Tags: 1935 г.

Шкала дифференцированного питания в ГУЛАГе как уникальный принцип

О 'шкале' я много писал, но не грех и повторить. Документ с каллоражем в Свирьлаге еще нигде не публиковался, как и фото письма Вышинского.

Если меня разбудить в ночи и спросить - 'Миша, что было новаторского и уникального в ГУЛАГе в плохом смысле по сравнению с другими тюремными системами?' Я без колбаний отвечу - т.н. шкала 'дифференцированного' питания. Основополагающий принцип этой необычной системы формирования пайков, появившего в 1929-1930 гг., сводился к следующему нюансу - количество калорий получаемых лагерником в день ставилось в непосредственную зависимость от выполнения производственных заданий.
Критически мыслящий скептик может возратить - ничего особенного в подобной системе выдачи довольствия не было. Вот, например, и до революции в тюрьмах существовали разнообразные типы пищевых раскладок и пайков - для работающих и не работающих, больных и т.д. Однако, дъявол, как всегда, в деталях.
В реальности, в уголовно-исполнительной системе СССР 1920-х или на царской каторге системообразующие принципы формирования пайкового довольствия были принципиально иными, чем в ГУЛАГе 1930-1953 гг. Прежде всего - отсуствовали 'понижающие коэффициенты' за невыполнение нормы. Иначе говоря, если царский каторжанин не делал т.н. 'урока' - у тюремщиков не существовало легального, официально одобренного Петербургом механизма урезать ему ежедневную хлебодачу на 400 г за провал работ. Арестант при старом режиме получал 'твердую', четко определенную пищевую норму (в теории). Данный вывод совершенно не означает, что на царской каторге вкусно и обильно кормили, выдавали положенное продовольствие везде и всегда полностью, и вообще было легко 'сидеть'. Но он означает, что законного способа спровоцировать появления дистрофиков в массовом количестве у администрации не было, а в ГУЛАГовских лагерях этот механизм наличиствовал и он был утвержден на самом верху в московском главке. И эта разница представляется мне крайне важной и существенной.
Предоставим слово бывшему заключенному ГУЛАГа:
"Рабочий день длился 10 часов, нормы выработки были установлены всесоюзные, но увеличен­ные на 25 % в соответствии с увеличенным рабочим днем. Копеечная пла­та зависела от выработки, но никого не интересовала; важнейшим был что от выработки зависело количество еды, которое причиталось получить завтра. За полную выработку выдавали 800 г хлеба, миску жидкой каши утром, баланду и кашу вечером, миску баланды днем. При невыполнении нормы количество еды существенно уменьшалось, доходя при 50 % выпол­нения нормы до 400 г хлеба и как-то урезанной нормы прочей еды, которая по своей питательности не многого стоила по сравнению с хлебом, бывшим главным, что могло поддержать силы. Все были ослаблены предыдущими испытаниями, не ели досыта уже давно, большинство (и я среди этого боль­шинства) не были натренированы в физической работе. Поэтому выполня­ющих нормы были только единицы — те, кто был поздоровее и посильнее от природы. Для прочих началось низвержение в голодный Гольфстрим, стремительное для слабосильных, вроде меня, и более плавное для тех, кто покрепче. Сегодня не выкопал 1,5—2 куба грунта, не вывез на тачке по хлипким доскам на нужное место метров за 100 эти примерно 3 тонны — завтра получишь только столько еды, что едва сможешь сделать половину нормы, и количество еды еще уменьшится. Виток сделан, ты приблизился ко дну и, сколько витков тебе еще осталось, не знаешь. У героев Эдгара По под руками оказалось что-то, за что можно было уцепиться, у нас ничего не было: все вокруг были так же голодны и слабы. Дни проходили в тяжелей­шей работе, от которой непрерывно болели все мускулы, ночи — в забытьи без сновидений, а чувство голода грозило стать единственным чувством — чувством, подавившим все остальные возможности эмоций."(Соллертинский В.Е.. «Куда Бог смотрит» — в 2-х частях. М/п копия 1984 г., Сосногорск, 243 стр


Источник: Государственный архив Российской Федерации.Ф.Р-9414.

На практике 'шкала' приводила к неизбежному истощению организма определенной части арестантов и появлению алиментарной дистрофии даже в казалось бы формально 'неголодные годы' . Например, к этому посту прикреплена выписка из неопубликованной ревизии Свирьского ИТЛ, извлеченная мной из Государственного архива РФ. Тут важно обратить внимание на два аспекта - на дату документа и на производственный профиль Свирьлага. Во-первых, документ от весны 1935 г., страна уже оправилась от катастрофического голода 1932-1933 гг., урожай 1934 г. был очень неплохим. Во-вторых, Свирьлаг - лагерь лесозаготовительный. Однако, мы видимо, что человек, не выполняющий норму на лесозаготовительных работах весной 1935 г. получал 1485 калорий в день. Человек на штрафной пайке - мизерные 896 калорий в день.
Любой мало мальски грамотный в вопросах энергозатрат человек должен понимать, что подобные жутковатые цифры означали на практике.
Если человека заставить рубить лес в течении 9-10 часов примитивными лучковыми пилами (а в ГУЛАГе было очень плохо с механизацией труда) и выдавать ему 1485 ккалорий в день, то он неизбежно за несколько недель станет либо инвалидом, либо дистрофиком, либо умрет. У него откажет эндокринная, нервная и пищеварительная система.
Норма в 1485 калорий даже ниже потребностей т.н. базального метаболизма (1500 ккал, в полном комнатном покое). Характерно, что даже те заключенные, которые норму перевыполняли получили только 3,000 калорий. Однако, на лесных работах энергозатраты достигают 5,000 калорий, соответственно, даже у рекордсменов наблюдался очевидный дефицит энергии.
"Центральный институт питания Наркомздрава СССР в лице зав. отделом физиологии профессора Молчановой 6 ноября 1942 г. дал следующее заключение о рационе питания военнопленных по существующим нормам и его влиянии на организм работающего:
«Такая калорийность (1945 кал.) может покрыть траты человека, находящегося в полном покое...
В настоящее время уже имеется достаточное количество клинических наблюдений, показывающих, что при длительном питании рационом с низким каллоражем возникает заболевание, получившее название алиментарной дистрофии...
Предлагаемый набор продуктов беден не только углеводами и жирами, но и витамином А, что может привести к поражениям слизистых дыхательных путей и к развитию куриной слепоты...
При тяжелой физической работе расстройство наступает значительно быстрее и часто бывает невозможно уловить те границы, при переходе через которые процесс становится необратимым.
Как минимум калорийности при тяжелой физической работе все же следует считать 3000 калорий, при легкой — 2400 и при так называемом комнатном покое — 2000 калорий»".
Как итог - совершенно закономерно, что смертность в Свирлаге в 1935 г. составила 9,68% в год (умер 3,887 человек). Этот показатель в среднем было где-то в 9-10 раз выше, чем у сопоставимых возрастов в свободном населении СССР.
Повторюсь, весной 1935 г. страна находилась на мирном этапе своего развития, не испытывала структурных проблем с наличием продовольствия, однако определенная часть лагерников Свирьлага под Ленинградом 'доходили' на 1400+ калорий за невыполнение нормы на лесных работах. И этот процесс являлся не произволом отдельных садистских начальников - как нас часто пытаются убедить 'объективные' сталинисты всяческих мастей, а именно следствием конкретного воплощения имманентного принципа функционирования самой лагерной системы, санцкионированного Москвой.
Интересна реакция прокуратуры на вымирание от голода заключенных Свирского ИТЛ.
28 мая 1936г. Прокурор СССР А. Я. Вышинский направил в СНК Союза ССР на имя В. М. Молотова совершенно секретное письмо № 191/лс:


Источник: Государственный архив Российской Федерации.
«Заместителем Начальника Главного Управления Исправительно-Трудовых Лагерей НКВД СССР т. ПЛИНЕРОМ 4/XII-1935 г. издан циркуляр № 43-446, которым установлены на 1936 г. нормы питания заключенных, содержащихся в лагерях.
Этим циркуляром вводится такой порядок, при котором совершение заключенным того или иного преступления, или отказ его от работы, или даже невыполнение им полной нормы выработки, влечет за собой перевод заключенного на крайне низкую, по существу, полуголодную норму питания.
Так, для следственных заключенных (привлеченных к ответственности за преступления, совершенные в лагере) и для заключенных, отказавшихся от работы, этим циркуляром предусматривается выдача хлеба не больше 300 грамм в день.
Для заключенных хотя бы и работающих, но выполняющих норму выработки меньше, чем на 75%, предусматривается выдача хлеба не больше 400 грамм в день.
Циркуляр ГУЛАГа, вводящий в качестве наказания за отказ от работы заключенного или за плохую работу заключенного лишение самого необходимого жизненного минимума питания, находится в резком противоречии с указаниями закона. Статьей 21 Положения об исправительно-трудовых лагерях от 7/IV-1930 г. (С.З. 1930 г. № 22, ст. 248) было установлено, что нормы пайков для заключенных, определяемые в зависимости от характера выполняемой ими работы, должны быть «во всяком случае не ниже необходимой калорийности». Об этом же говорит и статья 63 Исправительно-Трудового Кодекса РСФСР 1933 г., которая также предусматривает, что паек для лишенного свободы должен быть «достаточной калорийности и питательности».
На практике — нормы ГУЛАГа НКВД приводят к крайнему физическому истощению заключенных и к таким явлениям, — как это имеет место, например, в Свирлаге, где числится уже до 5000 слабосильных, не способных, по своему физическому состоянию к тяжелой работе заключенных, и где заключенные, побуждаемые голодом, подбирают отбросы из помойных ям.'

В ответ Генрих Ягода, зампред ОГПУ-НКВД, раздраженно парировал, что лагерники питаются хорошо, а система диффиренцированного питания полностью себя оправдала. Принцип выдачи пайков в зависимости от нормы выработки сохранился в лагерях на годы вперед.
P.S. Любопытно отметить: часть более менее здравых и рационально мыслящих лагерных начальников понимало, что если они до буквы будут исполнять требования инструкций по формированию пайков - заключенные вымрут или заболеют почти в полном составе. Следующий из массовой гибели 'рабгужсилы' неизбежный провал производственного плана сулил неприятные оргвыводы для лагеря как производственной единицы и карьерными последствиями для администрации. В результате я не раз и не два натыкался на прецеденты, когда местные лагерные начальники просто саботировали 'шкалу диффиренцированного питания' и подкармливали заключенных чуть больше положенного. Но, увы, далеко не все.

Сrimen laesae majestatis по пролетарски

Тема уголовных наказаний 'за слова' меня занимает давно.

Ниже читатель может ознакомиться с рядовым приговором специальной коллегии Ярославского областного суда прямиком из относительно 'вегетарианского' 1935 г.  Человек попал на 2 года в места лишения свободы за 'клеветнические антисоветские слухи, сопровождавшиеся пошлостями по адресу вождей'. В конце 1940-х и начале 1950-х за подобное (например, прованный портрет) могли дать и 5 лет.

Помимо всего прочего, данные материалы позволяют увидеть кто в реальности отбывал наказание в советской уголовно-исполнительной системе 1930-х. Довольно часто 'объективные' неосталинисты всяческих мастей и итераций угрюмо обобщают: в ГУЛАГе сидели сплошь насильники, грабители, бандиты, и убийцы. Отчасти, это правда, действительно сидели. Однако, дъявол как обычно в cтатистических деталях. Процент опасных преступников, совершивших тяжкие уголовные деяния в общем массиве заключенных никогда не был слишком значительным. Таких как Евдокия Тимофеевна Некрасова (58-10, так называемые  'болтуны', осужденные за антисоветскую агитацию) было в разы больше.

Вот данные из доклада зам.начальника ГУЛАГа Лепилова на 1940 г.
Осужденные за контрреволюционную деятельность — 28,7 % в том числе:
антисоветская агитация — 12,2%
вредительство — 1,7%
шпионаж, диверсии, террор, измена родине — 2,4%
правотроцкистская деятельность — 1,2%
Осужденные за особо опасные преступления против порядка управления — 5,4%
в том числе: бандитизм и разбой — 2,0%
За хулиганство, спекуляцию и прочие преступления против управления — 12,4%
За кражи — 9,7%
За должностные и хозяйственные преступления — 8,9%
За преступления против личности — 5,9%
<...>
ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 28. Лл. 1–124.

Об этом факте надо помнить, когда сферический Клим Жуков расскажет очередной 'объективный' эпос о том, что де в ГУЛАГе сидели в основном 'за дело' ужасные делинквенты-маньяки (Цитируя Жукова - "не более 1.5% были затронуты репрессиями, чаще всего, абсолютно справедливыми" (с)).


В этом неосталинисты неоригинальны и черпают линию ангажированной аргументации от самих лагерных управленцев. Допустим, заместитель начальника СИБЛАГа ОГПУ Иван Иванович Долгих в своих тенденциозных оправданих перед московским начальством пытался абсолютно всех депортированных, высаженных на одиозный остров Назино в 1933 г. выставить сборищем опасных уголовников. В реальности, на Назино оказались в том числе и беременные женщины, безрукие и безногие инвалиды, cлепые, психически больные и малолетние дети без родителей.

Документ публикуется впервые.

Приговор Специальной коллегии Ярославского областного суда по делу об антисоветской агитации Евдокии Тимофеевны Некрасовой от 4 декабря 1935 г.

К делу №1645 Копия.
П Р И Г О В О Р
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ (часть букв не читается)
4-го Декабря 1935 г. Спецколлегия Облсуда ИПО в г.Ярославле-здании Нарсуда в составе предcедательствующего КЛЕБАНСКОГО, членов коллегии АНИКЕЕВА и ДМИТРИЕВА при секретаре Голубевой, рассмотрев в закрытом судебном заседании дело по обвинению:
НЕКРАСОВОЙ Евдокии Тимофеевны – 1908 г. происходит из рабочих г.Ярославля, б.член ВКП(б) с 1930 г. исключена в связи с настоящим делом, с незаконченным ср.образованием, не замужняя , до ареста работала инструктором Союзпечати, не судимая, в совершении преступления предусмотренного ст.58-10 УК РСФСР.
Выслушав показания обвиняемой и свидетельницы, проверив материалы предварительного расследования Спецколлегия установила, что подс. НЕКРАСОВА будучи командирована в гор. Ленинград на курсы работников Союзпечати, среди слушателей курсов в январе с.г. распространяла клеветнические антисоветские слухи сопровождавшиеся с пошлостями по адресу вождей ВКП(б) (см.л.л, 13, 19).
Подс. НЕКРАСОВА виновной себя признала и содеянное доказано по ст.58-10 УК.
Руководствуясь ст.ст. 319 и 380(?) УПК Спецколлегия
П Р И Г О В О Р И Л А:
На основании ст.58-10 УК НЕКРАСОВУ Евдокию Тимофеевну подвергнуть мере наказания лишению свободы сроком на два (2) года с зачетом предварительного заключения с 3 августа 1935 г.
Меру пресечения оставить содержание под стражей.
Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Спецколлегию Верхсуда РСФСР в 72-х час. с момента вручения копии приговора осужденной.
Председательствующий – КЛЕБАНСКИЙ
Члены Коллегии- Аникеев и Дмитриев
Копия верна: Секретарь ОБЛСУДА (подпись) – КАЛИНИНА (?)

Источник:Государственный архив Ярославской области.

Приказ наркома ВД Союза ССР Г.Ягоды об исправленни недочетов в Темлаге НКВД (1935 г.)

И очередной яркий пример "циркулярно-приказного творчества" центрального аппарата НКВД от 1935 г. касательно упоминаемого в предыдущих двух постах лесозаготовительного мордовского Темниковского лагеря. Вообще, с моей точки зрения, корректно интерпретировать подобные материалы Центра могут, к сожалению, далеко не все историки- особенно данная закономерность касается ведомственных исследователей ФСИН, которые, в основном, работают с архивными массивами центрального управления лагерной системы в ГА РФе. Потенциальная опасность здесь кроется в наивной некритической идеализации таких приказов- не раз, не два и не три на просторах сети и даже в серьезной исторической литературе натыкаешься на  несколько умилительное восхищение требовательной заботой Ягоды о быте заключенных, суровым негодованием Бермана, вызванным "перегибами" и "разложившимися  низовыми негодяями-администраторами", гуманистическим состраданием Плинера к нуждам лагерников и т.д. И это при смертности в том же Темлаге в 1935г. в 11% от среднегодового состава заключенных.

Фокус, на мой взгляд, в том, что такие вот приказы, подобно тому, который опубликован ниже, очень опрометчиво вырывать из контекста и делать на их основе далекоидущие обобщения без достаточного  фактического основания.  Ни один управленческий/менеджерский сегмент в любой сложносоставной крупной системе (в том числе и такой специфичный как лагерный) не будет в своих указаниях и циркулярах требовать "развалить/уничтожить/сделать хуже/ никого не наказывать/позволять воровать" и т.д.  Сказанное касается далеко не только советской модели управления, но и многих других- подобный modus operandi позволял и самому центральному аппарату выглядеть лучше, чем он был на самом деле, сваливая часть ответственности за "прорывы" на "нерадивых исполнителей на местах". Я уже писал о том, что если сделать анализ репрезентативной выборки приказов и циркуляров ГУЛАГа/НКВД за 1930-1955 гг. самым популярным словосочетанием в нем будет "Несмотря на ряд моих предыдущих категорических указаний".  Центр сыпал грозными приказами, которые в реальности были половинчатыми и неэффективными. Как весьма точно заметил д.и.н. А.Репинецкий в своей публикации о Безымянлаге : "<...> пороки лагерной системы проявлялись вновь из года в год. Уничтожить их оказалось невозможным, поскольку для этого потребовалось бы полностью изменить среду обитания, на которой они произрастали - т.е. сам ГУЛАГ." Любопытно, что с современным историком соглашался сам генеральный комиссар государственной безопасности Генрих Ягода. В одном из приказов он патетически восклицал:"устанавливается, что в лагерях в вопросах организации производства и быта лагерников, использования и расстановки рабочей силы, организации охраны и борьбы с побегами, — повторяются одни и те же недочеты и непорядки. Вместо того, чтобы при организации новых лагерей были учтены и избегнуты недочеты, имевшие место при организация лагерей в предыдущие годы, — одни и те же непорядки повторяются из года в год".

Что мне здесь кажется предельно важным.
Обязательно, помимо собственно самого подзаконного акта, который фиксирует официальную(или даже официозную) интенцию в данный конкретный момент времени для более объективного взгляда на описываемое в этом приказе явление следует проследить имплементацию/ воплощение этого приказа в жизнь.

Соответственно, если мы судим о ГУЛАГе только по материалам центра- мы на 100% получаем искажение нашей "оптики". Казалось бы, я постулирую очень банальные вещи, осознаваемые любым историком-студентом на втором курсе истфака, но фундаментальной проблемой и системным дефектом современного этапа историографии ГУЛАГа, в моих глазах, является почти тотальная закрытость местных лагерных архивов для "гражданских исследователей"- т.е., условно говоря, мы более менее неплохо знаем (хотя и со значительным оговорками) как работал ГУЛАГ-Центр , а вот ГУЛАГ-периферия, т.е. собственно реальную жизнь лагерных подразделений в тысячах километрах от Москвы представляем куда хуже. Безусловно, истинное лицо лагерной жизни весьма впечатляюще проглядывает даже в приказах ЦА ГУЛАГа, и тем более в материалах оперчекотделов и прокурорского сектора по надзору за местами лишения свободы, но исполинские массы документов конкретных лагуправлений так и продолжают пылиться под замком в ведомственных архивах и "низовой-средний" уровень лагерной системы (в том числе феномен сбора и составления статистики уголовно-исполнительного комплекса) историки на 2016 г. (за редким исключением вроде Безымянлага, СевВостЛага, Ухтпечлага и ряда других ИТЛ) представляют себе крайне смутно.

Публикуется впервые.

Приказ Народного комиссариата внутренних дел Союза СССР №86 о выявленных недочетах в Темниковском лагере НКВД и о принятии мер к улучшению работ от 17 апреля 1935 г.


Collapse )
Источник: ГА РФ.Ф.9401.Оп.1а.(не публикую полный шифр).

Порядок перевозки особо опасных государственных преступников от 1935 г.

Публикуется впервые.

Порядок перевозки особо опасных государственных преступников, направляемых по линии отделов Главного управления государственной безопасности и заключенных из лагерей, напрявляемых по линии ГУЛАГа НКВД (дополнение к инструкции, приложенной к приказу НКВД №00404 за 1935 г.)



Collapse )

Источник: ГА РФ.Ф.9401.Оп.1а.Д.9.Л.78-79 об.

Приказ наркома ВД Союза ССР Г.Ягоды №00159 об агентурной работе в ИТЛ НКВД от 26 апреля 1935 г.

В кардинальном отличии от дореволюционной каторги и других мест заключения царской России, ГУЛАГ 1930-х превратился в статистически значимый, очень масштабный социальный фактор, где по аналогии с волей политической полицией насаждалась исполинская сеть осведомителей. Приведенный ниже документ хорошо иллюстрирует как народный комиссириат внутренних дел пытался регулировать работу с агентурой в ИТЛ НКВД.

Полностью публикуется впервые. Частично публиковался в шестом томе фундаментального сборника документов "История сталинского ГУЛАГа".

Приказ наркома внутренних дел Союза ССР Г.Ягоды №00159 об агентурной работе в исправительно-трудовых лагерях НКВД от 26 апреля 1935 г.

Collapse )



Источник: ГА РФ.Ф.9401.Оп.1а.Д.6.Л.25-27. Частично опубликовано: История сталинского Гулага. Конец 1920-х - первая половина 1950-х годов. Собрание документов в 7 томах. Том 6. Восстания, бунты и забастовки заключенных. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004.

Приказ НКВД №82 от 10 апреля 1935 г. о кадровых перестановках в Дмитлаге НКВД

Скан и транскрипция впервые опубликованы Алескандром Кокуриным.

Приказ народного комиссариата внутренних дел Союза ССР №82 от 10 апреля 1935 г. об отстранении от должности и аресте зам.нач.Дмитлага НКВД Барабанова В.А. и нач. КВО того же лагеря Филимонова М.В. и о назначении т.Горшкова А.А. заместителем начальника Дмитлага НКВД.


Источник: ГА РФ.Ф.9401.Оп1а.Д.8.Л.54. Транскрипция опубликована  А.Кокуриным и Ю.Моруковым в журнале "Свободная мысль".

Приказ наркома ВД СССР Г.Ягоды №155 о борьбе с хищениями и "промотами" в лагерях от 8 июня 1935 г.

Документ публикуется впервые.

Приказ Народного комиссара внутренних дел Союза ССР Г.Ягоды №155 о борьбе с хищениями и "промотами" в лагерях от 8 июня 1935 г.


Collapse )

Источник: ГА РФ.Ф.9401.Оп.1а.Д.8.Л.121-122.

Смертность в лагерях ГУЛАГа НКВД в 1935 г. по данным санитарного отдела

Период 1935-1936 гг. для лагерей ГУЛАГа НКВД СССР являлся временем относительной стабилизации и нормализации санитарной обстановки в лагерном комплексе.
Данный факт, конечно, не означает, что отбывать наказание в лагерях в это время было легко, но в тюремном мире любые оценочные суждения о "благополучии" очень эфемерны и условны.
К 1935 г. абсолютно экстремальная смертность первой половины 1930-х осталась позади. После гибели самых истощенных узников в голодные 1932-1933 гг., массовых "разгрузок"
(досрочного освобождения по болезни) пенитенциарных структур от инвалидов, а также поступления новых, еще не успевших "дойти" контингентов  коэффициенты смертности в большинстве лагерей к 1935 г. существенно снизились.

Представленные в посте документы еще никогда не публиковались полностью. Отдельные итоговые цифры впервые были введены в научный оборот В.Н. Земсковым.

Смертность в лагерях ГУЛАГа НКВД в 1935 г. по данным санитарного отдела


Collapse )

Источник: ГА РФ.Ф.9414.Оп.1.Д.2740.Л.26-27.

Всего в лагерях ГУЛАГа( без учета тюрем, колоний и спецпослений) в 1935 г. по данным САНО умерло 27 304 человека, что составило 3,6% от среднегодового состава заключенных ( в 1934-  4,28%, в 1933- 15%) . Данный средний коэффициент где-то в три с половиной раза превышал аналогичные индексы  у сопоставимой половозрастной когорты в свободном населении СССР этого периода. Реальная смертность, по данным УРО, была чуть выше.

Однако, как я уже неоднократно отмечал, ГУЛАГ был все-таки слишком масштабным явлением, чтобы всегда продуктивно характеризоваться средними величинами.
Поскольку условия содержания в лагерях очень сильно варьировались от одного лагуправления к другому полезно опуститься для анализа на микроуровень отдельных ИТЛ.

Например, даже в этот "стабильный" период Свирский и Темниковский лесозаготовительные лагеря демонстрировали аномально-высокую смертность.
Годовой индекс смертности в Свирьлаге и Темлаге 1935 года составил 9,68% и 11,3%, соответственно. Следовательно, в этих лагуправлениях за год погиб каждый десятый лагерник от среднегодового состава, данные коэффициенты были где-то в 9-10 раз выше, чем у сопоставимых возрастов на воле. Такая экстремально- высокая смертность объяснялась прежде всего производственным профилем данных лагерей. Работа на лесоповале почти единодушно и администрацией и самими заключенными признавалась самой изматывающей. Учитывая что работы по рубке леса производились почти без механизации, мускульной силой заключенных, а в лагерях в это время действовала шкала "дифференцированного питания" в соответствии с которой лагерникам урезали паек из-за невыполнения норм выработки, организм заключенных лесозаготовительных лагерей деградировал в разы быстрее, чем у узников, которым "посчастливилось" попасть в лагерь промышленного или сельскохозяйственного профиля.

Наиболее благополучная санитарная ситуация cкладывалась в Сарлаге, Ухтпечлаге, Прорвлаге, ББК и Дальлаге, где смертность в 1935 г. была менее 2%, где-то в полтора раза превышая смертность в свободном населении СССР у сопоставимых возрастов. Более высокие коэффициенты демонстрировали Сазлаг, Дмитлаг, Ветлаг, Карлаг, Бамлаг и Сиблаг.

Приказ зам.наркома ВД СССР Г. Прокофьева №00356 о непорядках в Сибирском ИТЛ от 25 сентября 1935 г.

Публикуется впервые.

Своеобразный взгляд "cнизу" на бытовые и жилищные условия в том же ИТЛ примерно в то же время (но не в Мариинском, а в Юргинском отделении и Арлюкском лагпункте) может дать материал прокурорской проверки, опубликованный мной здесь.

Приказ заместителя наркома внутренних дел Союза ССР Г.Прокофьева №00356 о непорядках в Сибирском Исправительно-трудовом лагере НКВД от  25 сентярбя 1935 г.

IMG_6100.JPG

IMG_6104.JPG
Источник: ГА РФ.Ф.9401.Оп.1а.Д.6.Л.125-125 об.

Приказ наркома НКВД Г.Ягоды №208 от 8 июля 1935 г.

Публикуется впервые.

Приказ Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР Г.Ягоды №208 от 8 июля 1935 г. о результатах обследованияя тюрем и колоний Азово-Черноморского края.

IMG_5879.JPG
IMG_5883.JPG
Источник: ГА РФ.Ф.9401.

Пока не публикую полный шифр, поскльку планирую использовать данные материалы в публикациях на бумаге.