомольца полезть на чердак и выгнать их оттуда, ссыльные не подчинились, комсомолец оттуда кричит: "тов. Перепелицин они не слазят, что делать!" то Перепелицин повелительно сказал: "забирай за шиворот и бросай их сюда прямо так, не мешки не лопнут, мать их растак", и ссыльные полетели с вышки один за одним кубарем, ударяясь о землю, кое как встают. Когда ссыльные были собраны их ссадили в лодки, подали мотор и увезли на остров, ана острове не было ни одного кустика и палки дров, поднялся холод, мороз, дождь, а ссыльные сидели раздетыми и голодными в течении 5-6 дней и не из чего было разложить костерб. Как они там плакали и рыдали слышно было на этом берегу. Когда их отправили на остров, то несколько человек ссыльных осталось в деревне или уклонились от сбора 5 человек ссыльных, живущих километра 4-5 от Александрова совершенно не знали, что их собирают <и> сидели себе у костров спокойно. Перепелицин как озлобленный зверь выстроил нас и сказал: "Давайте вооружитесь и идите, приберите к месту тех, которые остались на этой стороне, т.е. не поехали на остров". Группа комсомольцев ЖДАНОВ Ф.А., :ЛКОВв и ЗАГВОЗДИН пошли взяли в РУМ"е винтовки, я отказался, ушедшая вооруженная группа комсомольцев заметила, что горит костер и у него сидит пять человек ссыльных, комсомольцы предложили им следовать в деревню. Когда ссыльные пошли, то комсомольцы их взяли и расстреляли. После чего возвращаются домой комсомольцы, совершившие должное дело, им навстречу пападается уполномоченный ПП ОГПУ т. ДОХАЛАТОВ и начальник РУМ"а, спрашивают: "ну как ребята дела-то?". Комсомольцы победоносно отвечают: "пятерых прибрали". Уполномоченного и начальника заинтересовало, те их отвели к месту трупов своей кровожадной расправы. Уполномоченный ГПУ и нач. РУМ"а убедившись сказали[:] "вот молодцы ребята, только давайте возьмите лопаты и заройте их", что и было сделано. Мер же никаких со стороны уполномоченного ГПУ и начальника милиции принято не было.
После того, как увезенные уголовно-ссыльные просидели на острове суток 5-6 их привезли обратно и распустили по селу, ссыльные голодные 5-6 суток набросились на крестьянские огороды, стали воровать, резать скот и т.д. Одним словом население было терроризировано со стороны судимо-ссыльных, а адморганы района бездействовали и никаких мер к устранению указанного не принималось. Крестьяне видя, что милиция бездействует решили устроить ночную засаду и самосудом расправились с уголовным элементом.
В сентябре месяце не помню какого числа, ночь была ужасно темная[,] я был болен брюшным тифом, так часов в 10-11 вечера слышу поднялась стрельба и продолжалась густая перестрелка часа 2-3, я думал, что уже поднялось какое то восстание, утром узнаю, что это крестьяне расправлялись с уголовно-ссыльными и утром было поднято по огородам много трупов, сколько - точно я не знаю, но как мне сказывал уполномоченный Александровского УР т. КОШАРИН Г.И. что 18 человек, 4-х убитых я видел своими глазами, один был зарублен топором или лопатой, но еще живой, которого доставили в больницу, незнаю выздоровел он или нет, по фамилии ОРЕХОВ. Ну и вообще в Александровском районе было убито очень много, потому что то и дело слышишь там убили 3-х, там 4-х, там 5 и я лично беседовал с уполномоченным УР т. Кашариным, он мне как хороший приятель по секрету рассказал такую штуку, что где то в бору у плок (место ловли уток просека), было расстреляно 15 человек ссыльных, участие в расстреле принимали руководители района.
Несмотря на такую зверскую расплату[,] кровавые самосуды, убивание ссыльных поленами, загвоздин на пристани, голод и холод толкал уголовный мир на преступления, т.е. убой скота, кражи, грабежи не утихали, тогда районные организации решили организовать там закрытые конц-лагеря верст за 170-200 в бор по Назинской речке от Александровска, я был назначен начальником лагеря и вел подготовительную работу по изысканию одежды и обуви для ссыльных, которые были отправлены в лагерь. Когда я обошел торгово-заготовительные организации, узнал где, что можно достать из одежды и обуви и явился в Райком ВКП-б с информацией, что в Рыбтресте можно достать то-то, в Сибторге то-то, в Интеграле - то-то, в это время в Райкоме ВКП-б был начальник РОИТР т. Корзоватых С.О. и начальник РУМ"а тов. Кроилин И.В., то секретарь РК ВКП-б т. Перепелицин был возмущен тем, что я хочу одеть ссыльных и заявил, что [:"]Вы тов. ШПЕК неверно понимаете политику Правительства, вы думаете, что их сюда послали действительно исправляться? Нет товарищь мы должны здесь сделать так, чтобы к весне они все передохли, т.е. мы должны сделать такой маневр с одной стороны одеть, но одеть так, чтобы одетый пилил чурку и у чурки мерз, Вы видите, как отсюда к нам везут раздетых и высаживают на берег, а если бы правительство хотело их исправить, так их бы без нас одели".
Это подлинные слова секретаря Райкома ВКП-б тов. ПЕРЕПЕЛИЦИНА.
После этого я сразу же отказался ехать начальником лагеря, потому что выходит людей туда завозят, а я должен морить.
Прошу на основании вышеизложенного, хотя и с опозданием, но принять меры. -
С почтением - ШПЕК.
Копия верна: ст. инспектор КУИТУ - Масловский.
Источник: Государственный архив Новосибирской области. Ф. П-3. Оп. 2. Д. 361. Л. 1-3. Машинописная копия с копии, заверенная делопроизводителем Секретной части Сибкрайкома.
Впервые опубликовано: 1933 год: Назинская трагедия. Из истории земли Томской [документальное научное издание]. / Составитель С.А. Красильников. / Под ред. Б.П. Тренина. // Серия «Из истории земли Томской». — Томск, 2002.

Чем представленный документ примечателен, помимо несколько сюрреалистичного стиля, напоминающего причудливую смесь Платонова, Зощенко и Зозули?
Во-первых, институциональной аффиляцией автора, В.С.Шпека, и понадзорных ему ссыльных. Шпек не работник ГУЛАГа ОГПУ, а начальник отделения Инкинской группы Колпашевского Межрайотделения исправительно-трудовых работ НКЮ РСФСР. Пенитенциарная подсистема ГУИТУ НКЮ является самым плохо исследованным структурным элементом советской тюремной системы. Докладная показывает степень царившего на 'сибирском фронтире' произвола по отношению к сосланным по суду общеуголовным преступникам. Важно отметить, что упомянутые Шпеком смерти ссыльных не входят в данные, опубликованные В.Н. Земсковым. Статистика судебно-ссыльных (не путать со спецпереселенцами) изучена по сию пору из рук вон плохо.

Во-вторых, примечательна дата создания докладной записки. Шпек пишет о событиях 1931 года. Тем интереснее использование им словосочетания 'остров смерти'. Очевидно, это устоявшееся выражение было в ходу у местных жителей Нарымского округа Запсибкрая РСФСР как минимум за два года до Назинской катастрофы (весна-лето 1933 г.), когда 'островом смерти' назвали остров Назино на Оби. Записка Шпека однозначно свидетельствует, что 'островов смерти' в 1930-е на самом деле было несколько, но относительно широкую известность получил только один (Назино).

В-третьих, докладная содержит выразительные и подкупающие своей дегуманизирующей откровенностью цитаты местных партийных и советских работников. Шпек, назначенный начальником 'концлагеря' для судебно-ссыльных, вступил в пререкания с местной партийной властью в лице секретаря Алексанрдовского райкома ВКП(б) товарища Перепелицына.

Цитата из документа.
'секретарь РК ВКП-б т. Перепелицин был возмущен тем, что я хочу одеть ссыльных и заявил, что [:"]Вы тов. ШПЕК неверно понимаете политику Правительства, вы думаете, что их сюда послали действительно исправляться? Нет товарищь мы должны здесь сделать так, чтобы к весне они все передохли, т.е. мы должны сделать такой маневр с одной стороны одеть, но одеть так, чтобы одетый пилил чурку и у чурки мерз, Вы видите, как отсюда к нам везут раздетых и высаживают на берег, а если бы правительство хотело их исправить, так их бы без нас одели".

К чести Шпека, начальником лагеря для 'замора' людей он ехать отказался -'После этого я сразу же отказался ехать начальником лагеря, потому что выходит людей туда завозят, а я должен морить.'

Чем эти цитаты важны? С одной стороны, в историографии справедливо принято считать что центральные власти относились к ссыльным прежде всего как к дешевой рабочей силе. Соответственно, их массовая гибель не была выгодна Москве с прагматической точки зрения. Поэтому центр старался мотивировать периферию на 'сохранение физического состояния' ссыльных и даже иногда наказывал отдельных 'козлов отпущения' за произвол. С другой стороны, накал дегуманизирующей пропаганды был настолько силен, что отдельные представители местной власти (не все, конечно) вполне сознательно доходили до идеи физического уничтожения ссыльных через гибельные условия отбытия наказания. Секретарь райкома Перепелицын однозначно не был уникальным исключением.

Ср. цитату Перепелицына с другими похожими сентенциями в документах : 'Многие из хозяйственников (главным образом работники Ураллеса) и частично представители Комендантского Отдела и местной Соввласти на местах, не исключая партийцев, смотрели на переселенцев весьма часто как на мускульную силу, подлежащую безжалостной эксплоатации. Многочисленные случаи издевательств (нередко кончавшиеся убийством, смертью или же самоубийством спецпереселенцев) в некоторых районах Уралобласти стали рядовым явлением. Ряд хозяйственников на периферии открыто заявляют о том, что их политика преследует цель физического уничтожения спецпереселенцев. (Докладная записка руководителя комиссии ОГПУ Н. Демиденко помощнику начальника ОО ОГПУ Н.Г. Николаеву о «безобразиях» в использовании труда спецпереселенцев в Уральской области от 1931 г.)

'Все эти беспричинные издевательства в основном сводились к физическому истреблению переселенцев, что бесспорно подтвердилось показаниями десятников, некоторых комендантов и других лиц. Так, например, старший бригадир Ратушняк, член ВКП(б), избивая переселенцев, кричал: «Вас всех надо убить и уничтожить, а вместо вас скоро новых 80000 пришлют». Поселковый комендант Деев дал установку десятникам — бросать в воду работающих на сплаве переселенцев. По установке того же бригадира райкома Ратушняка и десятников, для спецпереселенцев заранее изготовлялись гробы, стоящие на виду у спецпереселенцев, и были случаи, что в гробы клали для погребения живых переселенцев. Такой случай имел место в апреле м-це с. г. на Самском лесоучастке, когда в гроб была положена обессиленная от истощения спецпереселенка. Был случай, когда был брошен в костер переселенец.
Особенными жестокостями отличались:
1. Бригадир Ратушняк, избивший всевозможными способами ряд спецпереселенцев, в результате чего переселенец Мартыненко умер в ар[естантском] помещении; насиловал женщин и девушек; произвел ряд ограблений переселенцев на дороге. Был вдохновителем десятников и бригадиров по избиению спецпереселенцев и говорил: «Переселенцев надо всех уничтожить». (Докладная записка оперуполномоченного ОО ПП ОГПУ по Уралу Кирюхина А. С. и начальника Областного комендантского отдела Баранова Н. Д.  о расследовании группового выступления спецпереселенцев Петропавлоского Леспромхоза Надеждинского района Уральской области от 13 мая 1931 г.)

Докладная записка инспекторов Наркомздрава и НКВД о расселении 'кулацких' семей в Севкрае (1930 г.)

Уже публиковал текст этого документа, но удалось сделать цветные фотографии оригинала.

Докладная записка старшего инспектора Наркомздрава РСФСР Ивицкого, старшего инспектора НКВД РСФСР Крижевского и начальника первого отдела штаба ВКС РСФСР Крылова в центральный аппарат Наркомздрава и НКВД о расселении 'кулацких' семей в Северном крае РСФСР от 20 марта 1930 г.

Collapse )

20 марта 1930 г. Совершенно секретно.
Копия: НКВД
Предварительное донесение
Ввиду необходимости принятия срочных мер считаем весьма важным сооб­щить краткие сведения об основных недостатках расселения кулацких се­мейств; полный доклад будет представлен после окончательного обследова­ния.
1. В начале организации пунктов расселения в Северном крае особое за­секречивание вопроса мешало достаточно полно использовать медицинские ор­ганизации и ближе привлечь к работе административный отдел, который при­способлен к этого рода деятельности.
2. Заселение городов: в Архангельске — до 24 тыс., в Вологде — около 20 тыс. чел., при развитии эпидемий неизбежно создает большую угрозу мест­ному населению и отрицательно повлияет на экспортные операции в Архан­гельске.
3. Отсутствие предварительного санитарного обследования вызвало по­ стройку бараков в явно нездоровых (низменных) местах: Коноша, Лепша...,во многих местах нет данных о качестве питьевой воды.
4. Следование эшелонов проходит по военным графикам с остановкой по­ездов для снабжения паровозов. В пути теплушки с переселенцами не обеспе­чены не только кипяченой, но подчас и сырой водой; отправление естествен­ных надобностей производится в ведрах.
5. Разгрузка эшелонов происходила недостаточно организованно — вещи сбрасывались в кучу, а лица расселялись по разным пунктам, таким образом зачастую вещи попадали в пункты, где не было их хозяев. Заселение бараков бывало беспланово — семьи с детьми поселялись у дверей или на верхних ярусах и т. д.
6. Некоторые пункты расселения в городах непригодны для житья («Бир­жевая ветка» в Архангельске), на периферии бараки совершенно не приспо­соблены для житья семьям с малыми детьми, с земли снег не убран, первые нары на земле (снегу), крыша просвечивает (положены не вплотную жерди,сверху еловые ветви и засыпаны мерзлой, осыпающейся землей). Крыша на­чинается от земли. Отопление недостаточное: две железных печи-времянки на барак при кубатуре в 720 куб. м или маленькие кирпичные печи, которые, по словам производителя работ, нагревают при топке только трубы. Полов нет, при таянии снега и земли неизбежно будет большая грязь.
7. Колоссальная скученность населения: на место в 1,5 м шириной, 1,25 вышиной и 2 м длиной размещается семья в 4 —5 человек. Во многих бараках (город) устроено до 5 ярусов, на периферийных бараках обычно 3, редко 4 яруса. В городских (церквях) внизу холодно, вверху душно (вентиляции почти нет), в бараках на периферии везде холодно.
8. Кухни при городских бараках далеко не везде имеются, на периферии пока нет совсем. Приготовление пищи происходит на открытом месте. Про­дукты, за редким исключением, не обобществлены. Мука в некоторых бара­ ках изъята, а выдача хлеба не налажена, у многих нет денег. Дети не имеют определенного пайка.
9. В городах население этих пунктов пользуется баней, но далеко не доста­точно, в Вологде за пользование баней, мылом и стрижкой взимается плата.На периферии бань нет. Особенно тяжелое положение маленьких детей: в ба­раках негде их мыть и нельзя было бы из-за холода. Матери боятся из-за хо­лода менять пеленки.
10. Дезинфекция одежды не производилась нигде. Вшивость колоссаль­ная. Не устроены дезинфекционные камеры даже простейшего типа (серничковые ямы).
11. Прачечных нет, белье моется только в городских пунктах и далеко не везде и не всеми. Сушка белья на дворе. Детские пеленки стирать негде. На периферии пока и индивидуально к мойке не приступали.
12. Сушилки для одежды рабочих нет, в бараках не высыхает, отсюда легко подвергаются простуде и обмораживанию ног (в Холмогорских бараках было 41 чел. среди взрослого рабочего населения с отмороженными ногами, у некоторых отморожение требовало хирургического вмешательства).
13. Уборных или нет, или устроены далеко от бараков (в городе). Кругом бараки загажены, и не принимались меры к очистке помойных ям.
14. Медицинского обслуживания недостаточно в городе, на периферии почти нет никакого. Пункты прикреплены к участкам, которые иногда отстоят на десятки километров. Много больных. Среди детей распространены: кок­люш, корь, скарлатина (больные скарлатиной пока изолируются). Много ро­жениц. Они принимаются в больницы, а другие их дети остаются без присмот­ра.
15. Наблюдение за общим санитарным состоянием проводится очень слабо, за недостатком санитарных врачей в бараке «Биржевая ветка» два детских трупа лежали больше суток среди живых на нарах в ожидании медицинского осмотра. В бараках грязь. Не налажено самообслуживание. Отсутствует на­ блюдение со стороны саннадзора за выполнением санитарных правил.
16. Трудоспособное население отправлено на работы к хозорганам, там на­ходится на одинаковых условиях с рабочими; живет в приспособленных бара­ках, получает нормальную пищу. Таким образом, вся тяжесть положения ло­жится на детей, женщин и стариков.
17. Моральное состояние населения пунктов тяжелое, жизнь их не урегу­лирована твердыми правилами, пока находятся всецело в зависимости от ко­мендантов. Не имеют представления о своей судьбе — разъяснительная работа не велась. Часто приходилось слышать: «Лучше бросьте в море, перебейте детей, чем морить медленной смертью» или «Ну, виноваты, а за что должны страдать маленькие дети», или «Брошу детей, сама убегу, куда глаза глядят»
и т. д.
18. Наряду с этим осужденные и содержащиеся в колониях НКВД, на 75 — 80% злостные кулаки, живут совершенно при иных условиях. Теплые сухие с полами бараки. Имеются сушилки. Есть бани с теплой раздевалкой.Горячая пища.
19. Среди высланных есть, по-видимому, много попавших случайно. При­ходилось слышать (хотя этим вопросом мы не занимались): «Платил 8 руб. в год налога, 3 сына — красноармейца и попал в кулаки», или «Муж работал долго на заводе, скопил денег, купил сети — и выслали».
Выводы
1. Северному краю угрожает развитие сильных эпидемий.
2. Архангельск стоит перед возможностью срыва экспортных операций.
3. Детское население *дает колоссальную смертность .
4. Работоспособность взрослых будет сильно подорвана.
5. В громадной части население может лечь бременем на государство и будет вымирать.
6. Постройка бараков велась недостаточно правильно и умело: за такие же почти деньги, при таком же количестве человеко-дней адмотдел отстраивает более подходящие бараки.
7. Санитарно-медицинской помощи недостаточно.
8. Нет координации действий, с одной стороны, между органами ОГПУ, адмотдел и исполкомом, с другой, между территориальным и транспортным
здравотделом.
9. Недостаточно осознается опасность для местного населения края при по­
явлении среди переселенцев эпидемических (тифы) заболеваний.

Предложения
1. Необходимо прислать в Архангельск особоуполномоченного от прави­ тельства работника для объединения всего дела.
2. Прислать достаточно врачей, среднего медперсонала из расчета один врач и четыре лекпома на 10 тыс. населения.
3. Приступить к разгрузке городов, и в особенности Архангельска, путем расселения в отдельных поселках или непосредственной отправки на постоян­
ные места жительства с предварительной санобработкой и карантином. По за­явлению начальника адмотдела края т. Клюковского возможность к расселе­нию в поселках имеется довольно реальная.
4. Принять меры к более благоприятному содержанию детей, по крайней мере, до 3 лет, хотя бы за счет уплотнения взрослого населения.
5. Наладить коллективное питание с выдачей неимущим хлеба, а для детей — продуктов детского питания.
6. Поставить решительный вопрос об организации кухонь, прачечных, дезокамер.
7. Проводить обязательные санитарные правила в бараках через само на­селение.
8. Отправить две санлетучки с дезокамерой и баней по линиями: Волог­да—Архангельск и Вятка—Котлас.
9. Разработать вопрос о порядке рассмотрения жалоб со стороны пересе­ленцев.
10. Необходимо создать политразъяснительную работу силами обществен­ных организаций в смысле ознакомления переселенцев с будущими перспек­тивами и настоящим положением.
11. Необходимо немедленно ликвидировать пункт при бывшем Пересыль­ном отделении исправтруддома в Вологде (см. прилагаемый акт обследова­ния).
12. Вывести детей из подвальных помещений церквей и монастыря в с. Прилуки.
Старший инспектор НКЗдрава Ивицкий
Старший инспектор НКВД Крижевский
Начальник 1 отдела штаба ВКС РСФСР Крылов
Источник: ГАРФ. Ф. 393. Оп. 43 а. Д. 1796. Л. 306-307. Подлинник. Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Т 65   1927—1939. Документы и материалы. В 5-ти тт. / Т. 2. Ноябрь 1929 — декабрь  1930 / Под ред. В.Данилова, Р.Маннинг, Л.Виолы. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000.

Шифротелеграмма секретаря Северного крайкома ВКП(б) С.А. Бергавинова (1930 г.)



Шифротелеграмма секретаря Северного крайкома ВКП(б) С.А. Бергавинова Л.М. Кагановичу «о возможности принятия к весне до 100 тысяч кулацких семейств южных районов»
Строго секретно
Снятие копий воспрещается
Из Архангельска
Москва ЦК ВКП(б) тов. Кагановичу
ОГПУ запросил Севкрай ГПУ о возможности принятия к весне до 100 тысяч кулацких семейств южных районов. Бюро Крайкома считает возможным к маю (у)а месяцу принять 50-70 тысяч семейств с расселением и постоянным жительством в отдельных районах края и докладывает ЦК свои соображения по этому вопросу:
1) До о[т]крытия навигации (конец мая) должны быть присланы только трудоспособные мужчины, которые в отведенных нами местах к лету подготовляют места постоянного жительства с семьями, семьи до навигации остаются на местах или ожидают в лагере ОГПУ, иначе нам придется для их доставки за сотни тысяч верст мобилизовать почти всех лошадей лесозаготовках, грузовых перевозках и тем сорвать лесоэкспортные заготовки. 2) Расселять намерены в ненаселенных районах группами, частично мало населенных, использовываем их в ряде районов, как рабочую силу, а в некоторых местах экономически осваиваем ими пустую приморскую полосу, где промысловую продукцию от них забираем на выработанных нами условиях. 3) Высылаемые должны захватить с собой минимальный инвентарь, топоры, пилы и тому подобное и, если возможно, на 5-10 хозяйств 1 лошадь, ибо им придется подвозить лес для застройки к месту жительства и вообще их лошади будут не вредны для края, если их на местах раскулачат до отказа (видимо так и будет). Не исключаем возможности минимуме (у) отпуск леса на застройки бесплатно. 4) На первый период дать им голодные нормы снабжения, ибо в местах предполагаемого заселения нет никаких рынков и населения, НКТорг должен это учесть. 5) ОГПУ должно помочь нашему ГПУ людьми специально для этой работы, ибо речь идет о пропуске в 2-3 месяца сотни тысяч народу. По разработке всего вопроса создана из состава Бюро тройка. Просим ЦК учесть эти соображения и ответить верны ли наши установки.
Бергавинов.
Внизу машинописью данные о времени расшифровки телеграммы и распечатке текста в 5 экземплярах шифровальщиком С. Паршиным.

Источник: АП РФ. Ф. 3. Оп. 30. Д. 193. Л. 4. Машинописный подлинник на бланке шифротелеграммы ЦК ВКП(б).
Опубликовано: Политбюро и крестьянство: Высылка, спецпоселение. 1930—1940 гг. Книга I. Москва.
РОССПЭН 2005. Cкан опубликован в 'Коммерсант наука' за март 2020 г.


О результатах работы Бергавинова и квалифицированных управленцев Севкрая, в том числе прямых последствий 'голодных норм снабжения', красноречиво свидетельствует следующая статистика.

Смертность выселенных крестьян в Северном крае с конца февраля по 1 декабря 1930 г.


Источник: Докладная записка ОГПУ от 9 февраля 1931 г. о высланных кулаках 2-й категории. Государственный архив Российской Федерации.Ф-Р.9414.Оп.1.Д.1943.Л.107.

Соответственно, с февраля 1930 г. по 1 декабря 1930 г. в Севкрае, под данным ОГПУ, из 126 095 человек умерло 21 213. Что составило 16,8% от общего количества выселенных. Фактически, менее чем за год в Севкрае из группы депортированных в более чем 120 тыс. человек погиб каждый шестой депортированный. В основном, дети.

Отрывок из доклада уполномоченного по Баксинскому району Новосибирского округа Ф.Ведрашко от 1930 г.

И еще один дабл-постинг. Следующий материал будет новым.

Помимо спецсводок, докладных записок и других секретных внутренних материалов из документооборота ОГПУ, документов наркомздрава, комендантского отдела НКВД РСФСР, большую ценность для изучения спецссылки и депортаций 1930-1931 гг. представляют сообщения так называемых уполномоченных по коллективизации- низовых функционеров советского аппарата, придававшихся оперативным группам "по раскулачиванию и выселению" на места.
Одним из самых выразительных памятников эпохи подобного рода можно назвать доклад уполномоченного по Баксинскому району Новосибирского округа Сибкрая коммуниста Ф.Ведрашко, непосредственно принимавшего участие в коллективизации и выселении крестьян в одном из сельсоветов Баксинского района зимой 1930 г., через который потоком шли подводы с "кулацкими" семьями. На мой взгляд, данный источник(вместе с письмом рабочего С.А. Иванова, опубликованным в предыдущем посте) можно смело ставить в один ряд со знаменитыми письмами М.А.Шолохова И.Сталину.
Источник был введен  в научный оборот впервые в небольших извлечениях сибирскими историками С.А. Папковым и С.А.Красильниковым. Мне удалось скопировать заключительную часть документа, которая еще никогда не публиковалась.

Отрывок из доклада уполномоченного по Баксинскому району Новосибирского округа Ф.Ведрашко от 1930 г.

Collapse )

Всякие попыти критиковать руководство районными работниками усматривается как попытки ослабить бешенный темп выявления кулаков и подрыва их авторитета и ослабление всех остальных мероприятий. Считая, что в момент выполнения всех директив вышестоящих парт. и соворганов не хватает и не может быть никакой критики, попытаемся критиковать, наклеют такой ярлык, что жутко станет жить и отпадет всякая охота к дальнейшей работе.
<...>
Высылка кулаков лечебно действует на проведение сплошной коллективизации. Это бесспорно. Но в тех с/советах и поселках, где до этого не было выявлено кулацких элементов, то сейчас при бешеном темпе выявления кулачества попадает очень много середняков, на что следует обратить особое серьезное внимание, т. е. отдельные середняцкие деревни очень сильно насторожились, так как они не гарантированы, что не подпадут в категорию лишенцев и высылке. Тем более актив деревни под сильным накачиванием райактива начинает ссориться с середняком, благодаря его упорности идти в коллектив или коммуну. Этот особо важный момент нужно серьезно учесть, иначе не на кого будет опереться в своей дальнейшей работе, несмотря, что батрацкий актив растет, но он очень слаб в своей идеологической классовой работе. Он работает до тех пор, пока ты с ними работаешь, а как только перестаешь, то этот актив быстро растворяется под влиянием чуждой пролетариату идеологии <...>

О кулаках и их выявлении.
Если во время хлебозаготовок 1929 г. по Баксинскому району было выявлено кулаков до этого ничтожное количество, то в настоящее время довыявлено их достаточно много. Привожу пример: по Старо-Атузинскому с/совету, во время хлебозаготовки не было ни одного кулака, за исключением двух дворов, обложенных индивидуально дополнительно по сдаче хлеба. В настоящее время, а особенно с представлением Баксинскому району 40 кулацких дворов на высылку, с этого момента начинается бешеный темп по выявлению кулачества, причем в течение нескольких дней по указанному выше Ст.-Атузинскому с/совету выявлено около двух десятков кулацких хозяйств, а этот темп продолжается и в дальнейшем. Несомненно, что в числе этих двух десятков найдутся 20 % кулаков-спекулянтов, торговцев, которые пять лет тому назад были кулаками, а в настоящее время являются середняками, а остальные являются сомнительными кулаками, а их считают кулаками по их идеологии и психологии.
В настоящее время все они лишены права голоса и их имущество взято на учет. Когда эти кандидатуры обсуждали на активе и в группе бедноты и составляли на каждого характеристику, то беднота подходила критически и осторожно, несмотря на это РИК и РК упрекали, что не довыявляем, и не давали достаточно характеристики, так как они зачастую судят о работе актива и уполномоченных по количеству довыявленных кулаков и числу коллективизированных дворов. Такое явление имеется и по другим сельсоветам.
28.11 с. г. мы подняли к отправке своих кулаков по Ст.-Атузинскому с/совету. В этом поселке около 70 дворов, откуда отправили трех кулаков, в том числе кулака Аникина Н. В этом поселке числилось 15 дворов единоличников, а остальные дворы все кумовья, родичи и родня. Все они провожали довольно торжественно и трогательно. Кровь бешено кипела во всех. У нас совершенно не было никакого оружия. Когда подвода тронулась, один из кулаков зашел в хату, схватил первую попавшуюся из шести икон и стал разбивать ее вдребезги. Это был самый жуткий момент отправки кулаков. Старики и старушки дрожали, что осенний пожелтевший лист. Хорошо, что обошлось благополучно. В это время из других районов стали стекаться вереницами сотни подвод с кулаками. Причем в Баксинском районе образовалась пробка. Отчасти по отсутствии помещения и прочей слабой подготовки. Ночью кулаки и их семьи ходили по крестьянским дворам и просили хлеба. При выезде из района 4 марта по дороге встречались десятки, сотни подвод, идущих по направлению к Пихтовке. 5 марта поднялась сильная пурга и, несмотря на это, кулацкие подводы были отправлены в дорогу, так как в некоторых деревнях скопилось до 500 подвод. В эту же ночь, ночуя в 10 верстах от Колывани, некоторые крестьяне рассказывали о жутких картинах, а некоторые женщины просто выражались "это жестокое зверство замораживать в такую погоду детей", говорили, что были даже похороны замороженных детей, отправляемых кулаков, а в некоторых санях лежали по 3-4 замороженных ребенка.
По остальным вопросам напишу дополнительно.

P.S. Участвуя беспрерывно в гражданской войне с 1917 по 1922 г. я не получил такого впечатления, как за эти два месяца моей работы в Баксинском районе по коллективизации и весенней с.-х. Кампании. Это настоящая социальная коренная революция в деревне, только в мирной обстановке.  Она ломает старый быт и старые традиции деревенского уклада и единоличного хозяйства, укоренившиеся веками. Эти традиции еще очень сильны и эта психология еще много дает себя чувствовать благодаря слабой культурно массовой просветительской работы и отсутствия кадров.
Заданные крестьянами вопросы во время докладов, бесед, разговоров.
Эти вопросы записаны в разное время в течении двух м-цев моей работы по с/с и его поселкам по вопросам коллективизации и подготовке к весенной посевной компании. Заданы эти вопросы середняками, бедняками, но только не активом села. Это очень характерно, поэтому считают нужным записывать некоторые из них- конечно далеко не все.
1.Как смотрит советская власть на крестьян?
2.Считает ли соввласть крестьян людьми?
3.Сможем ли мы жить без президента?
4.Какая разница между сплошной коллективизацией и крепостным правом?
5.Проводится ли в городе сплошная коллективизация и обобществление имущества городских жителей?
7.Верно ли всех отправляемых кулаков будут расстреливать?
8.Почему соввласть проводит сплошную коллективизацию?
9.Что будут делать с теми дворами, которые не пойдут в коллектив и коммуну?
10.Сколько у соввласти планов до двора?
11.Почему не выдают товара и мануфактуры за сданный лен и пушнину?
12.Имеет ли мужик право что-нибудь делать без разрешения или указания?
13.Может ли крестьянин продавать все и итти на заработки в город, если он от продажи своего хозяйства вырученные деньги заложит в сберкассу
14.Верно ли , что все государства идут войной на нас?
15.Верно ли, что всех религиозных будут лишать права голоса и имеет ли право религиозный молиться?
16.Верно ли, что все державы протестуют против уничтожения религии в СССР?
17.Может ли мужик высказывать свое мнение и не попадешь на карандаш под категорию кулака?
18.Все эти вопросы часто давались не по существу доклад. Они свидетельствую о той целине и отсутствии всякой культурной просветительной работе в данном районе.
В деревнях газеты выписывают многие, но 99%, их не читают ввиду того, что неграмотны. 90% населения, а классовый враг выпускает всякие нелепые слухи особенно где имеются сектанты, баптисты, евангелисты и пр.твари.
Ведрашко.Верно(подпись)
Источник: Государственный архив Новосибирской области.Ф.П-18.Оп.1.Д.813.Л.554-556.

Заявление ленинградского рабочего С.И.Иванова завкому завода им.Котлякова о положении спецссыльных

Уже публиковал как-то этот материал, но считаю что некоторые материалы можно и нужно дублировать, учитывая контекст.

Краткая предыстория публикуемого документа.

Рабочий одного из ленинградских заводов С.И. Иванов летом 1930 года отправился в отпуск в родные места(Тарский район Омского округа Сибирского края) .Так совпало, что именно эта территория стала одной из основных точек для принудительного расселения депортированных спецссыльных-раскулаченных крестьян. Пообщавшись с местными населением и объездив ряд сельсоветов, Иванов возвратился в Ленинград. Увиденное и услышанное, видимо, настолько поразило рабочего, что он решил обратиться в заводской комитет с заявлением. Это заявление, извлеченное из фондов ГАНО, публикуется ниже.

Определенно письмо Иванова вызвало некие последствия и о нем стало известно администрации Сибкрая, поскольку это  письмо отложилось в Государственном архиве Новосибирской области в фонде П-3(Западно-Сибирский краевой комитет ВКП(б)). Косвенно об этом свидетельствуют и подчеркивания в тексте. К сожалению, дальнейший путь письма по фонду не прослеживается. Само письмо полностью еще никогда не публиковалось ни на бумаге, ни в сети, сканы публикуются впервые.

Небольшое извлечение из источника впервые было опубликовано д.и.н. С.А.Папковым.

Collapse )

Монография о смертности в ГУЛАГе (и других пенитенциарных системах)

Искреннее спасибо за поздравления в предыдущем посте. Отвечу всем чуть позже, как немного разгребу свои насущные академические дела.

Если кто-то посчитает нужным поддержать меня в связи с окончанием диссертационного проекта вот реквизиты для добровольных пожервтований.





Карта Сбербанка: 5469510010551613

Paypal: nakonmik@gmail.com

Средства будут потрачены в том числе на конвертирование диссертации в монографию (расширение источниковой базы) и издание текста книгой, посвященной теме фальсификации статистики смертности в разных пенитенциарных системах - на английском и русском языках.

Как всегда — если Вы считаете что моя исследовательская деятельность заслуживает поддержки - большое спасибо, ну а на нет и суда нет.

Защитил докторскую

'There was once a little man called Niggle, who had a long journey to make.' (JRR Tolkien. Leaf by Niggle)

Несмотря на мрачную ситуацию в России и мире, хотелось бы поделиться личной и важной для меня новостью. 12 марта 2020 г. в All Souls College Оксфордского университета я успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора философии по истории (DPhil in history по оксфордскому жаргону или PhD в более общепринятой форме). Этот magnum opus, в который было вложено много сил, средств и времени, стал своеобразным рубежом моих многолетних штудий медицинской статистики ГУЛАГа (и других пенитенциарных систем). Читатели этого блога могли наблюдать процесс накопления источниковой базы в прямом эфире с 2009 года.

Моим внешним экзаменатором и оппонентом был профессор Марк Харрисон из университета Уорвика, экономический историк дореволюционной России и СССР (в России Харрисон больше известен как соавтор экономиста Андрея Маркевича из ВШЭ). В свою очередь, профессор Стивен Смит (Оксфорд), признанный специалист по истории Советского Союза и коммунистического Китая, любезно согласился на роль внутреннего экзаменатора от Оксфордского университета. После двухчасовой благожелательной, но серьезной дискуссии, мне была присуждена степень при условии внесений небольших изменений в текст.

Диссертация посвящена болезненной и политизированной теме — проблеме достоверности медицинских отчетов о смертности советских заключенных и трудармейцев в 1930-1955 гг. 

Collapse )

Умершие vs. бежавшие в статистике Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ-НКВД.

C подачи Виктора Николаевича Земскова (при всех его бесспорных заслугах) в отечественной историографии установилось некритическое отношение к сводной отчетности ОГПУ-НКВД. Если 'доархивный период' страдал чрезмерным, почти априорным доверием к нарративным источникам (мемуарам), то после 1989 г. многие историки эры 'архивной революции' пали жертвой своеобразного 'архивного фетишизма'. Ряд авторов (прежде всего упомянутый мной В.Н. Земсков, а также многие представители т.н. ведомственной историографии -Ю.Моруков и др.- стали абсолютизировать рассекреченную сводную статистику органов, выявленную в центральных архивах, при этом практически не работая с низовым уровнем в региональных архивах для перепроверки обобщающей отчетности Центра. В результате ряд системных факторов, влияющих на сбор и интерпретацию данных работниками периферии остался попросту проигнорирован.
В своем ответе на критику демографа С.Максудова В.Н. Земсков так обосновывал свое доверие к сводным цифрам Отдела по спецпоселенцам ГУЛАГа ОГПУ-НКВД : <...> По меркам того времени, качество учета было достаточно высоким, так как высланные кулаки фактически являлись поднадзорными, и их учет велся гораздо строже и скрупулезнее, чем в ряде случаев в отношении обычного гражданского населения<...>'Сотрудники ЗАГСов фактически не несли никакой ответственности за недоучет, а что касается комендантов спецпоселков, то за недоучет они могли подвергнуться не только служебному взысканию, но и обвинению в пособничестве «кулацкому элементу» с весьма неприятными для них последствиями. Коменданты спецпоселков были очень заинтересованы в том, чтобы никакого недоучета не наблюдалось'.
В одной из своих последних и - с моей точки зрения- слабых монографий 'Сталин и народ' Виктор Николаевич утверждает следующее : 'Относительно умерших в «кулацкой ссылке» в 1932-1940 годах имеется точная статистика - 389 521 человек' <...>К началу 1932 года на учете в «кулацкой ссылке» числилось свыше 1,3 млн спецпереселенцев, а было их направлено туда в 1930-1931 годах немногим более 1,8 млн. Следовательно, за 1930-1931 годы убыль составила около 0,5 млн человек. В документах нет указаний на то, из каких компонентов слагалась эта убыль. Конечно, не вызывает сомнений, что главными компонентами являлись побеги и смертность. Причем, как правило, на первом место по численности находились бежавшие, на втором - умершие'. (цит. по Сталин и народ. Почему не было восстания. М.: Алгоритм, 2014. 240 с. 12,6 п.л.)
Зафиксируем что для Земскова умершие и бежавшие - категории отдельные, не коррелирующие с друг другом. А страх наказания за предоставление недостоверных сведений, якобы, гарантировал полноту и надежность первичной статистики на местах.Однако, анализ демографических последствий той же Назинской трагедии 1933 г., где погибшие как раз являлись формально трудпоселенцами, позволяет скорректировать подобные утверждения.
.
Выписка из Приказа № 141 по Александро-Ваховской Уч. Комендатуре СИБЛАГа ОГПУ от 29 июня 1933 года.
§ 2.
Не оказавшихся на лицо при переучете т/п. нового контингента в количестве - 2809 человек из них мужчин - 2725 женщин - 84 с сего числа считать в бегах и исключить из списков Комендатуры, при чем из числа бежавших обнаружено трупов на острове - 455 и в тайге - 991.
Основание: Акты перерегистрации и сведения пос. Комендантов.
П/п Комендант Цепков
Выписка с подлинным верна : Делопроизводитель (подпись)
Источник: ГАНО. Ф. 7-П. Оп. 1. Д. 628. Л. 104. Опубликовано: Назинская трагедия. Серия: Из истории земли Томской. Документальное научное издание. Томск: Изд-во «Водолей», 2002. 220 с. (11,7 п.л.). Составитель д.и.н. С.А.Красильников.
Справка по данным учета трудпоселенцев Александро-Ваховской Участковой Ко­мендатуры СИБЛАГа ОГПУ на 20 сентября 1933 г.
на 20 сентября с/г. из числа прибывших 10289 деклассирован­ных:
Умерло 1877 человек
Бежало 3682 человека. Всего - 5559 человек.
Цифра бежавших не соответствует действительности т.к.
1) На поселках многих хоронили по простому счету без наличия на них установочных данных, а отсутствующих при поверках числи­ли в бегах.
2) Как видно из прилагаемой выписки из приказа № 141 по Уч. Комендатуре, громадное количество числившихся в бегах фактиче­ски умерло, причем указанные в приказе цифры обнаруженных тру­пов т/п. далеко не полны, т.к. и до последнего времени продолжают обнаруживат[ь]ся не учтенные трупы умерших т/п. Таким образом, учитывая состояние здоровья т/п.[,] дальность пути и непроходи­мость, отсутствие соответствующих припасов и т.п. надо сказать, что бежать если и удалось, то только единицам.
Уч. Комендант (Фролов)
б/Зав. Учета (Подпись неразборчива)
Источник: ГАНО. Ф. П-7. Оп. 1. Д. 628. Л. 144. Рукописный подлинник, подписи - автографы. Опубликовано: Назинская трагедия. Серия: Из истории земли Томской. Документальное научное издание. Томск: Изд-во «Водолей», 2002. 220 с. (11,7 п.л.). Составитель д.и.н. С.А.Красильников.
Итого - значительная часть формально зарегистрированных в качестве бежавших из Александро-Ваховской комендатуры СИБЛАГа
(тысячи человек) на самом деле погибла в тайге.
Вышеприведенные сведения подтверждают старый источниковедческий труизм - слепое доверие документам Центра без перекрестного сравнения с материалами низовых административных уровней может искажать оптику исследователя.

Клим Жуков и Колыма Дудя : в лагерях не расстреливали (с)

В лагерях не расстреливали(с) Клим Жуков в 'разборе' фильма Дудя о Колыме. Так держать.
Документ №1. Приказ А.П. Лепилова по управлению лагерей строительства Куйбышевских заводов с объявлением приговоров к высшей мере наказания - расстрелу - за отказ от работы от 17 ноября 1941 г.

Collapse )
НКВД СССР
17 ноября 1941
Ряд заключенных из рецидивистов не желая честно отбывать наказание в лагере и, тем самым, загладить свои преступления перед государством, злостно уклоняются от работы или вовсе отказываются работать, или, выходя на производство, скрываются, разжигают костры и не выполняют нормы.
Прокурором управления лагерей за злостные уклонения от работы в соответствие с законами военного времени преданы суду, а постоянной сессией Областного суда осуждены по ст. 58-14 УК к высшей мере наказания - расстрелу следующие заключенные:
1. Яковенко Илья Васильевич, отбывавший наказание на 1-м участке 1-го района
2. Михайлов Андрей Владимирович, отбывавший наказание на 1-м участке 2-го района
3. Выскубов Владимир Алексеевич, отбывавший наказание на 1-м участке 2-го района.
4. Ярыловец Григорий Федосеевич, отбывавший наказание на 1-м участке 3-го района
5. Крестовский Вадим Леонович, отбывавший наказание на 4-м участке 1-го района
6. Мишенев Виктор Васильевич, отбывавший наказание на 1-м участке 2-го района
7. Иванов Петр Васильевич, отбывавший наказание на Елшанском участке
8. Выстрелков Николай Петрович, отбывавший наказание на 1-м участке 2-го района
9. Пудцельвер Роман Германович, отбывавший наказание на 1-м участке 4-го района
10. Боростенко Сергей Михайлович, отбывавший наказание на 2-м участке 4-го района
11. Новожилов Николай Федорович, отбывавший наказание на 2-м участке 4-го района
12. Мижень Мирим Львович, отбывавший наказание на 6-м участке 1-го района
13. Камп Яков Эдуардович, отбывавший наказание на участке БТЭЦ
14. Титков Александр Федорович, отбывавший наказание на 1-м участке 4-го района
15. Бабков Александр Михайлович, отбывавший наказание на 1-м участке 4-го района.
Приговор лагерного суда в отношении всех вышеуказанных заключенных приведен в исполнение и осужденные РАССТРЕЛЯНЫ
Приказываю:
Объявить о расстреле осужденных за отказы от работы всему лагерному населению и предупредить, что впредь отказчики от работы или уклоняющиеся от работы будут немедленно арестовываться и наказываться по всей строгости законов военного времени.
Начальник Управления лагерей Строительства Куйбышевских заводов
НКВД СССР
Ст. майор госбезопасности (Лепилов)
Источник: Государственный архив Самарской области. Ф.-Р. 2064. Оп. 1. Д. 215.Л. 75-76. Машинопись. Подлинник. Автографы.
Опубликовано: Захарченко А.В., Репинецкий А.И.
СТРОГО СЕКРЕТНО, БЕЗЫМЯНЛАГ 1940-1946 (Документы, факты, суждения о Безымянских лагерях Особого Строительства НКВД СССР), Самара, 2006.


Документ №2.Фрагмент докладной записки по вопросу организации и деятельности лагерных судов по делам заключенных за подписью Зам.преда Спецколлегии Верховного Суда РСФСР Юргенса и Помощника Прокурора Республики Раусова от 15 июня 1936 г.


Ф.428 оп.3 д.23 л.11.jpg
Источник: Государственный архив Российской Федерации.Ф.А-428.Oп.3.Д.23.Л.11.

И мы еще даже не начали говорить про т.н. "Кашкетинские расстрелы" в Ухтпечлаге или работу тройки по Дальстрою и СевВостлагу (Колыме) в 1937-1938 гг.

Это, cкажем так, институциализированные, 'официальные' расстрелы. А были еще и такие.

Документ №3. Фрагмент письма прокурора СССР И.А.Акулова И.В.Сталину о нарушениях законности в лагерях от 4 июня 1934 г.
<...>

Анализ прошедших последнее время через Коллегию ОГПУ дел о работниках концлагерей показывает, что до сего времени имеют место в лагерях самочинные расстрелы, избиения арестованных, изнасилование заключенных женщин и другие тягчайшие преступления.

За последние 3 месяца через Коллегию ОГПУ прошло 130 таких дел; это свидетельствует о том, что преступность среди лагерной администрации велика и что мероприятия Главного управления лагерей ОГПУ не достигают цели.
Нередко низовая администрация лагерей, игнорируя приказы ОГПУ и исходя из принципа, что «все дозволено», бесчинствует и безобразничает, не встречая со стороны начальников лагерей должного отпора,
Ряд прошедших дел с достаточной очевидностью показывают, что со стороны руководства лагерями наблюдается вредное, явно примиренческое отношение к совершаемым низовым аппаратом преступлениям. Вместо внедрения в сознание низовых работников чувства величайшей ответственности за свои поступки, вместо глубокой политически-воспитательной работы наличествуют факты открытого смазывания серьезных преступлений, создается обстановка, благоприятствующая беззакониям, обстановка безнаказанности.

Приведем для иллюстрации дело нач]альн|ка участка Дмитлага АЛЕКСАНДРОВА, в распоряжении которого находилось несколько тысяч заключенных. Этот АЛЕКСАНДРОВ 4 мая 1934 г в присутствии группы заключенных и работников лагеря расстрелял заключенную женщину 20 лет, осужденную на 2 года за нарушение правил о паспортизации.
Поводом для расстрела послужила ругань заключенной и попытка ее ударить заключенного, исполнявшего обязанность старшего.

АЛЕКСАНДРОВ был предан суду Коллегии за убийство лишь по предложению Прокуратуры Союза в июне 1934 г., а руководство Восточного] р-на Дмитлага его своевременно не только не привлекло, но на другой день после убийства на митинге заключенных уполномоченный района объявил, что АЛЕКСАНДРОВ за правильное применение оружия представлен к награде.В этом же Дмитровском лагере стрелок в присутствии группы заключенных и колхозников расстрелял задержанного колхозниками беглеца заключенного. При чем расстрелял, несмотря на просьбы колхозников и беглеца не делать этого.
Начальник 3-го отд|ела| Хлебни конского р[айона] Дмитлага прекратил дело о стрелке по мотивам «повышенной нервозности стрелка». Впоследствии стрелок был Коллегией ОГПУ осужден к 10 г. лишения свободы.

В Свирлаге стрелок Дерко В присутствии 9-ти заключенных, н|ачальни|ка лагпункта и к|оманди|ра взвода расстрелял заключенного Марчини, отказавшегося следовать пешком на этап. Расстрел произведен в расстоянии 1/2 км от лагпункта. Управление Свирлага прекратило дело о стрелке, считая его действия правильными.

В поселке, на территории которого расположен лагерный пункт Бамлага, командир дивизиона ВОХРа и его адъютант ЛИЛОВ задержали двух местных рабочих и по дороге в милицию ЛИЛОВ одного из них убил без всяких оснований.
Несмотря на Привлечение к ответственности за убийство, ЛИЛОВ был назначен Командиром взвода ВОХРа и вновь в пьяном виде учинил дебош с оружием в руках.

Уполномоченный] 3-го отдела Дмитлага ШИЛКИН получил сведения о подготовке к побегу. Вместо того, чтобы предотвратить побег, ШИЛКИН через осведомителя дает указания, как лучше осуществить его, а в предполагаемом месте побега устраивает засаду, дав при этом политруку задание подобрать лучших стрелков. Обстрелянный беглец вернулся в барак, организатор побега ШИЛКИН обругал стрелков, допустивших возвращение беглеца и не расстрелявших его.
В том же Дмитровском лагере имели место возмутительные случаи расстрела с целью грабежа.
Группа стрелков ВОХРа и работники лагеря из заключенных на протяжении нескольких месяцев занимались провоцированием заключенных к побегу с целью последующего их убийства и грабежа.
Нужно отметить, что убийства заключенных за короткий отрезок времени не привлекло внимания руководства лагерей.
<...>

002_948224.jpg
Источник: Государственный архив Российской Федерации.Ф.Р-8131.Оп.37.Д.28.

Давно оставил несколько безблагодатную практику детального анализа сентенций неосталинистов за неимением времени. Но Клим Жуков в этом обличительном опусе наговорил такого сюрреаллистичного готтентотского ревизионизма по моей профильной теме, что по хорошему его опус нужно проанализировать детально - со сканами и ссылками. Но пока завален диссером.